news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Мама и сестра героя СВО из Казани: «Он спас 35 человек – это настоящий подвиг офицера»

Влетев на грузовике под шквалистый огонь противника, он вывел бойцов с поля боя – он спас более трех десятков человек. А на следующий день погиб. Только через девять месяцев родные смогли предать его тело земле в родной Казани. О подвиге, мужестве и преданности Родине подполковника Михаила Ермолина – в репортаже «Татар-информа».

Мама и сестра героя СВО из Казани: «Он спас 35 человек – это настоящий подвиг офицера»

«Мы ждали подмогу и вдруг увидели, как под обстрелами на большой скорости к нам летит «Урал»

Командир реактивного дивизиона бригады береговой обороны Черноморского флота, подполковник Михаил Ермолин погиб в 36 лет. Орденом Мужества его наградили уже посмертно. За его плечами служба в горячих точках – он прошел грузино-осетинский конфликт, дважды был в Сирии, за что получил орден Жукова.

За день до смерти офицер совершил настоящий подвиг, граничащий с чудом. На тот момент уже был освобожден Херсон и подразделения бригады береговой обороны Черноморского флота продвигались к поселку Вознесенск Николаевской области. Там они наткнулись на засаду. Выполнять боевую задачу приходится в любой обстановке, поэтому основная колонна продолжила наступление. Часть подразделений оказались от нее отрезаны и попали в окружение. Бились они полтора часа, держали круговую оборону, все это время выйти на связь с командованием не удавалось.

Один из участников тех событий рассказал – лишь спустя время на связь вышел подполковник Ермолин.

«Обрисовали ситуацию, он сказал ждать. Мы предположили, что навстречу выйдут подразделения на бронированной технике. Однако спустя 20 минут мы увидели, как в нашу сторону, несмотря на непрекращающиеся обстрелы противника, на большой скорости едет “Урал”. Когда он к нам проскочил, в кабине мы увидели подполковника Ермолина и водителя-контрактника. Быстро погрузились в машину и, используя дымовую завесу от горящих тягачей, эвакуировались без потерь», – рассказал участник того боя в соцсетях.

Позже Михаил Ермолин рассказал, что пошел на такой отчаянный шаг, поскольку знал – промедление будет стоить людям жизни. Других путей к эвакуации просто не было. Тогда подполковник спас 35 человек. Но на следующий день погиб, получив ранение шеи. Без вести пропавшим он числился долгих девять месяцев.

Мама и сестра Михаила – Галина и Елена Ермолины – очень хотят, чтобы об их герое знало как можно больше людей, чтобы память о нем жила не только в сердцах его близких, родных и друзей. Ведь подвиги защитников нашего Отечества – это пример патриотизма и мужества для подрастающего поколения.

Галина Владимировна давно на пенсии, ей 70 лет. Более 40 лет она проработала медсестрой-анестезистом. Елена пошла по стопам матери, тоже выбрала медицинскую сферу – работает оториноларингологом. Михаил выбрал путь отца – так же, как и папа, стал военным. Подполковнику в отставке Анатолию Васильевичу сейчас 69 лет. Он познакомился с будущей супругой на свадьбе у друзей еще будучи лейтенантом. Решив, что они созданы друг для друга, Анатолий и Галина поженились.

Некоторое время Анатолий Васильевич служил в Самаре, там родился Михаил. Затем глава семейства стал преподавать на военной кафедре в Казанском пединституте, и семья, конечно же, переехала за ним.

Гибель сына стала для Анатолия Васильевича страшным ударом, ему по сей день тяжело говорить об этом, поэтому он не смог присутствовать при нашей беседе.

«Мам, если что-то случится, нас что, наемная армия будет защищать?»

Вышло так, что все члены семьи Ермолиных – военнообязанные, но в горячих точках пришлось побывать только сыну.

«Папа, хоть и военный, отговаривал сына, когда тот решил пойти в Суворовское. Но тот стоял на своем, поступил, а после выпускного решил подать документы уже в Артиллерийское. Мы снова его отговаривали, а он сказал: “Мам, ну если что случится, нас что, наемная армия будет защищать?” После выпускного у него была возможности пойти в любую часть, он хотел в Адыгею, но тогда не было туда набора, и его отправили в другую часть на Кавказ», – вспоминает мать Михаила.

