news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Караван-Сарай // Экономическое развитие Российской Федерации в 2004 году: тенденции и итоги // Ринат АБДУЛЛИН, председатель Правления банка «Кара Алтын» // [20 декабря, № 51]

Президент РФ В.Путин поставил задачу по удвоению ВВП за десятилетие. Как развивалась экономика страны в 2004 году? Соответствуют ли темпы развития российской экономики поставленной задаче?

19,39 KbНачало года было неплохим. В первом квартале 2004 г. доля заемных средств в компаниях даже выросла до 20%, в то время как еще два-три года назад не превышала и 8%. Все это свидетельствовало о том, что бизнес настроен на рост, причем не только количественный, но и качественный. Начиная со второго квартала этого года, российской экономике сильно “поплохело”. Если в первой половине года рост инвестиций составлял 12,5%, то в октябре всего лишь 7,8%. “По всем показателям с начала года наблюдается либо снижение, либо стагнация. В итоге рост инвестиций за год составит около 10%”. “Это совсем не тот уровень, который нужен стране, когда перед ней стоят столь масштабные задачи”. Теперь же прогнозы темпов роста российской экономики по 2004 г. снизили даже чиновники – с 6,9% до 6,8%. По мнению некоторых экономистов, этот показатель будет еще ниже – на уровне 6,3-6,5%, что почти на 1% меньше, чем в прошлом году. И это при том, что уровень цен на нефть с прошлогодних 27 долл. за баррель вырос до 35 долл. “В этих условиях мы должны были достичь роста в 9%. В итоге мы потеряли целых 2,5%”. По итогам работы за сентябрь и октябрь 2004 года в нашей стране отмечен нулевой экономический рост. Что же произошло?

Когда президент РФ В.Путин попросил ключевых экономических министров Алексея Кудрина и Германа Грефа объяснить причины спада, г-н Греф предположил, что все дело в том, что Россия перестала выпускать два вида комбайнов, которые так нужны были для ранней уборки в этом году. Версия г-на Кудрина также поражает воображение своей фундаментальностью – оказывается, все дело в квотах на ввоз мяса и птицы, в результате чего эти товары подорожали даже сильнее, чем бензин. Полагаю, что причина в другом.

Хотел бы остановиться на некоторых негативных тенденциях, которые влияют на экономическое развитие нашей страны и которые определили нынешний результат по темпам роста российской экономики.

Зарплаты россиян растут быстрее производительности труда, считают эксперты. В такой ситуации конкурентоспособность российских товаров постоянно падает, что грозит очередным обвалом нашей экономике. Дело в том, что качественный экономический рост возможен лишь при условии постоянного обновления основных фондов (в нашей стране серьезно этой проблемой не занимались со времен Союза) и наличии значительных инвестиций в развитие производства. Экономика же, не повышающая производительности труда, движется от девальвации к девальвации, уверены аналитики, и мы уже близки к очередной критической точке. Любопытно, что при этом, несмотря на рост заработной платы, “качественного” увеличения доходов населения, способного, как обещают нам министры, к 2007 г. сократить бедность в 2 раза, не происходит. Во-первых, сам рост доходов остается крайне неравномерным – даже по официальным данным разрыв между наиболее и наименее обеспеченными россиянами к середине этого года достиг 15-ти раз. Кроме того, доходы большей части населения настолько незначительно превышают прожиточный минимум, что отнести этих граждан к “среднему классу” совершенно невозможно. За январь-август 2004 г. реальные доходы, которыми располагает население, выросли на 9,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Чиновники МЭРТ обещают, что если такая тенденция сохранится, то к 2007 г. в нашей стране доля населения с доходами ниже прожиточного минимума сократится до 10,5% (сейчас их в два раза больше). Однако, по мнению ряда экспертов, существует целый ряд негативных факторов, которые ставят под сомнение прогнозы правительства. В частности, как отмечают в своем обзоре специалисты Института комплексных и стратегических исследований (ИКСИ), доходы большей части населения лишь слегка превышают прожиточный минимум, поэтому любые, даже незначительные, изменения в экономике могут “вытолкнуть” их за черту бедности. Согласно проведенным исследованиям, если повысить величину прожиточного минимума на 20%, то около 40% населения перейдет в группу “бедных”. Еще одна серьезная проблема – это всевозрастающая дифференциация доходов населения. Только по официальным данным, в середине этого года разрыв между доходами самых бедных и самых богатых жителей страны составил 15 раз (для сравнения: в 2003 г. – 14, 3 раза, а в 2002 г. – 14 раз). Понятно, что в таких условиях гордиться высокими темпами роста реальных доходов можно лишь очень условно – красивые статистические показатели обеспечиваются в значительной мере за счет дальнейшего роста доходов состоятельных слоев населения. Впрочем, проблема высокой дифференциации доходов во многом обусловлена неэффективностью существующего в стране рынка труда. “Рынок труда в России реагирует на серьезные изменения путем понижения заработной платы в определенных отраслях. Работников не увольняют, а просто платят им мизерные зарплаты, за счет чего удается удерживать низкий показатель безработицы – на уровне 7%”. Однако такая политика ведет опять-таки к неэффективности производства. Большая часть проводимых сейчас реформ – здравоохранения, образования, науки, неизбежно приведет к сокращению численности людей, занятых в этих сферах. “Как это ни печально, но при тех ресурсах, которыми располагает государство, повысить эффективность в ряде областей без сокращения ряда учреждений и численности занятых вряд ли получится. Однако действенность таких преобразований, взять хотя бы проводимую сейчас реформу госнауки, будет зависеть от того, насколько успешно мы сможем организовать контроль над оставшейся частью”. Несмотря на сложную ситуацию с ростом доходов населения, заработная плата в стране растет быстрее, чем производительность труда. “В условиях, когда предприятия направляют все больше средств на выплату заработной платы, у них фактически не остается денег, чтобы инвестировать их в развитие и пускать на обновление основных фондов”. В такой ситуации говорить о серьезном экономическом росте, как, впрочем, и о желанном удвоении ВВП, достаточно сложно. В этих условиях единственным приемлемым выходом, который помог бы разрешить это противоречие, является продуманная структурная политика государства, а также политика сдерживания роста национальной валюты. “Только в условиях, когда государство определит приоритетные области развития и будет направлять в них госинвестиции наряду с привлечением туда частного капитала, можно будет решить проблему борьбы с бедностью при одновременном повышении производительности труда”.

