news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Малыш плавал в крови: в РКБ спасли маму и ребенка, едва не погибших от редкой аномалии

Единственный случай редкого внутреннего кровотечения в мире обнаружила команда Республиканской клинической больницы благодаря работе Казанской женской консультации №1. О беременности, которая могла стоить жизни маме и малышу, о том, в чем казанские врачи превзошли турецких, и о самом настоящем чуде – в репортаже «Татар-информа».

news_top_970_100

На отдыхе в Турции Виктория познакомилась со своим будущим мужем Олджаем

Фото: личный архив героев истории

Несколько лет назад на отдыхе в Турции Виктория познакомилась со своим будущим мужем. Молодые люди поженились, и вскоре у них родилась прекрасная дочка Эмилия.

Так вышло, что на учет по беременности Вика встала в Казани. Здесь же, в роддоме 16-й горбольницы и родилась малышка Вики и Олджая Йылдыз. Пара быстро переехала в Турцию, и следующую беременность твердо решили наблюдать уже дома, в Кемере.

Спустя три года Вика и Олджай узнали, что ждут второго малыша. Ездили по клиникам в поисках «своего» врача, чтобы встать на учет.

Первый ребенок Вики и Олджая Йылдыз – дочка Эмилия родилась в роддоме 16-й горбольницы в Казани

Фото: личный архив героев истории

«Мы долго пытались подобрать врача. Там в Турции нет такого еженедельного обследования беременных, как в России. Ты приходишь, у тебя возьмут в первый раз кровь на всякие генетические заболевания, а дальше будут делать только осмотр и УЗИ. Капали меня один раз, когда я предположительно отравилась. И все. Да, еще я турецкий знаю не в совершенстве, медицинские слова сложные – с врачом общались через мужа. В общем, в какой-то момент мы просто решили вставать на учет снова в Казани», – вспоминает Вика.

«Похоже, малышу что-то не нравится»

Вика прилетела в Казань на 24-й неделе беременности, на учет встала в женской консультации №1 – по месту жительства тети, у которой остановилась. Беременность протекала хорошо, правда, молодой маме диагностировали аритмию, поэтому рожать Вика должна была обязательно в Перинатальном центре РКБ Татарстана. Именно роддом третьего уровня рассчитан на помощь беременным с сопутствующими заболеваниями или осложнениями.

Беременность летела неделя за неделей, не вызывая никаких вопросов у докторов и самой Вики. Самочувствие и анализы были практически идеальными. В 39 недель Вика в очередной раз пришла на плановый осмотр. Жалоб не было, анализы в пределах нормы, а вот КТГ вызывала вопросы.

Изучив КТГ, акушер-гинеколог отправила Вику на консультацию в Перинатальный центр РКБ

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Этот вид обследования позволяет диагностировать гипоксию плода, то есть состояние, при котором малышу не хватает кислорода. Изучив КТГ, акушер-гинеколог женской консультации №1 Резеда Мардиева отправила Вику на консультацию в Перинатальный центр РКБ.

«Меня тогда такая милая акушерочка поймала – Татьяна Прокофьева, отчество забыла, к сожалению. Отвела меня на КТГ, потом за ручку практически к врачу. Резеда Робертовна посмотрела, сказала, что, похоже, малышу там что-то не нравится – надо бы с коллегами посоветоваться», – поделилась молодая мама.

«Нужно было понять, что с ней не так»

Вика отправилась домой, сходила в душ, собрала вещи и приехала в перинатальный центр.

«Она пришла ближе к четырем в пятницу. В тот момент я оформляла других женщин – я дежурила в тот день. Параллельно с Викой мы принимали 11 женщин на госпитализацию – кто уже в родах, кто со схватками, кто экстренно в операционную… Взяли у Вики анализы, посадили на КТГ», – вспоминает тот день акушер-гинеколог Перинатального центра РКБ Фарида Зиннатуллина.

По словам специалиста, это была идеальная КТГ, как и анализы – без малейших претензий к здоровью плода. Вику можно было бы отпустить домой, ведь КТГ в ЖК могла быть просто с разовой погрешностью

«Фарида Фирдавесовна отвела меня в смотровую к Марине Михайловне на УЗИ, сказала, что так надо. Чтобы со спокойной совестью отпустить меня домой дохаживать беременность. Однако во время УЗИ Марина Михайловна вдруг вызвала заведующую, а дальше врачей вокруг становилось все больше», – рассказывает Вика.


Вокруг пуповины в околоплодных водах врачи УЗИ обнаружили сгустки крови, которых там быть не должно в принципе. Доктора перевели Вику на другой аппарат УЗИ, более точный. Сгустки крови были повсюду, малыш словно плавал в крови.

