news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Как производители крепкого стали пивоварами

news_top_970_100

– Еще четыре года назад на этом месте было чистое поле, а сейчас одно из самых современных предприятий в республике, – с воодушевлением начинает экскурсию по заводу «Белый Кремль» его директор Ильдар Залаков. 

Завод построен по немецким технологиям и оснащен самым современным оборудованием / Фото: пресс-служба АО «Татспиртпром»

Один из лидеров в России по производству крепкого алкоголя – АО «Татспиртпром» – в начале 2018 года закрыл устаревший Чистопольский ликеро-водочный завод. А уже в августе того же года большая часть коллектива предприятия вышла на работу на новый завод в том же Чистополе на территории одноименного индустриального парка.

Спустя всего три года новое предприятие стало одним из крупнейших производителей пенной продукции в Татарстане с долей рынка в 16 процентов и производственной мощностью 15 миллионов декалитров в год, опередив по этому показателю других местных производителей. И это означает, что компания является серьезным налогоплательщиком.

По данным компании, только за первое полугодие 2021 года завод пополнил бюджет республики на 1,5 миллиарда рублей акциза, а с момента запуска производства – на 5,8 миллиарда рублей. Примечательно, что темпы роста не снижались даже в период всероссийского локдауна и связанного с этим закрытия ресторанов, кафе и так далее.

Восхищается Ильдар Залаков не только быстрым стартом и рывком, но и самим фактом, что удалось так внезапно освоить новую профессию. В целом компания в своем сегменте давно признанный мастер. Но тут совсем другой рынок, очень конкурентный, с высокими требованиями к качеству, да и технологии производства более сложные.

Завод в Чистополе построен по немецким технологиям. До пандемии на предприятие с немецкой педантичностью регулярно приезжал из Германии на проверку качества представитель компании König Ludwig International GmbH&Co. Но даже с началом пандемии контроль не ослаб: образцы продукции каждый месяц день в день отправляются в Германию.

При изготовлении продукции необходимы ювелирная точность, такт и вкус / Фото: пресс-служба АО «Татспиртпром»

Главный технолог завода Марина Гришина – специалист с 20-летним стажем. И она до сих пор с улыбкой вспоминает, как в коллективе ее поначалу принимали за иностранку.

– Рассказываю про технологии изготовления, а весь коллектив, который раньше занимался производством крепкой продукции, смотрит на меня и ничего не понимает, как будто я на другом языке говорю, – смеется Марина. Но коллектив сохранили, переучили. Теперь они разбираются в процессе не хуже какого-нибудь владельца баварской компании.

Хроматограф оценивает готовность – контролирует процессы преобразования веществ, которые образуют дрожжи в процессе брожения, мутномер изучает их после фильтрации, специальная установка позволяет прогнозировать сроки годности. Везде нужна ювелирная точность, четкая выдержка по срокам, а также такт и вкус, ведь это творческий процесс. И пример Марины Гришиной – наглядное тому доказательство. На работе проверяет готовность, экспериментирует со вкусами, а дома рисует картины.

По словам Ильдара Залакова, сейчас все большую популярность набирает безалкогольный продукт. Но и здесь не все так просто, есть в этой профессии своего рода секрет производства и различия.

Безалкогольный напиток делается совсем по-другому: используется специальная раса дрожжей, которая мальтозу (основной сахар сусла) не «ест». За счет чего спирт не образуется. Помимо этого, процесс регулируется температурой: если спирт подходит к критической отметке (допустимая норма – не выше 0,5%), температуру снижают. То есть процесс образования спирта в этом случае останавливают.

Есть и другой способ, при котором спирт «вытягивают» из обычной продукции, но неизбежно забирают вместе с ним также вкус и ароматику. По словам Марины Гришиной, оба способа применяются на мировом рынке пивоварения.

«Потребитель уходит в меньший градус»

Генеральный директор АО «Татспиртпром» Руслан Максудов в эксклюзивном интервью «РГ» рассказал про обеление рынка, повышение цен на продукцию и бурный рост безалкогольного сегмента.

Фото: пресс-служба АО «Татспиртпром»

– Насколько выросла себестоимость производства на фоне ковида? Наверняка подорожали солод, хмель, металл, стекло и прочее.

Руслан Максудов: Около 30 процентов роста стоимости солода ожидается до конца года. Деревянные поддоны подорожали в три раза. Выросли цены на все. В первом полугодии мы получили неплохие результаты. Но второе полугодие будет тяжелее – накопительный эффект сработает. С другой стороны, с продукцией крепкой группы есть возможность маневрировать. Например, заключать годовые контракты и фиксировать в них стоимость и объем. Поэтому нам в этом смысле немного проще. Возвращаясь к солоду, то по нему практически законтрактовались до конца года.

– То есть продукция на основе солода в магазинах подорожает?

Руслан Максудов: В ближайшее время нет. Снизу нас подталкивает растущая себестоимость, а сверху давят федеральные сети и покупательский спрос. У нас есть предел прочности, еще имеются резервы, чтобы держать цену. Сам рынок по многим позициям должен успокоиться: по тому же полиэтилену он явно перегрет.

– По сравнению с ранее выпускаемой продукцией что можно перенести или применить при производстве солодосодержащей?

Руслан Максудов: Регуляторика здесь немного отстает от крепкой группы. Компания выступает за обе­ление рынка. Поэтому мы сторонники введения минимальной розничной цены и выступаем за маркировку, но только разливного, иначе есть риск поставить лишние барьеры. Не забываем, что есть ЕГАИС, которая позволяет отследить продукцию.

И минимальная розничная цена, и маркировка кег работают в Республике Татарстан. В прошлом году Госалкогольинспекция Республики Татарстан запустила проект по маркировке кег, который позволил вывести из тени большую часть этого рынка.

И теперь такой пример рекомендуем тиражировать на всю страну. С одной стороны, маркировка позволила искоренить нелегальную продукцию в этом сегменте, которая в республике могла превышать 50 процентов. С другой, это дало возможность заработать добросовестным производителям. К примеру, у нас реализация по данному каналу продаж выросла. Мы заместили те объемы, которые были в «серой» зоне.

– Насколько перспективно производство безалкогольного?

Руслан Максудов: Потребитель сейчас уходит в меньший градус. В прошлом году продажи крепкой продукции снизились на 2,5 процента, а продажа всех слабоалкогольных продуктов растет очень хорошими темпами. Пока этот рынок сам по себе мизерный, это нишевая территория. Но производство весьма маржинально, поскольку здесь нет акциза. И данный рынок растет. Это заставляет задуматься о расширении линейки безалкогольной продукции, и мы изучаем такую возможность.

Татьяна Карабут
«Российская газета»

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100