О взаимоотношении бизнеса и государственных органов

24,18 KbНалицо кризис доверия бизнеса к власти. Целый ряд неосторожных шагов чиновников вновь создал в стране атмосферу неопределенности и вызвал резкий отток капитала, который в этом году в несколько раз превысит прошлогодние показатели. Фонд “Экспертиза” прогнозирует, что по итогам года утечка составит $12 миллиардов, а согласно прогнозам бывшего министра финансов Михаила Задорнова, к концу года Россию покинут $16-17 миллиардов. Это связано не только с делом “Юкоса”. Помимо него отрицательную роль сыграл искусственно созданный банковский кризис, вся причина которого, по мнению специалистов, лишь в неудачно выбранном моменте “зачистки”, а также разнообразные заявления чиновников о том, что государство должно усилить свое присутствие в экономике. А какое напряжение для предпринимателей создало известное определение Конституционного суда РФ от 8.04.2004 № 169-О. Напомним, что в данном определении был фактически установлен новый порядок применения налоговых вычетов по НДС, доселе неведомый нашему налоговому законодательству. По мнению КС, вычеты могут применяться только в том случае, если они “обладают характером реальных затрат”.

Налоговые органы стали, прямо ссылаясь на определение № 169-O, отказывать в применении вычетов (в том числе и задним числом) в том случае, если организация имела неосторожность брать кредиты и рассчитываться ими с поставщиками. Вполне естественно, что у предпринимателей возникло много закономерных вопросов. И Конституционный суд ответил.

Ключевым положением документа пресс-службы КС можно считать следующее, цитата: “Объективирование сферы публичных интересов в целях лимитирования экономической свободы частных лиц — одно из предназначений конституционного права”. В переводе на русский язык это означает, что одна из задач Основного закона — защищать государственный интерес от частного. И в последнее время для КС это предназначение все чаще и чаще становится основным. Ссылаясь на нормы п. 3 ст. 17 Конституции (“Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц”), не следует забывать и о статье 2 Конституции: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства”. Борьба государства со своим налогоплательщиком не лучшее предназначение для высокой судебной инстанции. В стране отсутствует внятная налоговая политика. У нас еще не принято спрашивать куда уходят деньги налогоплательщиков. Как показывает практика стран, имевших опыт удвоения ВВП за десятилетие, для устойчивого экономического развития необходима простая, внятная налоговая система. В РФ необходимо снять налоговую нагрузку с производственных предприятий не сырьевых отраслей экономики. Можно увеличить нагрузку на потребление и роскошь. На мой взгляд, можно было бы оставить следующие основные налоги и сборы:

•налог на добычу полезных ископаемых

•налог на землю

•подоходный налог на физических лиц в размере не более 10%

•налоги на игорный и развлекательный бизнес (туризм, казино, ночные клубы и т.п.)

