news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Марат Ганиев: «Это иллюзия, что мультфильмы предназначены только для детей»

О вредных иллюзиях и суррогатах в анимации, мультфильмах для детей и взрослых, «хулиганстве» в творчестве художников-мультипликаторов рассказал руководитель объединения «Татармультфильм» Марат Ганиев в интервью главному редактору «Татар-информа» Ринату Билалову.

Марат Ганиев: «Это иллюзия, что мультфильмы предназначены только для детей»
Марат Ганиев: «Первые мультфильмы мы делали так, как их делали в середине прошлого века. Технологии развивались, росло наше умение»
Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Татармультфильм» является в России лидером в области этнической анимации»

На сегодняшний день студия «Татармультфильм» произвела более 200 мультфильмов. Чем отличается первый мультфильм и, скажем, последние работы в творческом плане с точки зрения профессионального исполнения? Есть ли что-то, что отличает работы именно вашей студии?

В феврале 2023 года нам исполнилось ровно 13 лет. Тринадцать лет – подростковый возраст для человека. Да, действительно, за это время мы сделали более 200 мультфильмов. Однако 200 – это не просто цифра. За этим стоит динамика нашего роста. Первые мультфильмы мы делали так, как их делали в середине прошлого века: рисовали на бумаге, потом перерисовывали, накладывали, и так получался мультфильм. Технологии развивались, росло наше умение. Сейчас объединение «Татармультфильм» является в России лидером в области этнической анимации.

А кто еще делает анимацию, кроме Татарстана?

Башкортостан делает. Нужно сказать, что есть ряд республик, которым «Татармультфильм» помог сделать первый мультфильм или почти первые мультфильмы. Это Марий Эл, Чувашия, Удмуртия, Якутия. Мы помогли также некоторым малочисленным народам Севера, в частности на Сахалине мы сделали первый национальный мультфильм для нивхов.

На их языке?

Да. На нивхском языке. Это редкий, исчезающий язык.

«В феврале 2023 года нам исполнилось ровно 13 лет. За это время мы сделали более 200 мультфильмов»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Условие нашего успеха в том, что мы всё делаем сами»

Кто работает в компании? Кто аниматоры? Как решаете кадровые вопросы?

Команда состоит из более чем пятидесяти человек. Все они состоят в штате. Особенностью нашего объединения является тот факт, что мы не обращаемся или практически не обращаемся к внешним сотрудникам, фрилансерам. Условие нашего успеха в том, что мы все делаем сами, то есть мы контролируем весь производственный процесс. Это позволяет им гибко управлять.

Последний фильм, который вы сняли? Расскажите о нем.

Анимационный полнометражный фильм «Әлдермештән Әлмәндәр» («Альмандар из Альдермыша») длительностью 68 минут по знаменитой одноименной пьесе Туфана Миннуллина. Этот проект является также данью памяти Туфану Абдулловичу, глубоким поклоном большому деятелю татарской культуры, активно поддержавшему «Татармультфильм» в самом начале нашего пути.

Где его можно посмотреть?

Сейчас мы готовим премьеру. Некоторые эпизоды фильма, варианты персонажей, музыка, кадры рабочих моментов из студии – так называемая внутренняя кухня – есть в нашем телеграм-канале.

А почему именно «Әлдермештән Әлмәндәр» («Альмандар из Альдермыша»)? На мой взгляд, это произведение все-таки для взрослой публики, понимающей жизнь. Чтобы осознать, о чем это произведение, нужно иметь определенный жизненный опыт. Почему решили снять его в виде мультфильма?

У многих людей есть иллюзия, что мультфильмы предназначены только для детей. Однако есть ряд мультфильмов, предназначенных для семейного просмотра, «Альмандар из Альдермыша» относится к этой категории. Даже ребенок получит от него что-то свое. И взрослый, безусловно, тоже. Причем люди поделятся на две части: на никогда не видевших этот великий спектакль и когда-то его смотревших. И те и другие получат свое впечатление. Люди, которые не видели, познакомятся с классикой татарской культуры и с новым видением татарского культурного кода. А те, кто знаком с классическим спектаклем, обнаружат многие знакомые черты сценария, персонажей и даже знакомую озвучку.

Кстати, большой удачей для нас стало согласие народного артиста России и Татарстана Равиля Шарафеева озвучить в анимационном фильме того же персонажа Әҗәл (Смерть), которого он играл в спектакле в Камаловском театре. Это было большое наслаждение – наблюдать за работой мастера. Также хочу выразить благодарность за участие в проекте другим артистам театра им. Г. Камала: Эмилю Талипову, Ильнуру Закирову, Лейсан Гатауллиной, артистке дубляжа Гульнаре Гайнутдиновой.

