news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Изгнать пиццу из храма: краеведы и Церковь восстали против общепита в моленной на Булаке

Внеплановое собрание казанских градозащитников Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры прошло на неделе с участием представителей Русской Православной Церкви и старообрядческого священства. Поводом стало объявление в Интернете о продаже на Булаке здания Спасо-Преображенской церкви середины XIX века за 90 млн рублей.

news_top_970_100
Изгнать пиццу из храма: краеведы и Церковь восстали против общепита в моленной на Булаке
Частное объявление о продаже здания бывшей Спасо-Преображенской церкви середины XIX века встревожило старообрядцев и краеведов
Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Верующие забеспокоились, что новый собственник после покупки может снести храм

Частное объявление о продаже здания бывшей Спасо-Преображенской церкви середины XIX века, расположенного на Университетской, 2/3, встревожило старообрядцев и краеведов. Красно-белое здание давно не используется как культовое сооружение, в 2011 году сюда въехал банк. Его выставили на продажу за 89,9 млн рублей как «помещение свободного назначения» (объявление вскоре сняли с публикации).

Здание выставили на продажу за 89,9 млн рублей как «помещение свободного назначения»

Скриншот 

По соседству, на углу Булака, находится здание еще одной церкви, также середины XIX века, – Никольской. Некогда это был единый комплекс и, можно даже сказать, старообрядческий квартал. Несколько дней назад в соцсети попали фотографии строительных работ внутри углового здания. Обе церкви изначально строились именно как старообрядческие: верующие забеспокоились, что новый собственник после покупки и вовсе может снести их, так как объекты находятся в центре города, который всегда особо востребован предпринимателями.

Никольская единоверческая церковь на Булаке – небольшое здание, снаружи в сдержанном сером цвете с белыми акцентами на элементах по углам, аркам окон и на декоре карниза. Двухъярусная колокольня и большой купол были «срезаны» в советские годы, и только в 1997 году Кабинет Министров РТ внес «усеченную» дореволюционную церковь в перечень объектов культурного наследия со значением республиканского. Основной объем бывшей церкви сейчас пустует, здесь как раз и были замечены ремонтные работы (до этого несколько лет здесь размещалось кафе Fleur); со двора примыкают пристрои ресторана «Хан-Булак»; с западной стороны здания располагаются пиццерия и национальный фастфуд «Татмак». 

Никольская единоверческая церковь на Булаке – небольшое здание, снаружи в сдержанном сером цвете с белыми акцентами на элементах по углам, аркам окон и на декоре карниза

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

«Объект культурного наследия обезображен и функционально, и архитектурно. Пристрой к памятнику регионального значения – это вообще беззаконие. Плюс ко всему функционально – это же ресторан!» – констатировал известный архитектор, краевед-исследователь архитектуры Казани Сергей Саначин.

Религиозный объект отмечен на проектном плане, утвержденном императрицей Екатериной II

Саначин рассказал участникам внепланового собрания ВООПИиК, что духовный центр под названием Дом Пресвятыя Богородицы существовал у старообрядцев, приемлющих священство, за пределами посадских стен Казани в Кирпичной слободе, то есть на этой самой территории, уже в 1767 году. Религиозный объект отмечен на проектном плане Алексея Квасова, утвержденном императрицей Екатериной II.

«В 1818 году на задах этого комплекса поселился купец Иван Иванович Коровин, тогда он и стал именоваться Коровинской часовней. А часовнями, надо отметить, тогда называли вообще моленные старообрядцев – то есть это не значит, что это маленькое сооружение, по внешнему виду они могли выглядеть как обычный храм. Виден этот храм на панораме Александра Свечина 1763 года и, например, на более позднем рисунке 1833 года. При екатерининской перепланировке города (упорядочивание расположения улиц и, соответственно, строений на них, – прим. Т-и) Коровинская часовня не пострадала. Но в 1852 году по повелению Синода и в целях борьбы с иноверием она была запечатана чиновником МВД Павлом Мельниковым-Печерским и сломана до основания. Остались три одноэтажных каменных флигеля, которые были переданы общине», – рассказал Сергей Саначин.

