news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Казанский депутат Валиев: «Не пойдем воевать мы – опытные офицеры, пойдет молодежь»

Руководитель татарстанского отделения партии «Коммунисты России», депутат Казанской городской Думы Альфред Валиев отправился добровольцем в зону СВО. 60-летний офицер стал заместителем командира диверсионно-разведывательного батальона «Енисей». Недавно он прибыл в отпуск домой и рассказал «Татар-информу» о ситуации на передовой.

Казанский депутат Валиев: «Не пойдем воевать мы – опытные офицеры, пойдет молодежь»
Альфред Валиев: «Я как офицер морской пехоты убедился, что современная война требует переподготовки. Здесь все не так, как нас учили еще в Советском Союзе»
Фото: vk.com/komrostatarstan

«Когда приходит беда, долг каждого офицера – помочь своей стране»

Альфред Ракибович, что побудило вас отправиться в зону СВО?

Во-первых, я являюсь офицером. В 1985 году я окончил Ленинградское высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное училище им. С. М. Кирова. Во-вторых, когда страна в беде, каждый офицер, в каком бы он возрасте ни был, как патриот, должен помогать своей стране чем может. Я обязан был туда поехать.

Расскажите про сборы, которыми вы занимались для поддержки отряда.

Мы привозили продукты питания, необходимые вещи. Этим мы занимались в прошлом году, начали где-то с июля. Собирали для бригады, которая стояла тогда в Ровеньках, но вела боевые действия преимущественно в Лисичанске.

В основном военнослужащим требовались те вещи, которые от армии они не получали. Это бензогенераторы, чтобы свет был, палатки, утеплители для палаток, специальные дизельные печи, бензопилы, всевозможные провода. Нам даже прислали благодарственное письмо. После этого я и сам решил пойти добровольцем.

Как проходило боевое слаживание?

Боевое слаживание проходило в Тамбове. Нас готовили лучшие офицеры-инструкторы. Мне 60 лет, но я занимаюсь спортом. В батальон пришло в основном старшее поколение – в большинстве своем люди от 40 до 60 лет. Молодые среди нас тоже есть, но их около 20 процентов. Приходили, чтобы отомстить укронацистам за убитых родственников, приходили целыми семьями – например, отец и сын. У нас, в старом батальоне «Хопер», было три таких семьи.

Боевое слаживание дало очень многое. Я как офицер морской пехоты убедился, что современная война требует переподготовки. Здесь все не так, как нас учили еще в Советском Союзе, даже оружие держать обучают по-новому. Офицеры-инструкторы нам попались очень хорошие. После этого в Новочеркасске было распределение по батальонам, в результате я оказался в диверсионно-разведывательном отряде «Енисей».

«Среди наших бойцов много настоящих героев»

Что сейчас происходит в батальоне?

Стоим мы на одной из ключевых точек. Я являюсь заместителем командира батальона по технике и вооружению. У меня есть парк автомобилей. Основная задача, чтобы наши воины всегда были обеспечены продуктами и боекомплектами. Все это мы им постоянно подвозим, периодически приходится лично посещать позиции, чтобы выяснить, кому и что требуется.

Много героев среди пожилых бойцов. Например, водитель с позывным Баха вез нескольких солдат, когда на его автомобиль напал дрон-камикадзе. Бахе удалось вырулить и уйти от БПЛА, удар пришелся только в левое колесо. В итоге люди были спасены, пусть и получили ранения. Баху за это приставили к ордену Мужества.

Мой боевой товарищ, он тоже уже получил орден Мужества, постоянно находится на Соледаре. Если бойцы на позициях получают ранения, он сразу же выезжает к ним на уазике с татарстанскими номерами 116. Вывозит раненых, привозит военнослужащим гуманитарную помощь.

Последний героический случай произошел буквально неделю назад. Механик, тоже мой товарищ, сидел с двумя бойцами в окопах, когда дрон сбросил на них гранату. В итоге все получили ранения. И вот этот механик, раненный в ноги и в спину, затащил боевых товарищей в квадроцикл и увез с позиции. Его также приставили к ордену Мужества. Таких ситуаций у нас немерено.

«В батальон пришло в основном старшее поколение – в большинстве своем люди от 40 до 60 лет»

Фото: vk.com/komrostatarstan

«Мы сражаемся, чтобы они не пришли на нашу Родину»

Какой сейчас боевой дух у отряда?

Сейчас мы готовимся к наступлению, боевой дух соответствующий. Есть у меня водитель, Егерь, ему 61 год. Он пришел сюда из-за брата. Когда укронацисты заняли Купянск, они расстреливали всех, кто хоть какое-то отношение имеет к России. Вот и брата его расстреляли.

Другого пути у нас нет. Мы сражаемся, чтобы они не пришли на нашу Родину, ведь если они явятся, то не пощадят никого. В Луганске свободно ездят машины с украинскими номерами, никто их не трогает, но попробуйте проехать по Киеву с номерами российскими. Уже эта разница говорит о многом.

Мы сражаемся сейчас не с Украиной, а с ненавистным Западом, который вновь и вновь нападает на нас. Да, нашим возрастным добровольцам не просто, но мы не хотим, чтобы туда шла молодежь, – лучше, чтобы это были мы, старые и опытные офицеры.

Большинство моих водителей – дальнобойщики. На Соледаре автомобили постоянно рискуют попасть под огонь противника. Если водитель остановится, то через одну-две минуты его обязательно обстреляют. Добровольцы в возрасте справляются с этой задачей куда лучше, чем молодые, поскольку у них есть опыт и знания.

Хотели бы еще что-то добавить?

Да, отдельно хотел бы поблагодарить за помощь жителей Татарстана. У наших «буханок», которые занимаются доставкой припасов и продуктов, постоянно страдают колеса, запчастей не хватает, и не так давно татарстанцы собрали средства и доставили для нас 50 колес. Огромное им за это спасибо!

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100