А перевод или субтитры есть?

Нет, это исключительно татароязычный мультфильм. Правда, один персонаж там русский по национальности, как в оригинале, его зовут Евстигней. Сейчас мы озабочены задачей – сделать через некоторое время русскоязычную версию. Внимание: не перевод, а полноценную русскоязычную версию, в которой на протяжении более чем половины хронометража используются песни. Песни на ту же музыку на русском языке. Кстати говоря, озвучивать на русском языке будут те же самые актеры. Это придаст фильму особый этнический шарм.

«А что же можно выбрать в качестве персонажей татарского культурного кода?»

Какие наиболее яркие работы были у вас в прошлом году?

Хочу выделить проект «Алты хәреф. Мәкальстан» («Шесть букв. Мир пословиц»). Это культурный проект с просветительскими и образовательными элементами. Когда мы рассматриваем символы татарского культурного кода, которые должны превратиться в смыслы, а смыслы должны превратиться в ценности, а ценности должны перейти через эмоции в чувства, то возникает вопрос – а что же можно выбрать в качестве персонажей татарского культурного кода? Наша находка – это могут быть шесть оригинальных татарских букв, которые существуют в татарском алфавите. Их ничем не заменить и никак не отнять. Они превращены у нас в персонажи.

Как вы доводите результат вашего труда до зрителя? 200 мультфильмов – это много. А как и где их можно посмотреть? Как вы строите маркетинговую политику?

Наша аудитория – это дети и их родители. Примером зрительского интереса являются 18 миллионов просмотров нашего фильма «Су анасы» в Ютубе. Это количество просмотров примерно за 10-11 лет. Мы наблюдаем примерно сравнимые объемы просмотров для подобных мультфильмов, которые мы делали приблизительно в это же время. Вот так мы доходим до зрителя.

То есть основная площадка – это Ютуб?

Нет, не только и столько Ютуб. Мне кажется, что главным результатом наших мультфильмов является их использование в просветительской, в учебной деятельности в школах и детских садах. Там они очень популярны. Есть также официальный сайт «Татармультфильма», где представлены все наши проекты.

А другие площадки? Может быть, есть попытки запустить в прокат?

Мы ни разу не пробовали запускать в прокат. Но это наша задача на ближайшее будущее. Вот татароязычный полнометражный фильм «Әлдермештән Әлмәндәр» («Альмандар из Альдермыша») мы рассчитываем сделать прокатным. А затем, когда появится русскоязычная версия, запустим в прокат и ее. Надеемся, что в этом году.

Кто заказчик вашей продукции? Должны же быть источники средств на создание этих картин. Кто оказывает поддержку?

Нас серьезно поддерживает Раис Республики Татарстан Рустам Минниханов. Нас поддерживает Министерство образования и науки РТ, Министерство культуры РТ. В последние два года серьезная поддержка идет от Комиссии при Раисе Республики Татарстан по вопросам сохранения, развития татарского языка и родных языков представителей народов, проживающих на территории Республики Татарстан под руководством Марата Ахметова.

Вы сотрудничаете с детскими телеканалами, например с «Шаян ТВ»?

Все наши работы прямиком поступают в «Шаян ТВ». Это наш партнер, и он не имеет ограничений ни по количеству, ни по срокам демонстрации наших мультфильмов. Более того, по ряду мультфильмов, по ряду видеороликов мы позволили «Шаян ТВ» сделать видеоуроки. В результате наши короткие минутные ролики превращаются в 5-6-минутный урок татарского языка.

«Главным результатом наших мультфильмов является их использование в просветительской, в учебной деятельности в школах и детских садах. Там они очень популярны»

Фото: vk.com/tatarmultfilm

«Чтобы “Смешарики” попали в Китай, над ними работал китайский сценарист»

Каковы современные тенденции развития мультипликации в России? Мы помним период, когда у нас в стране было просто засилье зарубежной продукции, не только мультфильмов, но и в целом в кинематографе. Что-то сейчас меняется? В России созданы какие-то мультфильмы, которые имеют шанс стать популярными на многие годы, на десятилетия? Как, например, «Ну, погоди!». Что происходит в российской мультипликации?

Российская мультипликация широко шагает в мир. В частности, я знаю, что серьезный успех имеют «Смешарики», «Маша и Медведь». Но страны, куда они «шагают», по крайней мере некоторые из них, ведут протекционистскую политику и защищают свой рынок от зарубежных анимационных продуктов. Я знаю, что для того, чтобы «Смешарики» попали в Китай, над ним работал китайский сценарист, многое было переделано, некоторые персонажи были заменены. Персонаж, похожий на поросенка, в арабских странах стал другим животным.