«Кровь в водах – это всегда кровотечение плода или отслойка плаценты. Но по всем анализам ребенок был абсолютно здоров, никакого кровотечения не было. Мы посмотрели кровоток среднемозговой артерии, кровоток в артериях пуповины, сделали разные исследования, ну нет! Нет кровотечения плода! Он здоров! И с плацентой все было в порядке. Я отличный диагност, и я знаю, что в диагностике не бывает все идеально правильно на 100%. Нужно было понять, что с ней не так», – объясняет заведующая отделением УЗИ №2 Перинатального центра РКБ Лилиана Терегулова.

«Оперировать можно было, только подтвердив диагноз УЗИ, но как его подтвердить?»

Стихийный консилиум за дверью смотровой шел несколько минут. Затем еще одно УЗИ, затем специалисты вызвали акушеров-гинекологов.

По данным УЗИ, Вика истекала кровью, специалисты вызвали акушеров-гинекологов для консультации

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Мы зашли в смотровую вместе с заведующим приемным покоем Перинатального центра Булатом Гумаровичем Бегиевым, а на нас уставились шесть пар широко открытых глаз. По словам Лилианы Ефимовны, кровь подтекала из маточной оболочки, чего просто не бывает. Вика ни на что не жаловалась, анализы – норма. Но по УЗИ она медленно истекала кровью. Таких случаев даже в мире не описано, мы потом смотрели с Лилианой Ефимовной. Нам надо было ее как-то диагностировать, чтобы подтвердить диагноз. Просто так ее нельзя было поднять в операционную», – объясняет акушер-гинеколог Фарида Зиннатуллина.

Медики объясняют, что прооперировать женщину просто так, не подтвердив диагноз, было нельзя. Если бы операция была сделана, а ребенок оказался бы здоров, это было бы серьезным нарушением всех имеющихся стандартов оказания медицинской помощи.

Доктора сделали, амниоскопию – осмотр околоплодных вод путем осмотра нижней части плодного пузыря с помощью амниоскопа. Но все безуспешно – крови в околоплодных водах не было видно, результаты были сомнительными. Врачи снова собрались для консилиума: предположительный диагноз, хоть и фантастический, но у команды был, но его никак не удавалось подтвердить.

«Они вышли за дверь, как я поняла, совещаться. Врачей уже было очень много, и внутри стало очень страшно. Я понимала, что что-то идет не так… А что – не ясно. Потом они зашли, и Фарида Фирдавесовна попросила меня встать с кресла. Я поднялась, и в этот момент отошли воды… с кровью», – с ужасом вспоминает женщина.

«Мы практически долетели в операционную», – рассказала акушер-гинеколог Фарида Зиннатуллина

Фото: Саша Киреева, пресс-служба РКБ Татарстана 

«В операционную мы практически летели»

Счет пошел на минуты. Вику уложили на каталку и повезли в операционную, параллельно вызывая хирургическую бригаду.

«Мы с врачами и акушерками экстренно поднимаем ее в операционную, параллельно звоню Александру Николаевичу Сизову, анестезиологам-реаниматологам, педиатрам. Бригада молниеносно собирается в зале, мы практически долетаем в операционную, моемся и заходим на кесарево. И все это быстро, четко, без единого недопонимания между нами», – рассказывает врач Фарида Зиннатуллина.

Селим появился на свет абсолютно здоровым в 17.55. Малыш успел наглотаться крови, поэтому неонатологу Дильбар Гилязовой пришлось промыть ему желудок физраствором. По словам доктора, если бы кесарево сечение сделали хотя бы чуточку позже, неизвестно чем бы это могло закончиться для малыша.

Вокруг пуповины в околоплодных водах врачи УЗИ обнаружили сгустки крови, которых там быть не должно

Фото: пресс-служба РКБ Татарстана

Вика успела поцеловать новорожденного сына, после чего его увезли в отделение новорожденных, а ее – в реанимацию. Только через несколько дней Вика смогла взять свою кроху на руки. А еще спустя несколько дней они абсолютно здоровые выписались домой.

Когда уже после медики раздумывали над причинами случившегося, выяснилось, что папа Вики умер, когда ему было всего 29 лет. Его сердце остановилось из-за тромба.

Вике сейчас тоже 29. Не исключено, что причиной ее кровотечения стала наследственная генетическая особенность. И если бы не слаженная работа врачей женской консультации и врачей РКБ, если бы не огромный труд всей этой профессиональной команды, неизвестно, были ли бы сегодня живы Вика и ее маленький Селим.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100