news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Лейсан Гимаева: «Довольна тем, какое место сейчас занимаю на эстраде»

Одна из самых элегантных певиц татарской эстрады Лейсан Гимаева в интервью ИА «Татар-информ» поделилась мнением о будущем татарской эстрады, рассказала об особенностях воспитания дочерей и отношениях с мужем – известным ведущим Булатом Байрамовым.

news_top_970_100
Лейсан Гимаева: «Довольна тем, какое место сейчас занимаю на эстраде»
Фото: Из личного архива Лейсан Гимаевой

«В скандалах не замешаны»

Лейсан, каким получилось лето для вас? Много было хорошего?

В этом году лето для нас было очень удачным. Во-первых, сабантуи в этом году, наконец, состоялись в обычном формате. С другой стороны, дети порадовали – успешно закончили учебный год. Вместе с Булатом выступали на свадьбах, различных праздничных мероприятиях. Мы живем своим домом, лето пришло теплое, собрали хороший урожай.

Еще зимой запланировали отдых в Турции. К счастью, границы открыли прямо перед нашей поездкой, за два дня собрали чемоданы и вылетели. Так что, и отдохнуть успели.

Что касается творчества, сняли новый очень красивый клип. Ждем премьеру.

Чем будете удивлять ваших поклонников в новом сезоне?

Это сложный для нас вопрос, наверное, вообще для всех артистов. В прошлом году мы много работали в Инстаграме, те, кто следит, знает, что у нас появились новые персонажи, образы. Мы их ввели и в сценарий новой программы. Она получилась очень интересной, нам очень нравится. С волнением ждали начала сезона. До пандемии успели дать всего несколько концертов. В этом году ситуация остается сложной. Как бы концертные залы снова не закрыли. Но на октябрь мы запланировали два концерта, даты известны. Очень хочется показать это шоу казанскому зрителю. Там и песня, и юмор, это очень необычная программа, очень дорога и Булату, и мне.

Вам приходится сталкиваться с какими-либо проблемами, связанными с вашей деятельностью? Как известно, некоторых наших исполнителей не пускают в отдельные регионы…

У нас такого нет. Мы ведь не самые кассовые артисты. И в какие-то скандалы мы никогда не попадали, с кем-то ругаться, что-то делить – не в нашем характере. Может быть, это и неправильно. Сейчас многие, наоборот, стремятся «словить хайп» - так ты на виду, привлекаешь внимание, тебя больше людей узнает, больше зрителей на концертах.

А проблемы – наверное, в нехватке денег на развитие. Все требует расходов – от покупки текста песен до ротации на радио и телевидении, съемок клипа. Но мы стараемся, записываем песни, выпускаем клипы. Выбираем песни, которые могут понравиться людям, и отдаем на ротацию. Конечно, мы хотели бы, чтобы наши песни звучали во всех каналах. Надеемся, что так и будет, мы стремимся к этому.

Пандемия помешала нашим планам, концертов не было. Сейчас и привлечение зрителя на концерты становится проблемой. Не хочется использовать какие-то административные ресурсы, для нас важно, чтобы люди сами, с желанием приходили на наши шоу. Я не особо кассовый артист, хорошо это понимаю. Может быть, если бы в свое время больше времени уделяла творчеству, было бы по-другому. Но на первом месте у меня были дети, семья. И в организации концертов, возможно, нам стоило быть более самостоятельными. Какое-то время мы работали с «Барс-Медиа», в этом вопросе больше полагались на них.

Считаете, что в свое время у вас был шанс стать более популярной, но не хватило усилий с вашей стороны?

Я посвятила себя семье и детям. Но я довольна тем, какое место сейчас занимаю на эстраде. Что бы ни было, считаю, что популярность моя за эти годы выросла.

Можете сравнить эстраду того времени и нынешнюю? Когда было легче – десять лет назад или сейчас?

Я пришла на эстраду в 2003 году с песней «Яшьлегем чишмәләре». В наше время продюсерских центров не было. В этой области первым начал работать «Барс-Медиа». Они сами выбирали исполнителей, и раскручивали. В те годы на эстраде артистов тоже было не так много.

