news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

1100-летие принятия ислама и Шаймиев: Белая мечеть, «Кул Шариф» и список ЮНЕСКО

Воссоздание исторических памятников, строительство архитектурных жемчужин, включение Болгара в Список всемирного наследия ЮНЕСКО — эти и другие заслуги принадлежат Государственному Советнику Татарстана Минтимеру Шаймиеву. Какой вклад сделал первый Президент РТ в празднование 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией — в обзоре «Татар-информа».

news_top_970_100

В 2014 году Болгарский музей-заповедник приобрел статус наследия ЮНЕСКО

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Включение Болгарского музея-заповедника в Список наследия ЮНЕСКО

Болгарский историко-архитектурный музей-заповедник является самым северным в мире памятником средневекового мусульманского зодчества, уникальным и единственным образцом болгаро-татарской архитектуры середины XIII — XIV века. Как сообщается на сайте музея-заповедника, он не имеет аналогов в мире как ценный исторический памятник, свидетельствующий об исчезнувших государствах (Волжская Болгария, Золотая Орда), исчезнувшей культуре, жизненном укладе и оказавший значительное влияние в течение X-XV вв. на развитие культуры, архитектуры. В 2014 году Болгарский музей-заповедник приобрел статус наследия ЮНЕСКО. Он стал 1002-м объектом, включенным в Список.

Депутат Госдумы РФ Татьяна Ларионова в разговоре с корреспондентом «Татар-информа» отметила, что благодаря Минтимеру Шаймиеву и его команде удалось включить и Болгар, и Свияжск в Список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. 

Татьяна Ларионова: «Татарстан единственный регион в стране, где сразу три объекта представляют всему миру свою всемирную универсальную ценность»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Этого в России прежде не удалось сделать никому: Татарстан — единственный регион в стране, где сразу три объекта представляют всему миру свою всемирную универсальную ценность. Есть чем гордиться, есть что сохранять, приумножать», — отметила собеседница агентства.

По ее словам, годы работы фонда в Свияжске и Болгаре — это годы очень напряженной, но очень содержательной и созидательной работы. Не случайно все, кто приезжает в Свияжск и в Болгар, с восхищением смотрят, изучают и с благодарностью говорят о том, как сильно изменились эти места. Прежде всего, удивляются те, кто был там в 2010-м или ранее и приехал вновь. 

«Да и как не восхититься результатом созидательной работы большой и сплоченной команды, которую создал Минтимер Шарипович», — отметила парламентарий.

Благодаря Минтимеру Шаймиеву и его команде удалось включить и Болгар, и Свияжск в Список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

В команду Шаймиева вошли ученые и археологи, реставраторы и строители, проектировщики и архитекторы, сотрудники музеев и экскурсоводы, инвесторы и благотворители. 

«Сформированная Шаймиевым команда за десять лет изучила, освоила, применила на практике все принципы, подходы, правила реставрации и воссоздания культурного наследия. Минтимер Шарипович лично договорился с Президентом России Владимиром Путиным о паритетном финансировании работ в древнем Болгаре и на острове-граде Свияжск. На это ежегодно выделяли средства из федерального и республиканского бюджетов», — заключила парламентарий.

Строительство жемчужины современного Болгара — Белой мечети

Белая мечеть была построена в рамках программы «Культурное наследие — остров град-Свияжск и Древний Болгар». В состав комплекса входит резиденция духовных лидеров мусульманства, медресе для обучения основам ислама и здание самой мечети. В мечети проводятся все необходимые религиозные обряды: праздничные намазы с трансляцией, проходят конференции по религиозной тематике и съезды представителей мусульманского духовенства из регионов России.

«Были такие настроения: „это все рухлядь, старье“. Проще снести, закатать в бетон, и дешевле будет в три раза. А реставрация — это всегда дорого»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Государственный советник при Президенте РТ (1998–2008) Рафаэль Хакимов в интервью «Татар-информу» рассказал, свидетелем каких ключевых событий он стал. Советник занимался документами, составлял список объектов. 