•таможенные налоги и сборы

•акцизы (алкоголь, табак, бензин и др.)

•сборы за загрязнение окружающей среды

•налог на имущество, связанный с потреблением.

Остальные налоги отменить, в том числе НДС, налог на прибыль предприятий, рекламу, платежи в фонды и другие. Для России это вполне реально, учитывая сверхдоходы от продажи углеводородного сырья. Неопределенность и сложность налогового законодательства способствуют росту коррупции, а не пополнению бюджета.

О коррупции

Согласно данным, опубликованным в ежегодном докладе международного движения Transparency international, Россия на 90 месте в списке из 146 стран, при этом коррупция в России велика даже по сравнению со странами СНГ, например с Казахстаном. Тема масштабной коррупции является одной из наиболее интересующих общественное мнение. К экономическим последствиям коррупции, как правило, относят расширение теневой экономики, уменьшение налоговых поступлений и ослабление бюджета, неэффективное использование бюджетных средств, ухудшение инвестиционного климата, снижение эффективности экономики страны в целом. К социальным последствиям от коррупции можно отнести увеличение имущественного неравенства, формирование в общественном сознании представления о беззащитности граждан и перед преступностью, и перед лицом власти, что уже является политической проблемой. Коррумпированность правоохранительных органов способствует укреплению организованной преступности и недоверию власти. Кроме того, стоит также отметить, что, как показывает большинство социальных опросов, наиболее коррумпированными сферами в стране являются жилищно-коммунальная сфера, правоохранительные органы, налоговые и таможенные службы, военкоматы. Наиболее распространенными ситуациями, в которых рядовой гражданин чаще всего дает взятку, являются следующие: сбор штрафов и иных платежей; выдача разрешений на занятие различными видами деятельности; разрешение на строительство и наделение земельными участками; контроль со стороны государственных служб (пожарные, санэпидемстанции и т.п.), от которого страдает малый бизнес в России.

Об инвестициях и структурных изменениях

Инвестиции – это локомотив роста любой экономики. Кому не нужны деньги? Наивно задавать такой вопрос, особенно в этой аудитории. Лишними деньги никогда не бывают, а для деловых людей это орудие производства. Но всем вместе нам, оказывается, денег не надо. Так решил Минфин РФ. Он считает, что будет лучше, если часть уже заработанных денег никому не давать, а сложить в кубышку, которая называется стабилизационным фондом. Ставка на насильственную стерилизацию рублей стабилизационным фондом означает, что в России практически нет инвестиций в реальный сектор экономики. Не государственных, а частных – они куда более эффективное по сравнению со стабилизационным фондом антиинфляционное средство, потому что замедляют денежное обращение. А раз инвестиций нет и, как негласно признает правительство, не предвидится, то стабилизационный фонд консервирует структуру экономики, т.е. структурных изменений в экономике при таком правительстве нам не видать. Если будет стагнировать производство, мы не сможем сбить рост цен. Доходы населения растут на 8-9% в год, и если предложение внутри страны будет падать, то инфляция неизбежна. Использование средств стабилизационного фонда РФ при реализации инвестиционных проектов теоретически возможно, однако эта возможность ограничивается рядом факторов, заявил директор департамента по финансовой политике Минфина Алексей Саватюгин в ходе заседания круглого стола на тему «Стабилизационный фонд: на что и как потратить» в Высшей школе экономики. По его словам, одним из условий возможного вложения средств стабфонда в инвестиционные проекты должна быть рентабельность этих проектов на уровне не менее 7% годовых. Инвестпроекты должны быть более эффективными, чем досрочное погашение внешнего долга, указал А.Саватюгин. По дорогой части внешнего долга РФ выплачивает 7% годовых, таким образом, отметил он, рентабельность инвестпроектов должна превышать эту цифру. Мне, как банкиру, очень странно слышать такие рассуждения. Бизнес готов реализовать огромное количество общественно-полезных проектов под гораздо большие проценты. У меня на столе лежат хорошие проекты, которые я не могу профинансировать из-за недостатка средств. Кроме того, в этом году Центральный Банк России принял некоторые нормативные документы, которые практически закрывают банкам возможности кредитования бизнеса на начальном этапе.