Сейчас многое изменилось, потому что и времена стали другие. Татарская эстрада развивается под влиянием российского шоу-бизнеса. Отличие еще и в том, что в наше время на сцену шли молодые певцы и певицы из деревень. А сейчас на эстраду идут и выросшие в городах. Многое зависит от толщины кошелька. Денег много – растешь быстрее. А в наше время все наши расходы брала на себя продюсерская компания.

Мы на тот момент уже были женаты. Булат привез мне песню «Яшьлегем чишмәләре». Я после музфака педагогического института работала в фольклорном ансамбле. Но очень хотела уйти в сольное творчество. С Булатом эту песню понесли к Фариту Таишеву. Они ей сделали аранжировку, отдали на радио и телевидение, занимались раскруткой.

Как думаете, в какую сторону должна развиваться, совершенствоваться наша эстрада?

Наша эстрада богата на исполнителей, их много, среди них есть талантливая молодежь. Есть хорошие голоса, есть те, кто со вкусом подходит к изготовлению аранжировок. Сейчас больше надо их замечать, продвигать, делать ставку на них. В какой-то момент и качество эстрады изменится в лучшую сторону.

Со временем все становится на свои места. Не все удерживаются на эстраде, только самые талантливые и целеустремленные. Мне кажется, будущих звезд эстрады можно найти среди победителей детских конкурсов и фестивалей, их надо замечать, помогать им развиваться.

Наверное, продюсерским центрам надо больше обращать внимание на качество. Сегодня обычные застольные певцы, считая себя большими артистами, проникают на сцену. Много говорили о необходимости создать некий худсовет, чтобы следить за качеством татарской эстрады, узнавали мнение самих артистов. Думаю, такой орган не помешал бы, но в наше время там не должны сидеть какие-то заскорузлые старики. Люди с современными взглядами, профессионалы своего дела, возможно, режиссеры. Наверное, у таких людей должно быть и специальное образование. Они должны суметь выбирать и допускать к сцене песни и артистов современных, в то же время народных по духу.

У вас есть кумиры?

Наше поколение выросло на песнях Зайнап апа Фархутдиновой, Хании апа Фархи, Салавата абый. Из русской эстрады люблю творчество Валерии.

Вы как-то даже похожи, кажется.

Многие так говорят. И внешне, и по стилю. Но я не стараюсь ее копировать. Такой цели никогда не ставила. Даже если захотела бы, еще очень много надо трудиться над собой, чтобы стать такой, как она.

«Бывали депрессии»

Лейсан, со стороны кажется, что вы всю жизнь под защитой мужа, под его крылом. И в семье, и на эстраде, если учесть, что он был вашим продюсером. Как думаете, если бы не он, смогли бы вы стать тем, кто вы сейчас?

Очень личный вопрос. Смогла бы, или нет – не могу сказать. Но все происходит в нужное время и в нужном месте. Видимо, в тот момент, когда я шла на эстраду, мы должны были встретиться, соединиться с ним.

Да, согласна, я стараюсь быть под его крылом. И хотя характер у меня не такой, с годами приходится подстраиваться под него. Булат всегда говорит на свадьбах молодоженам: «Женщина должна быть ЗА мужем».

Мы – татарки, должны быть более сдержанными, скромными, уважать мужей.

Я хотела выйти замуж за человека с хорошим чувством юмора. Так и получилось. 

В первые годы были и ссоры, и обиды. Помню, «Татар радиосы» еще только открылось, Булат постоянно на работе, делает себе имя. Времени на меня у него не хватало. После рождения нашего первого ребенка мне тоже пришлось тяжело. Родственников в Казани нет, родители далеко. Были и депрессии.

А сейчас наши отношения с каждым годом лучше. Мне очень нравится быть под его опекой, чувствовать заботу, хотелось бы, чтобы всегда так было.

А вы мужу говорили, что вам тяжело, плохо?

Не просто говорила, даже были ссоры из-за этого. Но я никогда не уезжала с жалобами к родителям. Все наши разногласия решались внутри семьи.

Боялись, что всегда будет так – он на работе, а вы дома ждете его?