Подписав контракт после выпускного, Михаил встретил свою любовь – в интернете познакомился с будущей женой. Родом она из Ставрополя, у них родился сын, которому сейчас девять лет.

В 2008 году начался грузино-осетинский конфликт и Михаила отправили в эпицентр событий. Матери он говорить об этом не стал, старался беречь ее от любых переживаний.

«У нас с ним была обязательная связь – он звонил в девять вечера в воскресенье. И тут звонит, а на заднем фоне такой грохот, а он говорит: “Мам, да это трактор проехал”. Только через два месяца он признался, что был там», – вспоминает Галина Владимировна.

После этого Михаила Ермолина перевели служить в Буденновск, затем в Адыгею.

«Начался конфликт в Сирии, он позвонил мне тогда и сказал, что едет на учения в Казахстан, сразу попросил не волноваться. Сказал, что связь там плохая. Но я догадалась, что он в Сирии, когда он во время одного из разговоров проговорился, что к ним приезжали артисты. Буквально на следующий день по телевизору показали, что эти артисты ездили в Сирию», – рассказала женщина.

Галина Владимировна говорит, что сын многое скрывал от нее, потому что она всегда принимала все слишком близко к сердцу.

«Нужно отдать ему должное, другой бы на его месте распсиховался, мол, я взрослый, чего ты меня контролируешь. А он еще со времен учебы в Артиллерийском всегда мне звонил. Если не позвонит, я уснуть не смогу. Он всегда меня успокаивал», – поделилась мама Михаила.

Мама героя вспоминает, что в январе 2022 года сыну дали отпуск и он поехал с супругой в Ставрополь. Уже через два дня после этого его вызвали в часть.

«Он позвонил мне и сказал, что едет на полигон. Он уехал, и там связь у него была очень плохая. Время уже девять, а он мне не звонит. Меня уже потрясывает, я начала сама звонить. Время почти полночь, а он все не отвечает. Ближе к двенадцати он наконец-то позвонил, сказал, что задержался на совещании», – вспоминает она.

«Его наградили орденом Жукова, но об этом мы тоже узнали только на похоронах»

Только после гибели Михаила его мама узнала, что в Сирии он был еще и второй раз, в 2020 году.

«За это его наградили орденом Жукова, но об этом мы тоже узнали только на похоронах. Его жена получила награду только в 2023 году. Миша был очень скромным и всегда боролся за своих подчиненных. Не боялся вступаться за своих парней. Конечно, каждая мать будет хвалить своего сына, но о нем все хорошо отзывались, все ему радовались», – поделилась Галина Владимировна.

Михаил легко находил общий язык с людьми, у него было много друзей. Суворовцы из его роты до сих пор навещают семью Ермолиных.

«Я такую поддержку получаю от них. Они и перед Новым годом приходили, сынишке его подарок принесли. Постоянно с букетами: цветы присылают и на 8 Марта, и на мой день рождения. Ездили в Турцию – привезли мне фрукты», – поделилась женщина.

Недавно мать узнала, что в честь ее сына назвали отряд Юнармии 125-й школы, где учился Михаил. Галине Владимировне подарили сертификат и значок с фотографией сына – такие теперь красуются на груди ребят.

В честь героя проводят мероприятия, в школе оформили уголок в память о нем. Часто маму офицера просят прийти, выступить перед ребятами.

«Я вроде сначала согласилась, но потом поняла, что не смогу. Я держусь только за счет антидепрессантов и психотерапевтов. У меня бывают такие срывы, что я целыми днями плачу. Поэтому я отказалась от участия», – говорит женщина.

Когда супруга Михаила приехала вместе с сыном из Ставрополя в гости, директор школы встретила их, показала уголок в честь героя.

«Они были там очень долго, часа четыре. Говорили, пили чай. Когда вернулись, внук был таким довольным, ему подарили значок с фотографией папы, он так гордится им», – поделилась Галина Владимировна.

«Ну все, Миша, больше не звони»

Звонки от сына становились все реже.