На мой взгляд, было бы еще лучше, если бы средства, изымаемые в стабилизационный фонд, оставались в реальном секторе экономики. Это можно сделать, снизив налоговое бремя для предприятий, осуществляющих модернизацию производства.

О конкурентоспособности

Совершенно очевидно, что задача удвоения ВВП в ближайшие годы маловыполнима без усиления не нефтяных секторов экономики. Хочется напомнить, что пресловутое удвоение ВВП российским властям кажется промежуточной задачей на пути к еще более амбициозной цели – превратить Россию в одну из важнейших мировых держав XXI века. В начале года В. Путин на встрече со своими доверенными лицами говорил о том, что помочь достижению этих целей должна национальная идея “конкурентоспособности во всем”. В ответ правительство тут же создало комиссию по этой самой конкурентоспособности, которая, правда, пока не может даже определить точный предмет своей деятельности.

Российские производители в целом по-прежнему проигрывают в конкурентоспособности по сравнению с западными партнерами. Об этом свидетельствуют данные по российскому внешнеторговому обороту, предоставленные Государственным таможенным комитетом. За январь-октябрь импорт из стран дальнего зарубежья вырос на 29,2% в годовом выражении и составил 45,2 млрд долл. Экспорт формально вырос еще больше, однако эксперты говорят, что его увеличение обусловлено сугубо международной конъюнктурой цен на углеводороды, а также на металл. По другим товарам внешнеторговое сальдо становится все менее благоприятным. “Увы, страна мало что может предложить мировым рынкам кроме нефти, газа, металлов и оружия, разработанного, кстати, еще во времена СССР. При этом возможности не сырьевого экспорта не растут, а, скорее, постепенно сокращаются. И при этом страну еще затягивают во Всемирную торговую организацию, хотя очевидно, что членство в ВТО выгодно лишь стране, осуществляющей именно не сырьевой экспорт. А нам при нынешнем раскладе ничего хорошего этот шаг не даст”.

О региональной политике

Для России, страны с огромной территорией и соответствующим набором пространственных проблем, выбор модели пространственного развития во многом определит будущее. Региональная политика частично досталась нам в наследство от СССР, частично сформировалась как реакция на кризисные с точки зрения экономического развития в 1990-е годы. По оценкам экспертов, сложившаяся практика не соответствует задаче устойчивого экономического развития страны. Не говоря уже об удвоении валового внутреннего продукта.

Региональная политика любого крупного государства – это компромисс между выравниванием межрегиональных различий и развитием экономического многообразия регионов, воздействием на точки роста. При выборе курса на выравнивание государство сосредоточено на финансирование текущих нужд территорий-реципиентов, расходы центрального правительства в регионах решают прежде всего задачи социальные и политические.

В противоположной модели – при ставке на развитие – региональная политика становится одним из важнейших инструментов стимулирования экономического роста, что особенно актуально для крупных государств, где логистические расходы - заметный фактор формирования стоимости. Для стран, ориентированных в региональной политике на развитие, приоритетом становятся инвестиционные проекты, а критерием для вложения общественных финансов в инфраструктуру региона – прямой экономический эффект. При этом региональный уровень принятия решений оснащается инструментами развития и полномочиями, достаточными для ведения собственной эффективной экономической политики. Очевидно, что сложившаяся региональная политика России явно нацелена на выравнивание межрегиональных различий и целей экономического развития не преследует. Парадокс, но эта система не создает стимулов не только регионам-донорам, что очевидно, но и формальным выгодоприобретателям – территориям-реципиентам. Во многих регионах федеральное финансирование кратно превышает их собственные доходы. И как только реципиент за счет собственного развития наращивает доходы, центр тут же сокращает ему федеральные трансферты на эту же сумму. Общий результат для регионального бюджета оказывается равен нулю. Зачем в таком случае стараться? Где стимул?

Сенсационное заявление сделал недавно глава Злынковского района Брянской области Николай Зевако на одном из совещаний. Он предложил отделиться от России и всем районом войти в состав соседней Украины. Своё предложение местный чиновник мотивировал тем, что район постоянно отдает все заработанное в виде налогов в федеральный центр и областную казну. По информации газеты “Новые Известия”, в самом районе даже начался сбор подписей за отделение от России. Причиной сепаратизма является даже не столько социальный (у двух третей жителей родственники проживают в соседних государствах), сколько экономический и экологический факторы. Дело в том, что Злынковский район наиболее пострадал от аварии на Чернобыльской АЭС: уровень радиоактивного загрязнения здесь остается до сих пор одним из самых высоких в регионе, однако никаких доплат местные жители не получают. Промышленность района лежит в руинах, отсюда крайняя бедность и нищета.