Да. Переживала, что это надолго. Но не помню, чтобы пожалела, что вышла за него.

Уходить мне было некуда. Ребенок маленький, куда уйду? А ехать к родителям – это не дело.

Как выходили из депрессий?

Ребенок вырос, я и сама стала выходить в общество. Хочется сказать: мама должна иметь возможность хотя бы немного отдохнуть от ребенка, пусть даже один час в день. А я все время была с ребенком, помочь было некому, и так три года.

Булат весь был в работе, не мог помогать?

Да, он был очень занят. Иногда раздражался, мог и дверью хлопнуть, уйти: «Мне надо работать!».

Кажется, что вы человек с довольно жестким характером. Это так, или просто кажется?

Характер у меня не мягкий. В семье я более строгая, чем мой муж. Не зря у Булата фамилия «Байрамов», где он – всегда праздник. Он может сделать замечания детям, может рассердиться, но не каждый день. А я всегда указываю на недостатки, и работу им поручаю. С этой стороны я строже. Мне кажется, в семье так и должно быть – кто-то более требовательный, а кто-то мягче.

«После родов набирала 20 килограммов»

А в повседневной жизни вы какая? Всегда такая же ухоженная, элегантная? Или бывает, что и застиранной футболке мужа можете по дому походить…

Нет, старое-рваное я никогда не ношу. И девочек приучаю следить за внешностью, пусть одежда будет недорогая, но чистая-опрятная.

Хотя, разные ситуации бывают. Могу дома ходить ненакрашенная, в простой домашней одежде. Но на улицу без укладки, макияжа не выхожу. Я заранее всегда планирую свои выходы.

Вы сказали, что дети и семья для вас самое главное. Трудно воспитывать девочек?

Мои девочки все разные. К каждой нужен свой подход. Мы стараемся быть понимающими, заботливыми родителями, в то же время не слишком баловать, опекать их. Старшие дочки помогают с младшей. Когда она была совсем маленькой, самые первые помощницы были они.

Но городские дети все равно немного другие. Когда я росла, мама оставляла нам список дел по хозяйству, после школы сразу приступали к домашним делам. Пока все не сделаешь, отдыхать нельзя. Надо воды натаскать домой, в баню, домашних животных покормить… Я была старшим ребенком, спроса с меня было больше. Помню, как с мамой на поле колхозное шли на прополку свеклы. Хотя была дочерью председателя колхоза, папа нас на машине не возил, постоянно ходили пешком.

А современные дети живут немного по-другому. И домашней работы в школе теперь больше дают, по дому помогать у них особо возможности нет. Но на каникулах вместе учимся готовить, и в саду работают. Стараюсь приучать их труду.

Вы упоминали ранее, что с детьми дома общаетесь только на татарском. Это действительно так?

Мы дома с детьми по-русски не говорим. Когда вижу, как дети знакомых говорят на русском, и родители с ними тоже начинают на русском разговаривать, это мне кажется очень странным. Девочки между собой иногда переходят на русский, но делают друг другу замечание, что надо говорить на татарском языке.

Старшая дочка Тансылу много бывала у бабушки, она по-татарски говорит лучше своей сестренки. У средней дочки татарский немного хромает, потому что ее часто приходилось оставлять с русскоязычной няней.

Младшую в этом году отдали в садик. До этого она ни слова по-русски не понимала, а как пошла в садик, заговорила очень хорошо. Русский с собой приносит домой. Но трехлетнему ребенку пока трудно объяснить, чтобы она говорила только на татарском. Если она что-то скажет по-русски, я прошу ее повторить это на татарском.

Тансылу как-то спела на английском, люди решили, что родного языка она не знает.

У нее есть песни и на татарском языке. Но, как и все современные дети, она любит слушать англоязычных исполнителей. Дочка окончила музыкальную школу по специальности эстрадно-джазовый вокал.

Она знает все мои песни. Говорит, что татарские песни слишком простые в музыкальном плане. Ведь это на самом деле так, у них диапазон не такой широкий. Сейчас я пытаюсь уговорить ее разучить народные песни. Мы, конечно, придерживаемся разных взглядов, и она – личность, ее нельзя заставить что-то сделать.

