news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Фарит Губаев: «Шаймиев ждал свой фотопортрет два десятилетия»

news_top_970_100

Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, член Союза художников России и почетный член Союза фото художников России Фарит Губаев вспоминает о работе и личном общении с первым Президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым.

Фарит Губаев: «Минтимера Шариповича я знаю давно: еще со времен работы фоторепортером в газете «Вечерняя Казань»

Фото: © Султан Исхаков / ИА «Татар-информ»

«Минтимера Шариповича я знаю давно: еще со времен работы фоторепортером в газете «Вечерняя Казань». Однако в 80-90-е годы знакомство было односторонним, я видел его лишь издалека – на различных официальных мероприятиях», – рассказывает Фарит Саитович.

И лишь в середине 90-х годов, когда фотограф жил и работал в Москве, случилось личное общение с Шаймиевым. Губаев приехал в Казань в командировку от российской газеты, чтобы сделать портрет первого Президента Республики Татарстан.

«Меня приятно поразили его открытость и доброжелательность»

Фото: © Фарит Губаев

«Не скрою, было приятно услышать во время той съемки, что Шаймиев помнит мое имя по многочисленным публикациям в „Вечерке“. Меня же приятно поразили его открытость и доброжелательность, — рассказал фотограф. — Уже позже, в конце 90-х, когда я вернулся в Казань, при каждой нашей встрече мы здоровались рукопожатием или просто взглядами как хорошие знакомые».

Во время любого большого праздника, будь то Сабантуй или День города, Шаймиев мог подойти к толпе зрителей, чтобы лично поздороваться, вспоминает фотограф. По его словам, политик никогда не отказывал и в просьбе сделать совместный снимок на память и мог смело принять приглашение танцующих и войти улыбаясь в круг хоровода.

Очень часто Губаев встречал Президента на презентациях художественных выставок, премьерных спектаклях и юбилейных вечерах деятелей культуры. Было видно, что это не просто обязательное присутствие на публичном событии, но и огромный человеческий интерес к культуре и ее ведущим деятелям.

Шаймиев мог смело принять приглашение танцующих и войти, улыбаясь, в круг хоровода.

Фото: © Фарит Губаев

«Если я оказывался рядом, Минтимер Шарипович мог поделиться своими впечатлениями или поинтересоваться моим мнением, — рассказывает фотограф. — Всегда поражали и восхищали его глубокие познания в самых разных областях искусства».

При разговоре с известными личностями, будь это ученый с мировым именем или знаменитый писатель, Шаймиев на равных вел беседу, проявляя поистине энциклопедические познания.

«Он действительно хорошо разбирается и в живописи, и в литературе, и в музыке, — подчеркнул Губаев. — Всегда имеет собственное мнение и даже вступает в спор, отстаивая свою точку зрения».

«Он действительно хорошо разбирается и в живописи, и в литературе, и в музыке»

Фото: © Фарит Губаев

Об индивидуальной фотосессии

Однажды, в преддверии тысячелетия Казани, Фарит Саитович решился поделиться с пресс-секретарем Президента своим давним желанием сделать фотопортрет Шаймиева.

«Примерно через месяц мне позвонили, — рассказал Губаев. — Была назначена дата съемки. Правда, время для фотосессии ограничили: „Максимум полчаса“».

К долгожданной встрече фотограф подготовился основательно: продумал световые схемы, технику и даже одолжил у коллеги комплект студийного освещения. Волновался, понимал, что другого такого шанса может и не быть.

«Фотосессия проходила в Казанском Кремле, и к нам очень скоро присоединился личный фотограф Шаймиева Михаил Козловский. Присутствие коллеги очень порадовало и даже помогло. Можно было время от времени снимать Президента как бы со стороны, когда он позировал Михаилу», — отметил собеседник ИА «Татар-информ».

Минтимер Шарипович сел перед студийными софитами. Губаев сделал несколько кадров и внезапно понял, что вспышки искусственного света причиняют неудобства Шаймиеву, да и самому фотографу было неинтересно снимать напряженное лицо политика.

«А давайте не будем включать этот свет, — предложил Фарит Саитович. — Попробуем сделать съемку при естественном освещении — и тогда можно будет снимать в разных местах».

«Я всегда восхищался интуицией Шаймиева. Для него собеседник – это буквально открытая книга»

Фото: © Фарит Губаев

Минтимер Шарипович радостно согласился. Для Губаева это была уже привычная съемка в формате фотонаблюдения, дающая возможность поймать в нужное время нужное состояние. Фотосессия в итоге превратилась в своеобразную экскурсию по Кремлю. Фотографы сопровождали Шаймиева по многочисленным залам и кабинетам, пытались поймать лучший кадр.

Губаев посматривал на часы и переживал, что 30 минут, отведенные на встречу, неумолимо истекали. Словно угадав состояние фотохудожника, Президент успокоил: «Не переживайте. Работайте столько, сколько нужно».

«Я всегда восхищался интуицией Шаймиева, — вспоминает Губаев. — Для него собеседник — это буквально открытая книга. Каким-то шестым чувством Минтимер Шарипович понимает, какие мысли и чувства тебя переполняют».

О лучших кадрах

Примерно через час волнительных съемок Президент сменил костюм, чтобы освежить образ и картинка не примелькалась. А еще минут через 30 возникла техническая пауза. Михаил Козловский стал настраивать камеру, а Минтимер Шарипович присел на стул и о чем-то задумался.

«Вот тут я понял, что пришло мое время. Это был тот самый долгожданный момент, — вспоминает Фарит Губаев, — Быстро навел фокус и сделал несколько снимков!»

«Михаил! Пока ты занимался настройкой камеры, твой коллега успел отснять 5 кадров и, наверное, это и будут самые удачные фотографии», — полушутя обратился пришедший в себя Минтимер Шарипович к Козловскому.

«Я давний поклонник черно-белого изображения, которое помогает достичь большей достоверности и психологии при портретной съемке»

Фото: © Фарит Губаев

Фарит Саитович был поражен чутким слухом Шаймиева, тому, как точно тот сосчитал количество щелчков затвора фотоаппарата. Интуиция не подвела политика, и один из этих пяти кадров действительно стал лучшим в фотосессии. Уже дома, просматривая огромное количество кадров на мониторе компьютера, Фарит Саитович увидел несколько удачных портретов. Но лишь один снимок, один из тех самых пяти кадров, сделанных по наитию, попадал точно в цель. Это был портрет немного усталого, но очень сильного духом человека, на лице которого читалась мудрость и уверенность в себе.

«Я давний поклонник черно-белого изображения, которое помогает достичь большей достоверности и психологии при портретной съемке, — уточнил собеседник ИА «Татар-информ». — Потому взял на себя смелость напечатать этот портрет в черно-белом варианте. Именно его и отвез Минтимеру Шариповичу».

Шаймиев долго всматривался в фотографию и, выдержав волнительную для Фарита Саитовича паузу, сказал: «Вы знаете, этот портрет я ждал 20 лет… Уж столько было снимков, а такого, что вижу сейчас, не было!».

Губаев и сам понимал, что такой портрет — большая удача. И было особенно приятно, что Минтимер Шарипович понял это и выскоко оценил результат, отметил фотохудожник. 


Губаев Фарит Саитович

Заслуженный деятель искусств Республки Татарстан, член Союза фотохудожников России и Московского Союза художников-графиков.

Фотокорреспондент республиканских и российских СМИ. Один из основателей казанской фотогруппы «ТАСМА», которую возглавлял многие годы. 

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100