Как-то в Турции мы включили местный телеканал, «Маша и Медведь» там идет под названием «Марьям и Аю». То есть мультфильм адаптирован под местных зрителей.

Да. Адаптация под местных зрителей – это определенный протекционизм, чего я и России желаю. Россия тоже, на мой взгляд, должна защищать свой рынок от продукции, не соответствующей российскому культурному коду.

Как развивается сотрудничество с мультипликаторами из тюркских государств: Казахстана, Узбекистана, других близких нам по культуре и языку стран?

Мы раньше совместно участвовали в кинорынках, сейчас участвуем в фестивалях, общаемся, обмениваемся опытом. Мы уже несколько лет пытаемся перевести наши мультфильмы на тюркские языки. Пока эта работа не увенчалась успехом, но мы не отчаиваемся.

«Мы не обращаемся или практически не обращаемся к внешним сотрудникам, фрилансерам. Условие нашего успеха в том, что мы все делаем сами»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Мы работаем с Якутией, с Сахалином, с Чувашией, с Марий Эл, с Удмуртией и с Мордовией»

Как вы считаете, в чем проблема нашего киноискусства, мультипликации? Мы умеем создавать хорошее кино, хорошие мультфильмы для себя, в частности для татар. Но у нас не получается создать что-то, чтобы было интересно всем. Мы как бы обращены внутрь. У нас почему-то нет истории, которая бы выстрелила, была бы интересна всем.

Я не могу ответить за кинематограф в целом, но за анимационный кинематограф, отрасль, которую в республике в данный момент практически полностью представляет «Татармультфильм», я могу сказать следующее. Миссия объединения «Татармультфильм» заключается в создании культурно-просветительского поля татарстанца. В связи с такой миссией перед нами не стоят задачи осваивать российский или международный рынок. Мы это делаем, но в качестве второстепенной задачи. Мы пытаемся, более того, мы работаем и с Якутией, и с Сахалином, и с Чувашией, и с Марий Эл, с Удмуртией и с Мордовией. Кстати, в позапрошлом и в прошлом годах для этих народов мы сделали мультфильмы на их национальных языках.

Как складывается сотрудничество? Как вы распределяете работу над фильмами?

Мы никак не делим работу. Практически все делаем сами. Задача соответствующих редакторов – найти правильного актера озвучки, чтобы он правильно озвучил героев, например, на удмуртском языке, не допустить ошибок в картинке, орнаментах. Вот так мы и работаем.

«Сейчас объединение “Татармультфильм” является в России лидером в области этнической анимации»

Фото: vk.com/tatarmultfilm

«Одна из самых затратных частей – это стоимость продвижения. У нас эта позиция практически равна нулю»

Насколько дорого снять мультфильм? Какая часть работы требует больше всего средств?

Если рассматривать мировой анимационный кинематограф, то, наверное, одна из самых затратных частей, может быть, даже самая затратная, это стоимость продвижения, стоимость маркетинга. У нас эта позиция практически равна нулю. Если рассматривать производство мультфильма, то определенную часть занимает стоимость пре-продакшна. Ведь про кино говорят так, что когда есть сценарий, когда есть режиссерские ходы, когда есть актеры, говорят, что фильм сделан, осталось только снять.

Точно так же с мультфильмом: когда у нас есть пре-продакшн, уже многое сделано. Что значит пре-продакшн для мультфильма – это раскадровка, сценарий, это аниматик. Аниматик – это черновой мультфильм, полученный из раскадровки, он необходим для четкого хронометража. Еще мы изобрели свой смешной термин в «Татармультфильме» – «музатик», то есть черновую музыку, наложенную на аниматик, мы называем «музатик». Все это помогает сделать пре-продакшн, а это значит, что остальное во многом является уже вопросом технологий, вопросом съемки. Вот, собственно, такие затраты.

При выборе тематики вы обращаетесь к народному эпосу, народным сказкам, к классическим произведениям. Это сознательная позиция? То есть вы не придумываете какие-то новые истории?

Мы делаем новое прочтение классической литературы и фольклора. Однако среди наших произведений, в частности в таких работах, как «Стрела наследия», «Семь жемчужин», «Ревизские сказки», есть вполне современные сценарии, которые не связаны ни с какой классикой. Например, в «Стреле наследия» главная героиня Зулейха изучает историю, попадая в разные времена.

Кто придумал этот сюжет?

Придумали мы, в «Татармультфильме». Фильм снят по сценарию наших штатных сотрудников, сценаристов, режиссеров и продюсеров. Знаете, практически еженедельно к нам на почту приходят сценарии мультфильмов.