У нее есть желание стать певицей? Вы предупреждаете ее, что жизнь на эстраде – тяжелая, что там много грязи?

Она другую профессию и не рассматривает. Только певица. А что касается грязи, я бы не сказала, что татарская эстрада настолько грязная.

Со стороны кажется, что на эстраде все готовы ходить по головам.

Такая конкуренция бывает везде, в любом коллективе. Просто сейчас есть интернет, и жизнь, отношения артистов эстрады у всех на виду. Что в школьном коллективе, в любом офисе – находятся люди, которые «ходят по головам». Хочешь сделать карьеру – идешь на это.

А мы дочери не рассказываем такие стороны эстрады. Пусть не видит и не знает.

Это зависит и от самого человека. Мы, например, все сплетни слышим последними. Иногда в гримерке обсуждают, а я говорю – нет, не слышала. Даже не верят, им кажется, что я притворяюсь.

Если кому-то хочется видеть грязь, он ее всегда найдет. А мы просто делаем свою работу. В жизни и так полно разных забот. Кроме сцены, есть работа в соцсетях. У нас просто не остается времени на сплетни. Дочери мы тоже говорим – записывай песни, работай над собой и ни на кого не смотри. Сейчас она интересуется созданием аранжировок. Но ей не хочется оставаться в Казани. Куда пойдет после 11 класса – посмотрим.

«Устраивала Булату "разборки"»

Вы с мужем уже 18 лет вместе. За это время было ощущение, что открываете мужа с новой стороны?

Он до сих пор для меня открывается с новых сторон. А когда пандемия, сидишь вместе, таких открытий, наверное, было еще больше. Я видела, как он ценит семью, что у него совсем другие отношения с детьми, с родителями.

Мой муж и так очень обходительный с женщинами. Его теплое отношение к матери меня всегда восхищало и этим он мне стал еще ближе.

Два раза он присутствовал при родах. Я считаю, что это смелый поступок для мужчины. Он захотел быть рядом в трудную минуту, его такое стремление еще больше сблизило нас.

Вы не боялись, что муж испугается в момент родов? Говорят, после увиденного некоторые мужчины уже не могут относиться к жене, как прежде…

Я бы не назвала это напрямую партнерскими родами. Булат не видел сам момент родов, иногда выходил. Но он был рядом во время схваток, если надо – звал врача, подавал воды. Его присутствие, ощущение, что он рядом –очень помогло мне. Сразу после появления на свет он брал ребенка на руки. Это очень трогательные моменты.

Вы довольны своей сегодняшней жизнью? Денег хватает?

Денег никогда не хватает. Чем больше их, тем больше не хватает. Мы миллионы не зарабатываем, но стараемся ценить то, что имеем. Чем больше денег, тем больше человеку хочется. Нельзя этого допускать - я себе ставлю такое условие. Аллах испытывает как болезнями и страданиями, так и деньгами и славой. Хочется избежать такого.

Я довольна нынешней своей жизнью. Сравниваю себя с другими женщинами в своем окружении, и думаю – я же очень счастливая. Конечно, не все в жизни идет гладко, бывают разные моменты. Иногда грущу, могу поплакать. Так снимаю напряжение. После этого становится легко. Строю новые планы, иду вперед.

Справка: Лейсан Гимаева родилась 14 апреля в селе Чалпы Азнакаевского района. Училась в музыкально-художественном педагогическом училище в Лениногорске, на факультете музыки в педагогическом институте в Казани. Работала в Казанском государственном фольклорном ансамбле. В 2003 году начала сольную карьеру, в течение 12 лет сотрудничала с продюсерским центром «Барс-Медиа». Популярные песни Лейсан Гимаевой - «Яшьлегем чишмәләре», «Җаныкаем-җанашым», «Синең карашың», «Татар чәе».

Муж Булат Байрамов – известный ведущий. Семья живет в Казани, воспитывают трех дочерей.

Автор: Гульназ Хабибуллина, www.intertat.tatar, перевод

 

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100