Сергей Саначин: «Объект культурного наследия обезображен и функционально, и архитектурно»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Дальнейшая история единоверческого храма-комплекса на Булаке, признал архитектор-краевед, изобилует белыми пятнами. Но по источникам все же удается установить, что хоть в 1852 году Коровинская часовня была разобрана, бывшие ее прихожане, казанские купцы первой гильдии Арсений Кондратьевич Подуруев и Игнатий Петрович Рязанов просили Казанского архиепископа Григория учредить храм на том же самом месте на основании правил единоверия. Одобрение было получено в 1854 году.

«Сначала в 1856 году флигель посередине Воскресенского проулка (то есть улицы Университетской) был перестроен в теплый храм в честь Преображения Господня. Это была бывшая келья, жилой флигель. Затем в 1870 году он был расширен, но уже на средства прихожан. В 1888 году к нему пристроили придел во имя Божией Матери Всех скорбящих радости. Его проект разработал казанский городовой архитектор, художник по архитектуре Петр Романов. Освящение произошло в 1891 году. В советское время здесь, как известно, был радиокомитет, а ныне банк «Дом.рф» (это соседнее с Никольской церковью здание в квартале, внесено в 2009 году в перечень объектов культурного наследия муниципального значения как церковь Спасо-Преображенская по Университетской, 2/3, – прим. Т-и).  В том же 1856 году, когда был построен маленький первый храм, на месте другого флигеля на углу Булака теми же купцами Подуруевым и  Рязановым построен был большой холодный храм единоверческой общины. Его освятил во имя святителя Николая Чудотворца 31 января 1862 года архиепископ казанский Афанасий. В 1906 году этот храм обновлялся, в советское время здесь появилось общежитие, затем фармакологическая фирма, кажется, “Салават”, ныне ресторан “Хан-Булак” и кафе “Татмак”», – подытожил Саначин.

«Пристрой к памятнику регионального значения – это вообще беззаконие. Плюс ко всему функционально – это же ресторан!»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Кстати, в этом же квартале, но со стороны улицы Пушкина не так давно произошла еще одна неприятная для старообрядцев ситуация. Осенью 2020 года стало известно, что в старинном доме, который, заверяют староверы, некогда тоже был собственностью их предков, новый собственник-предприниматель продает аутентичную чугунную лестницу. Кованые пролеты некая блогер купила за 650 тысяч рублей и хвастливо намеревалась вывезти их в Уфу.

«Эта церковь в частной собственности. Для такого случая нет законодательства»

Какие в здании Никольской церкви ведутся работы, существует ли проект на эти действия, который необходимо утверждать в Комитете РТ по охране объектов культурного наследия, – первые вопросы к происходящему, подчеркнула помощник Президента РТ, член Татарстанского отделения ВООПИиК Олеся Балтусова.

Олеся Балтусова: «Ситуация с этой церковью на Право-Булачной очень давняя, много лет прошло с тех пор, как она вообще оказалась в частных руках»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

«Если это несанкционированные работы, нет проекта реставрации, нужно обязательно обращение от Общества охраны памятников в Комитет РТ по охране объектов культурного наследия. Ситуация с этой церковью на Право-Булачной очень давняя, много лет прошло с тех пор, как она вообще оказалась в частных руках. Постоянно эти дискуссии были, на каком основании частный собственник там делает коммерческое учреждение, почему это ресторан, почему у него кальянная в алтарной части. Я это помню еще лет 20 назад. Я работаю десять лет и честно скажу – за это время ко мне уже два собственника приходили и спрашивали, что с этим зданием делать. Ни у кого дело в этом здании не пошло. А в 2011 году, когда по Университетской, 2/3 садился банк, хотел убрать церковные росписи со стен. Но после общественного вмешательства, публикаций в СМИ они оставили общественное пространство, где остались эти ценные элементы», – сказала помощник Президента РТ.

Она подчеркнула, что по закону о реституции (возврате) религиозных объектов (ФЗ 327) верующим государство возвращает то имущество, которое оказалось в его распоряжении, в случае же со старообрядческими церквями на Университетской собственник – частное лицо.

«Церкви в частной собственности, для такого случая нет законодательства, чтобы государство выкупало объекты у владельцев с целью передачи церкви. А вопрос собственности один из самых сложных, очень сложное в целом земельное законодательство, поэтому на сегодня нет никакого решения. Не так давно в Аппарат Президента РТ поступило обращение митрополита Русской Православной Старообрядческой Церкви Корнилия по Спасо-Преображенской церкви, но как оно будет рассмотрено, пока ответа нет. Пока нет и понимания, как поступить, поскольку стоимость выкупа достаточно серьезная. Даже если мы сейчас везде кинем клич как Общество охраны памятников, мы не соберем так быстро 90 млн рублей. Ладно бы 9, может быть, 9 действительно бы собрали», – признала Балтусова.