«Самое главное при возрождении Болгарского музея-заповедника было сохранить все эти объекты. Потому что были такие настроения: „это все рухлядь, старье“. Проще снести, закатать в бетон, и дешевле будет в три раза. А реставрация — это всегда дорого. Тут пришлось повоевать за этот объект», — отметил собеседник агентства. 

По мнению экс-советника первого Президента РТ, Минтимер Шаймиев многие вещи понимал не головой, а сердцем. 

«Поэтому он понимал, что этот объект задевает струны души народа: сюда съезжались паломники, они ехали сюда, шли пешком, ночевали, костры разжигали. Видно было, что это не просто музейный объект, а намоленное место. В советское время я возил туда свою бабушку, потому что выехать в Мекку тогда не было возможности. А Болгар выполнял функцию малого хаджа, поэтому туда ехали на пароходах, шли к могилам ханов. Моя бабушка подошла к калитке деревянного забора Малого минарета, зашла за нее, упала на колени и молилась. Она даже не решилась войти в минарет, настолько это было святым местом!» — рассказал Хакимов. 

И Минтимер Шаймиев взялся за этот проект. В 2000 году был восстановлен памятник архитектуры XIII века — соборная мечеть и Большой минарет. Соборная мечеть являлась главным зданием в средневековом Болгаре, где совершали намаз, религиозные обряды, произносили азан. В настоящее время памятник для мусульман-паломников также носит культовый характер. Приезжающие верующие читают намаз на соборной мечети, особенно в дни празднования очередной годовщины принятия ислама.

Что касается строительства Белой мечети, то ее вывели за условный забор охраняемой зоны исторических памятников

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Что касается строительства Белой мечети, то ее вывели за условный забор охраняемой зоны исторических памятников, так как основные претензии эксперты Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) выдвигали к масштабному строительству на территории заповедника. Но без нарушений не обошлось.

«Мы все же нарушили некоторые правила международного совета, построив на территории городища мавзолей. Но при этом придумали хитрый ход: мавзолей был похож на другой объект, выстроенный в едином стиле, бывшее строение — „Черную палату“, и мы представили его в виде единого ансамбля с другими объектами. Стоит отметить, что представители ЮНЕСКО работали в нашу пользу. Они видели, как мы стараемся. Все нарушения были мелкие и простительные. Тогда представители ЮНЕСКО выступали и отметили, что да, есть нарушения, но как ансамбль объект проходит. Они все поняли и приняли. Это было интересно. Приходилось работать с людьми, которые реставрировали объекты по всему миру. И они прониклись нашим острым желанием все восстановить: и Кремль, и Болгар, и Свияжск. В Свияжске мы тоже столкнулись со многими проблемами: его пришлось практически заново отстраивать, проводить канализацию и отопление. Раньше в Свияжске этого не было, люди жили без водопровода и канализации», — заключил Рафаэль Хакимов.

Основные претензии эксперты Международного совета по сохранению памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) выдвигали к масштабному строительству на территории заповедника

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Создание музейно-выставочного комплекса «Памятный знак в честь принятия ислама волжскими булгарами в 922 году»

Музейно-выставочный комплекс «Памятный знак в честь принятия ислама волжскими булгарами в 922 году» был построен в рамках реализации республиканской программы «Культурное наследие Татарстана: остров-град Свияжск и Древний Болгар». В центральном зале здания представлен самый большой в мире печатный Коран.

Уникальный Коран изготовлен в Италии по заказу республиканского фонда «Возрождение» для Болгара. Вес реликвии около 800 кг. Размеры Корана — 150 х 200 см, количество страниц — 632. При изготовлении священной книги использовались полудрагоценные камни, сусальное золото, серебро.

Строительство музейных комплексов также проходило под контролем Минтимера Шаймиева. По мнению блогера Расула Тавдирякова, вклад Шаймиева в развитие ислама и исламской инфраструктуры трудно переоценить. 