«Последний раз, когда он мне позвонил, это было в конце февраля, постоянно прерывался разговор. Я слышала в трубке взрывы, какой-то грохот. Он все говорил: “Мамочка, извини, я сейчас перезвоню”. Я поняла, что он очень занят, и сказала: “Ну все, Миша, больше не звони”», – рассказала Галина Владимировна.

Михаил погиб 2 марта 2022 года. Но похоронили его только спустя почти девять месяцев, 22 ноября. О том, что сын погиб, матери рассказали накануне похорон. Он вспоминает, как ей поступали подозрительные звонки, но она отказывалась верить в худшее.

«Раздался телефонный звонок, на экране высветилось “Украина”. Я взяла трубку, голос сообщил: “Ваш сын…”, – и я тут же сбросила. Этот же номер позвонил еще раз: “Ваш сын погиб”. Я спросила, откуда мой номер, а тот, кто говорил, ответил: “Нашли”. Дальше я ничего не помню. Скорее начала звонить невестке, она позвонила в часть, а там сказали, что все нормально, Миша воюет в поле. Оказывается, уже вся родня знала, что он числился пропавшим без вести. От меня, конечно же, скрывали», – рассказывает мать героя.

Последний раз сын приезжал в Казань встречать 2021 год, вспоминает Галина Владимировна.
В Сети стала появляться разная информация – украинские сайты выкладывали семейные фото, найденные в соцсетях, даже удостоверение Михаила, видимо, найденное на поле боя. Все это видела мать, ей присылали эту информацию в личных сообщениях, но она стояла на своем – не верила, что сына больше нет.

В ноябре стала приезжать родня – один за другим. Тогда мать начала готовиться к худшему. Она одна не знала, что смерть сына подтвердили.

«У Миши в дивизионе было пять женщин. Он приучил всех, чтобы к ним обращались с уважением и исключительно по имени-отчеству. Когда он погиб, они прислали ему венок, подписали – от женщин дивизиона. Они говорили, что он был примером. Рассказывали, что он никогда не ругал подчиненных публично, вызовет к себе в кабинет и там спокойно разговаривал. Они потом рассказывали: “Выйдешь от него, и так стыдно становится”», – рассказывает мама Михаила.

19 ноября вечером мне дочка говорит, что сейчас придут из военкомата по поводу Миши. К нам поднялись военком, с ним медики скорой – психотерапевт и медсестра. Он сразу объявил, что сын погиб.

22 ноября, в день похорон, Галина Владимировна выглянула в окно и увидела, как у подъезда собрались люди. Это были мужчины, которые учились с сыном в Суворовском, в Артиллерийском, служили с ним в одной части, воевали вместе. Просто друзья и знакомые, которые хотели с ним попрощаться.

«Миша учился после Артучилища, поступил учиться в военную академию Санкт-Петербурга, оказывается, его там даже руководство знало. Из этой академии тоже приехали ребята. Оказывается, там его ждали на преподавательскую должность», – рассказала Галина Владимировна.

Поговорить с мамой пришли тогда сослуживцы Михаила.

«Сидят такие здоровые ребята и плачут. Один из них рассказал, что у него даже сохранился разговор с Мишей по рации. Но мне дочь не дала послушать, переживала за меня», – вспоминает она.

Похоронили Михаила Ермолина на кладбище «Курган», на Аллее героев.

«Мы всегда друг о друге знали больше, чем родители»

Елена старше брата на шесть лет. Говорит, что они с Михаилом никогда не ссорились – были настолько дружными, что даже когда брат учился в Суворовском, писали друг другу бумажные письма. И это несмотря на то, что жили они в одном городе.

«Я всегда называла его “мой маленький мужчина”. Имя ему дала я – в честь своей первой любви. Мы были очень близки, я думала, что у всех братьев и сестер такие отношения, оказалось, что это редкость», – поделилась Елена Ермолина.

Елена тяжело переживает потерю, поэтому старалась держаться, но когда стала вспоминать детство брата, расплакалась.

«Мы всегда друг о друге знали больше, чем родители. Любое свободное время старались провести вместе. У нас была такая искренняя взаимная любовь. На лыжах, коньках катались. Я, как и он, хотела пойти на военную службу, хотела стать военным врачом, но тогда девушек перестали брать в Военно-медицинскую академию. На четвертом курсе я поступила на военную кафедру, я – лейтенант запаса. Так что если будет необходимость, мне тоже придется отдать свой воинский долг», – рассказывает сестра героя.