Кстати, жители Злынки не одиноки в своём сепаратизме – несколько лет назад «восстал» соседний с ними Красногорский район. Тогда инициативная группа жителей собрала более 5 тыс. подписей за отделение от России и переход под власть Белоруссии. В результате – глава района Илья Кирченко попал в больницу и лишился своего поста. Обзор глобальных тенденций демонстрирует: региональная политика успешных крупных государств имеет тенденцию к децентрализации и переносу центра тяжести в промышленной политике на уровень регионов, которые во многом самостоятельно выбирают сценарий участия в глобальных цепочках добавления стоимости. Будущее российской промышленной политики тоже за регионами: у нас в силу размера страны не может быть одинаковой промышленной политики на всей ее территории. Что приемлемо для Северо-Запада – не годится для Поволжья: слишком разные конкурентные поля, рынки сбыта, рынки капитала.

О миграции

Российское население становится все более малочисленным, и здоровье его слабеет. По прогнозам ООН, к 2050 г. Россия будет занимать 18-е место в мире по численности населения, уступая по этому показателю почти в 14 раз Китаю и в 4 раза С ША. Даже “малодетная” Япония в перспективе обгонит Россию по численности населения. Специалисты связывают этот феномен с тем, что в Японии на порядок серьезнее подходят не только к сохранению жизни каждого новорожденного, но и всеми силами пытаются сохранить качество человеческого потенциала страны, в то время как в России уже в течение многих лет показатель качества генофонда, который определяется уровнем здоровья, образования и доходов, ежегодно снижается. Демографы полагают, что если государство не найдет действительно действенных способов увеличить число рождаемости детей (притом здоровых) и поддерживать здоровье трудоспособного населения на должном уровне, ему в обозримой перспективе придется столкнуться с крупномасштабной миграцией и, в первую очередь, с потоком низкоквалифицированных трудовых кадров. Демографы полагают, что снижение качества человеческого потенциала России – показатель крайне неэффективной социально-экономической политики, реализуемой сегодня в стране. При сохранении такого подхода к здоровью нации прогноз о снижении численности населения страны может быть в очередной раз пересмотрен специалистами, и притом опять в сторону уменьшения. Специалисты очень сомневаются, что государству удастся в достаточно короткий срок найти действительно действенный способ увеличить рождаемость и существенно снизить уровень смертности трудоспособного населения, что и будет приводить к дальнейшей депопуляции россиян. Демографы считают, что уже сегодня существует серьезное несоответствие между численностью населения страны и размерами ее территории, что ни по экономическим, ни по внешнеполитическим соображениям не отвечает интересам России. Дальнейшее же снижение числа россиян, считают специалисты, в какой-то момент вынудит руководство страны принимать кардинальные меры для активизации миграционных потоков. Есть огромная малонаселенная территория с большим запасом природных ресурсов, и есть перенаселенные страны, в которых людям нечего есть, и никакая миграционная служба не остановит потоки людей на незаселенную территорию, в которую превращается РФ. Одной из первоочередных мер по улучшению демографической ситуации - немедленное изменение закона РФ “О гражданстве”, а именно — предусмотреть возможность ускоренного получения гражданства РФ по крови для людей всех национальностей, имеющих национально-территориальные образования в РФ.

Заключение

Что касается рецептов выздоровления российской экономики: в первую очередь, необходима либерализация. Наличие экономической свободы есть «главное в достижении экономического роста в России», об этом заявил советник президента РФ Андрей Илларионов на конференции в Гонконге. Однако, по его словам, в настоящее время в стране наблюдается «снижение экономической свободы». Обязательно необходимо восстановить утраченное доверие к власти и снизить налоговую нагрузку. Кроме того, многие проблемы упираются в несовершенные государственные институты, и именно с их реформирования следует начинать оздоровление экономики. “Если в стране слабые государственные институты, то эффективность любых проектов будет отрицательной”.

Например, у нас вся приватизация превратилась в обычную раздачу госпредприятий частным предпринимателям якобы с целью повышения эффективности управления. В Китае же был очень жесткий государственный контроль над этими процессами с самого начала, при этом в 2003 г. был создан Комитет по контролю за деятельностью предприятий. Более того, сейчас принято решение о специальной переписи всех производственных предприятий – причем государство требует конкретную информацию об особенностях основных фондов и оборотных средств. То есть руководители хотят знать, что на данный момент представляют собой китайские предприятия, каковы их нужды и что необходимо сделать для их дальнейшего оптимального развития.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2