Музейно-выставочный комплекс «Памятный знак в честь принятия ислама волжскими булгарами в 922 году» был построен в рамках реализации республиканской программы «Культурное наследие Татарстана: остров-град Свияжск и Древний Болгар»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«И это не хвалебная ода руководителю! Действительно, даже если сравнить Татарстан с соседней похожей Республикой Башкортостан, где мусульманского и православного населения ровно пополам, то после развала Советского Союза мы видим, какой путь проделан в Татарстане и Башкортостане. При власти Минтимера Шариповича в Казани и Татарстане построены десятки мечетей, открыты медресе, исламские образовательные учреждения, университеты, халяльные кафе. А приедете в Уфу, здесь всего несколько мечетей, пара халяльных заведений. Вот вам показатель!» — отметил собеседник агентства. 

«Минтимер Шарипович курировал эти проекты, и если бы не его волевое решение... Мы же знаем, что такие проекты просто так не делаются, даже если есть денежные средства и желание народа. Такие масштабные, грандиозные и символические вещи в России не так легко воплотить, особенно что касается мусульманской инфраструктуры. Такие вещи решались только волевым усилием наших руководителей, где-то, возможно, было противостояние властей. По-другому этот вопрос никак бы не решился», — говорит Расул Тавдиряков.

Территория Болгарского музея-заповедника включает несколько музейных объектов

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Открытие новых музеев, раскрывающих наследие татарского народа  

Территория Болгарского музея-заповедника включает несколько музейных объектов. Как отмечает замруководителя по развитию Болгарского музея-заповедника Лилия Сафина, сердцем архитектурного наследия является Музей болгарской цивилизации. Сейчас посетителями также доступны Музей «Дом лекаря», Музей письменности, Музей «Болгарское чаепитие», Музей Абдуллы Алиша, Музей «Город на реке» и другие.

«Команда под руководством Минтимера Шаймиева смогла сохранить и отреставрировать в республике более 50 исторических памятников, построить почти два десятка новых историко-культурных сооружений, создать 28 уникальных музеев, обеспечить Болгар и Свияжск туристической, инженерной и транспортной инфраструктурой», — сказала депутат Госдумы РФ Татьяна Ларионова.

Председатель Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Иван Гущин в разговоре с корреспондентом «Татар-информа» отметил значительный вклад политика в развитие объектов культурного наследия.

«Что важно, это теперь не просто камни, здания и сооружения, а места паломничества людей»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Минтимер Шаймиев мудрый политик. Он уже тогда, в сложные 90-е годы, понимал значение для народа Татарстана ценности его исторического наследия, сохранения и возрождения таких святынь, как Болгар и Свияжск. Именно он стал инициатором и приложил свои силы, авторитет для продвижения и завершения глобальных по своим масштабам проектов реставрационных работ. Что важно, это теперь не просто камни, здания и сооружения, а места паломничества людей. Болгар с его более чем тысячелетней историей, город, принявший ислам, сейчас вновь один из важнейших его центров. Произошло переосмысление ценностей в массовом сознании людей. Минтимер Шаймиев как известный политик, Государственный Советник РТ, человек, имеющий огромный опыт, и сейчас продолжает оказывать особое внимание делу сохранения и реставрации объектов культурного наследия», — прокомментировал Иван Гущин.

Строительство мечети «Кул Шариф»  

В ноябре 1995 года первый президент республики Минтимер Шаймиев подписал указ, отдельным пунктом которого значилось возведение мечети «Кул Шариф». Был объявлен конкурс проектов, и уже в марте 1996-го началась стройка, которая продлилась десять лет.

На «Кул Шариф» было потрачено более 500 млн рублей (в ценах 1995-2004 гг.)

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Денег на строительство не было, просто совсем на нуле были. Сначала Минтимер Шарипович задумал переделать церковь в мечеть. Но я тогда с ним поговорил, сказал, что народ не поймет, подумает, что как будто отделались от этого вопроса. Тогда он решил обратиться к народу и собирать деньги как пожертвования», — вспоминает Рафаэль Хакимов.

На «Кул Шариф» было потрачено более 500 млн рублей (в ценах 1995-2004 гг.). Имена всех жертвователей умещаются в пяти томах, хранящихся сейчас в музее при мечети. В их числе крупные республиканские компании, бизнесмены, политики, шейхи ОАЭ и целые правительства (к примеру, иранское). Внесли свою лепту и рядовые граждане, бросавшие небольшие суммы в ящики для сбора пожертвований, или бабушки, дарившие мечети часть своей пенсии. 