Когда сообщили, что брат пропал без вести, как человек верующий, она сразу пошла в храм.

«Мне батюшка сказал, чтобы молилась как за живого. Мы долго думали, что он в плену, такая информация тоже появлялась в Сети», – вспоминает она.

Тело героя удалось вернуть только путем сложного обмена, а после этого пришлось пережить еще долгие месяцы экспертиз.

«Образцы ДНК для экспертизы я отправляла еще в мае. Это был мучительный период ожидания, я каждый день просыпалась и думала: “А вдруг он в плену, а вдруг над ним издеваются там”. Когда мы его похоронили, у меня даже была какая-то радость. Я переживала: неужели у такого хорошего человека даже могилы не будет? Я даже это слово “без вести пропавший” теперь слышать не могу. Оказывается, столько боли в этом слове. Я вот думаю, тело Сергея Бодрова до сих пор не найдено, как живут его родные?» – рассуждает Елена.

«Я узнаю его из тысячи без всякой ДНК-экспертизы»

Опознала останки тела брата Елена по нательному крестику.

«Я узнаю его из тысячи без всякой ДНК-экспертизы. Я сразу узнала его крестик. На нем были еще часы, но их я ни разу на нем не видела. Удивительно, что украинцы их с него не сняли. И бандана его сохранилась. Меня попросили прислать почтой образец своего ДНК, и 17 ноября сообщили, что это он. Мы очень боялись, что его жена с сыном не успеют приехать на похороны, но в День артиллерии, 19 ноября, они приехали, и тогда выпал первый снег. Миша очень любил снег. И вон он выпал и сразу растаял», – вспоминает сестра Михаила.

Михаил жил с семьей в Крыму, где дислоцировалась его часть, и в свободное время они часто куда-то выбирались. Елена показала нам одно из последних фото брата, на котором он вместе с женой и сыном.

«Он старался использовать любую возможность куда-то съездить с семьей, несмотря на свою загруженность на службе. Жили они тогда в Крыму. Вот и выбирались по возможности в разные красивые места в округе. Цените каждый прожитый миг рядом со своими близкими, чтобы потом не сожалеть, что вы что-то не успели сделать для них», – говорит она.

«Когда я узнала, что он погиб, эта новость стала громом среди ясного неба. Я тогда поняла, что значит быть настоящим офицером. Как это тяжело, как это страшно. Быть офицером – это не просто носить погоны, это настоящая жертва. Думать о своих подчиненных. Я стала совсем по-другому воспринимать военные песни. И ведь он ничего нам не рассказывал, потом я стала узнавать о его героизме. Наверное, даже к лучшему, что он был пропавшим без вести. Если бы я сразу узнала, мне было бы тяжелее. Нам Господь как будто время дал подготовиться. Мы за это время познакомились со всеми его друзьями, сослуживцами, мы очень сплотились. Новость о его смерти пришла, когда я была морально готова это перенести и принять нагрузку за маму», – поделилась Елена Ермолина.

После смерти Михаила мать и дочь пришли к вере, в этом они находят свое утешение и спасение.

«Пока он был без вести пропавшим, я уже понимала, что его нет, я это чувствовала, хоть люди и говорили мне – верь до последнего. Я представляла, что он где-то рядом, просто мы не видим его и не слышим», – говорит она.

Михаил был скромным человеком. Если бы он остался жив, о его подвиге, может быть, и не узнали бы, рассуждает Елена.

«Теперь отмечать праздники нам очень тяжело, потому что всегда первым, кто поздравлял, был Миша. Этот Новый год я встречала с родителями и во время боя курантов поняла, что до сих пор жду от него звонка – он всегда звонил, как только часы пробьют двенадцать. Это очень тяжело. Когда его похоронили, у меня все тело болело, было ощущение, что меня закопали. А жить надо», – рассуждает женщина.

Елена поделилась – слышала, что брата представили к званию Героя России за спасение 35 военнослужащих. Но до сих пор семья не знает, какое решение было принято. Близкие не теряют надежды, что их героя удостоят этого высокого звания.

Фотографии: из семейного архива Ермолиных

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100