«Стрела наследия» снят по сценарию наших штатных сотрудников, сценаристов, режиссеров и продюсеров

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Что предлагают?

Разные люди предлагают сценарии. Для некоторых из них эти работы являются их первым произведением в области драматургии. Некоторые даже присылают рисунки персонажей. И большинство из них не представляют технологию анимации. Значительная часть сценариев затянуты, в них нет динамики. Это не является анимацией. Наш приоритет – создание в увлекательной анимационной форме культурно-просветительского поля татарстанцев, и сценарии должны соответствовать этой высокой миссии.

Но хотя бы по какому-то из присланных сценариев все-таки что-то сняли?

Нет. Такого не было ни разу, хотя и были некоторые интересные идеи.

«Анимация – это когда художник должен рисовать быстро, что-то нарисовать немножко по-хулигански»

У вас только собственные сценаристы или вы привлекаете кого-то со стороны?

Сценаристы у нас собственные. Они заняты двумя типами задач: новым прочтением классических или фольклорных произведений и созданием собственных произведений, удобных для выполнения нашей миссии.

Что нужно уметь и какие задачи быть способным решать, чтобы попасть в вашу команду? Наверное, желающих много?

Да, желающих немало. Дети, влюбленные в мультфильмы, став взрослыми, не всегда вырастают из этой любви. Иногда эта любовь продолжается во взрослой жизни, и люди мечтают рисовать мультфильмы. У нас практически все сотрудники именно такие, идейные.

Для того чтобы рисовать, мне кажется, недостаточно художественной школы, недостаточно классического художественного образования, потому что в какой-то мере это вредит задаче анимации. Анимация – это когда аниматор, художник должен что-то рисовать быстро, что-то нарисовать немножко по-хулигански, как молодежь говорит – с гэгом, с каким-то подколом, с какой-то карикатурностью в основе. И поэтому, когда к нам приходят с классическим художественным образованием, то нередко приходится их перевоспитывать.

– Помимо предстоящей работы над «Альмандаром из Альдермыша» на русском языке что вы еще планируете снять в ближайшие годы?

У кинематографистов есть суеверие о том, что не нужно говорить о планах. Но я скажу. Мы замышляем интересный сериал из 12 серий, который тоже принадлежит к татарской классике. Мы серьезно осовремениваем это произведение, делаем более динамичным и хотим немножко приблизиться по энергетике к «Ну, погоди!» и «Тому и Джерри».

Но «Ну, погоди!» – это же по сути советский «Том и Джерри».

Да.

«Очень трудно представить продукт, который был бы интересен детям»

Какой смысл вы стараетесь вкладывать в татарские мультфильмы? Насколько они важны для создания, как вы говорите, культурного кода?

Мультфильмы являются лишь определенной частью медийного воздействия на личность. Что должно быть в культурном коде? Должны быть символы, которые присутствуют в фильме. Символы должны превратиться в образы, образы – в смыслы, смыслы – в ценности, ценности должны превратиться в чувства. И только тогда мы достигнем нашей цели. Мы должны дотянуться до душ наших зрителей.

И в этом смысле мультфильм, в отличие от других форм медийного воздействия, является уникальным продуктом. Почему? Потому что мультфильм – это самая синтетическая из всех форм культуры. В нем есть архитектура, орнаменты, изобразительное искусство, музыка, речь, иллюстрации, анимация, кино. Трудно представить другую форму культуры, которая все это объединяет в себе. Это во-первых. А во-вторых, очень трудно представить продукт, который был бы интересен детям. Вот почему мультфильм играет значимую роль в жизни человека. И наша задача – развивать анимацию и пользоваться ее возможностями. При этом хочу развеять иллюзию, что мы поможем развитию татарского культурного кода, переводя зарубежные и российские мультфильмы на татарский язык.

А это сегодня делается?

Мы ни разу не делали. Мы считаем это иллюзией, она размывает понятие национального мультфильма, смещает смыслы.

Но согласитесь, что перевести «Ну, погоди!» на татарский язык – это некий способ более-менее легко избежать конкуренции с героями, которые более раскручены, более известны.

Да, конечно. Некоторые предпочитают морковный кофе вместо настоящего. Но это – суррогат.

«Встает вопрос: мы потакаем или мы воспитываем?»

С другой стороны, когда дети видят привычных героев, которые говорят на татарском языке, может быть, они легче их воспринимают?

Может быть, и легче, но тогда возникает философский вопрос: нужно ли потакать детям в их желании есть шоколад? Им легче есть шоколад, чем гречневую кашу. Поэтому встает вопрос: мы потакаем или мы воспитываем? Наша миссия заключается как раз в создании и расширении культурно-просветительского поля для наших детей.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100