«Много денежных средств выделяли предприятия. Минтимер Шарипович им говорил: „Я знаю, что вы прячете деньги, я их найти не смогу, но я знаю, что вы пожертвуете на мечеть“. И они жертвовали. Это очень крупные предприятия, для которых это были „копейки“. Народ тоже нес деньги — по 100 рублей, по 180 рублей — это было целое народное движение. Госслужащие отдали по пять зарплат. Где-то была с этим дисциплина, где-то вдохновение. Творческое время было. Фантазия работала», — поделился подробностями Рафаэль Хакимов.

«Минтимер Шарипович им [руководителям предприятий] говорил: „Я знаю, что вы прячете деньги, я их найти не смогу, но я знаю, что вы пожертвуете на мечеть“. И они жертвовали»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Отдельным вопросом стало размещение мечети «Кул Шариф». Многие предлагали место около Спасской башни.

«Действительно, было одно место, но оно было неудачным, так как раньше там были захоронения и строить мечеть на этом месте было кощунственно. Тем более рано или поздно люди бы узнали, что мечеть построена на костях. Тогда мы опять стали совещаться с архитекторами, засняли весь Кремль и на компьютере подбирали наиболее удачное место. У нас было еще одно условие, чтобы минареты новой мечети были не больше башни Сююмбике, но выходило так, что куда ее ни поставь, она везде доминировала. И поэтому место выбрать было нелегко», — рассказал собеседник агентства.

В итоге место было выбрано, и там, где сейчас расположена мечеть «Кул Шариф», стало самой удачной локацией. «Всё на этом сошлось и все согласились. Уже потом, когда начали строить, оказалось, что в остальных местах были разломы. И только в одном месте было без разлома, единственное плато, где можно было реально ставить фундамент», — рассказал Рафаэль Хакимов.

По словам Хакимова, образование для Минтимера Шариповича было ключевым моментом. Экономика экономикой, но этой экономике нужны образованные люди

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Возрождение татарского языка

Исламская проблематика всегда была в фокусе внимания Минтимера Шаймиева. Одним из его решений в 1994 году стало объединение мусульман республики. В 90-е годы духовных управлений было очень много, и объединиться сами они не могли. Тогда Президент Татарстана поставил им такую задачу, и это стало решением, которое на многие годы заложило базу для выстраивания гармоничных межконфессиональных отношений.

По словам Хакимова, больной темой была проблема изучения татарского языка, особенно для Казани. В столице не осталось ни одной татарской школы, была одна школа с единственным классом, где преподавали на татарском.

«Ко времени перестройки татарские школы оставались только в деревнях, и то в отдаленных. Причем на русский язык переходили планово. Сверху спускали нормативы, сколько надо школ перевести на русский язык. Нам пришлось это „разворачивать“. А это же нужны учителя, где их взять? Где-то бабушки помогли, где-то курсы срочные открылись. А образование для Минтимера Шариповича было ключевым моментом. Экономика экономикой, но этой экономике нужны образованные люди. Поэтому школы, университеты и другие учебные заведения начали работать над возрождением татарского языка», — отметил экс-советник первого Президента.

По словам Татьяны Ларионовой, Минтимер Шаймиев убежден, что учебные заведения и исторические памятники строились и воссоздавались для будущих поколений.

«Минтимер Шарипович неоднократно подчеркивал, что мы восстанавливаем исторические памятники для будущих поколений»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Одновременное строительство мечети “Кул Шариф” и реставрация Благовещенского собора в Кремле, возрождение в единые сроки Древнего Болгара и острова-града Свияжск, строительство Болгарской исламской академии и воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери — всё это уже наша история, свидетельство уважительного отношения к основным конфессиям в республике, к нашей общей истории, общей культуре.

Важно, что все это объединяет население республики, свидетельствует о духовности наших жителей, дает пример детям и внукам. Минтимер Шарипович неоднократно подчеркивал, что мы восстанавливаем исторические памятники для будущих поколений. Сегодня мы строим полилингвальные комплексы, проявляем конкретную заботу о сохранении государственных языков, через детей подтверждаем курс философии нашего согласия», — заключила Татьяна Ларионова.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100