«В 2011 году, когда по Университетской, 2/3 садился банк, хотел убрать церковные росписи со стен»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Из Никольской церкви общежитие «Татваленка» отселили в начале 90-х, причем затем здание, как выяснилось на собрании ВООПИиК, не продали, а передали в собственность юридического лица – фирмы «Лира». Последняя, к слову, даже заказала проект реставрации, который был выполнен Татарским специальным научно-реставрационным управлением (ТСНРУ), но реализован он был только отчасти (на фасадах), хотя предполагал полное восстановление, в том числе колокольни и барабана с куполом. Неоднозначная юридическая ситуация с Никольским храмом сложилась именно в связи с тем, что закон о запрете передавать в частную собственность церковные здания вышел позже, чем произошло отчуждение храма от государственного имущества. Если сейчас обращаться в суд для передачи объекта верующим, трудно просчитать, как и на чем будет основываться суд в своих решениях.

«Будет храм – будут прихожане. Пустым не останется»

«Я, конечно, не специалист, но ведь сейчас больших приходов нет. Получается, что Белокриницкая иерархия в Казани уже имеет два храма, третий храм – во-первых, это и финансовый вопрос, плюс ко всему где набрать столько прихожан. Наверное, это будет не так легко», – выразил мнение архитектор Сергей Саначин, обсуждая предназначение церквей после потенциального разрешения вопроса с продажей и размещением здесь точек общепита.

С западной стороны здания располагаются пиццерия и национальный фастфуд «Татмак»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

В начале 2000-х он участвовал в конкурсе на территорию в районе театра Камала и в том числе предлагал в своем решении полное визуальное восстановление Никольской церкви на Булаке – с барабаном, куполом и шпилем, но функционально предлагал тогда разместить в здании музей религии или диораму событий 1774 года, когда в Казань пришли отряды Емельяна Пугачева.

«Любое место, где некогда стоял храм, даже если он был разрушен, остается святым местом. Любой храм, который не разрушен, будь то руинированный или храмы, как Никольский и Спасо-Преображенский, которые используются совсем по другому назначению, все равно остаются храмами. По правде Божьей, это святое место. В народной памяти, в народном представлении это в любом случае храм Божий, как бы он ни использовался. Но если он используется не по прямому назначению, это нельзя назвать иным словом, кроме как святотатство. Даже если цель красивая и благородная (школьные кружки, библиотека), но она несовместимая с храмом. Если мы говорим о храме, естественно, его надо возрождать как храм, а не как объект культурного применения. Ради исторической правды и справедливости хорошо было бы, если бы мы со временем пришли именно к этому пониманию и к этому моменту жизни славного града Казани – восстановить эти два храма. Вопрос второй, третий, десятый – будут прихожане или не будут прихожане. Они в любом случае будут: будет храм – будут прихожане. Пустым храм не будет», – выразил позицию Церкви ректор Казанской духовной семинарии протоиерей Владимир Самойленко.

Владимир Самойленко (в центре): «Любое место, где некогда стоял храм, даже если он был разрушен, остается святым местом»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Настоятель Покровского кафедрального собора Казанско-Вятской епархии Русской Православной Старообрядческой Церкви Роман Донцов акцентировал, что и митрополит РПсЦ Корнилий в своем обращении к Президенту РТ Рустаму Минниханову просил о восстановлении храма и передаче верующим.

«Мы, живущие сегодня, тоже имеем ответственность за то, как мы используем здания, относимся к городу, к памяти тех, кто здесь вкладывал свои силы. При сегодняшней благоприятной обстановке со стороны администрации и властей думаю, что мы можем надеяться на диалог, на сотрудничество, на помощь. Дай Бог, что когда-то эти церкви будут возвращены верующим», – сказал отец Роман.

Союзники в намерении изгнать фастфуд из здания церкви – градозащитники ВООПИиК, представители РПЦ и старообрядчества – единогласно одобрили подготовку коллективного обращения о разрешении ситуации на имя Президента РТ и в адрес Комитета РТ по охране объектов культурного наследия. 

Фоторепортаж: Михаил Захаров
news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100