news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

История российских переписей населения: как учитывали татар

Как проходил учет населения в нашей стране в разные исторические периоды: публикуем выдержки из сборника Института истории им. Марджани «Татары в переписях населения».

news_top_970_100

«Служилые татары стали надежным оплотом государства как в хозяйственном, так и в военном отношении»

История проведения учета населения на территории современной России восходит ко времени существования Улуса Джучи (Золотой Орды), когда с целью обложения подданных данью в 1257-1259, 1273 и 1287 гг. были проведены всеобщие переписи податного населения Монгольской империи.

Писцовая книга

Источник: ru.wikipedia.org, общественное достояние

В Российском государстве, которое унаследовало многие административно-управленческие традиции Золотой Орды, начало статистического учета жителей было положено в XV в. так называемыми писцовыми книгами, представляющими собой описания городов, сел и земель, а также социального состава населения и возложенных на него повинностей. Несмотря на то что авторы писцовых книг не ставили своей целью учет населения, это уникальный источник данных о населении, населенных пунктах и особенностях административного устройства различных территорий того времени.

С середины XVII в. поземельные описания (писцовые книги) заменились подворными (переписные книги). Нововведение было связано с установлением в 1646 г. в Российском государстве новой единицы податного обложения – тяглового двора вместо земельного участка.

Подворные переписи проводились в 1646–1647, 1678–1679, 1709–1710 и 1716–1717 гг. Основным отличием подворных переписей от писцовых описаний стало отсутствие земельных описаний и представление более полных сведений о самом населении. При описании двора приводились сведения обо всем мужском населении.

Татары, в первую очередь представители служилого сословия, начинают фиксироваться в писцовых книгах при описании городов и населенных пунктов после завоевания Российским государством татарских ханств во второй половине XVI в. В этот период началось формирование этноса волго-уральских татар – ядра будущей татарской нации. В процесс его формирования включились различные этнотерриториальные группы и сословные страты татарского народа – казанские, астраханские, касимовские, мещерские, и также этнически близкие к ним группы северо-западного Приуралья.

Несмотря на то что материалы писцовых книг не позволяют установить полную картину демографического развития татар, они являются ключевым источником по социально-экономической политике Российского государства по отношению к народам бывшего Казанского ханства. Среди них сохранившиеся писцовые и переписные книги Казанского и ряда других уездов второй половины XVI – XVII в., земли которых ранее входили (полностью или частично) в состав Казанского ханства. Сопоставление данных книг по этим уездам за разные годы позволяет исследователям проанализировать динамику численности, характер расселения, социальное положение служилой части татарского населения – мурз и служилых татар.

Служилые татары. Гравюра, 1731 г.

Источник: 100tatarstan.ru

Формирование довольно значительного по численности татарского военно-служилого контингента, в том числе из ясачных людей, являлось важной частью политики московской власти по созданию социальной опоры своей власти в Среднем Поволжье. Именно служилые татары стали здесь надежным оплотом Российского государства, как в хозяйственном, так и в военном отношении. С этим процессом связано и зафиксированное в писцовых материалах формирование служилых «новокрещен» – особой группы населения из числа служилых татар и ясачных людей, принявших православие и получавших преференции от государства.

Категория «ясачных чюваш» сначала была социальной стратой и означала тягловое население

В документах учета населения второй половины XVI – второй трети XVII в. Казанского и Свияжского уездов предки современных татар регистрировались и в категории «ясачных чюваш» или «чюваш».

В этот период она являлась социальной стратой и означала тягловое население. Сам феномен объясняется тем, что в период Казанского ханства представители местной знати термином «чуваш» или «чюваш» обозначали ясачное население. Данная категория населения исповедовала ислам и говорила на татарском языке. В последней четверти XVII – начале XVIII в. социальное значение данного термина постепенно нивелировалось с другими податными сословиями. В период правления Петра I жителей всех «чювашских» населенных пунктов в документах учета повсеместно регистрировали уже как «ясачных татар». С этого времени термином «ясачные чуваши» обозначали только чувашскую этническую группу тяглового сельского населения в Среднем Поволжье.

С начала XVIII в. появляются более полные данные о численности, расселении и сословном положении татарского населения Российской империи. Это было связано с введением новой формы учета, так называемых ревизий (от позднелатинского revisio – пересмотр).

Ревизская сказка

Источник: ru.wikipedia.org, общественное достояние

Масштабные преобразования государственного управления и системы налогообложения, увеличение численности населения и рост производства в XVIII в. поставили перед российским правительством непростую задачу совершенствования системы фискального и хозяйственного учета. В новых условиях территориально-статистические описания, оформляемые в XVII в. писцовыми и переписными книгами, оказались малопригодными. Острая необходимость замены подворной системы учета населения на подушную возникла после переписи 1710 г. и ландратской переписи 1716–1717 гг., зафиксировавших сокращение количества дворов как фискальных единиц. В XVIII в. оформилась новая система административно-финансового учета.

С 1718 г. основным источником о численности и сословном составе населения Российской империи XVIII – середины XIX в. и ее отдельных народов служат материалы ревизий или подушных переписей. Первоочередной целью ревизий для государства являлся учет податного населения для сбора подушной подати и выполнение воинской повинности. С этого времени переписи, фиксирующие тягловое мужское население, стали именоваться ревизиями и проводиться периодически. Единицей учета населения (вместо прежнего «двора») становится «ревизская душа», данные о которой вносились в именные списки – ревизские сказки. Всего в России было проведено 10 ревизий (1718, 1743, 1761, 1781, 1794, 1811, 1815, 1833, 1850 и 1858 гг.).

В первых двух ревизиях учитывалось только мужское население, и лишь с третьей переписи началась фиксация женского населения. В переписях населения регистрировалось изменение состава членов семей по сравнению с данными предыдущей ревизии. В целом последние ревизии помимо наименования губернии, уезда, города или селения и времени составления «сказок» содержали в переписном листе шесть граф:

  1. номер семьи по предыдущей ревизии;
  2. номер по текущей ревизии;
  3. имена и фамилии лиц, внесенных в список по предыдущей ревизии и прибывших после;
  4. возраст записанных лиц;
  5. время убытия лиц, внесенных в список по предыдущей ревизии;
  6. возраст находящихся налицо.

Главной целью ревизий было распределение подушной подати среди мужского населения. Независимо от изменения демографической ситуации в местности податное население должно было платить подушную подать до следующей ревизии, исходя из количества душ, зафиксированных предыдущей ревизией. Поскольку в XIX в. происходило постепенное увеличение размера подушной подати, то проведение ревизий среди народа стало мерой непопулярной.

В XVII–XIX вв. не фиксировалась национальная принадлежность населения через его самосознание или самоназвание

Существенным недостатком ревизий была протяженность по времени. Это порождало либо двойной учет, либо недоучет населения и таким образом нарушало принцип единовременности фиксации граждан. Например, проведение V ревизии растянулось почти на 14 лет – с 1794 по 1808 г. Кроме того, ревизии учитывали не фактическое число жителей, а приписных из податных сословий.

Большие неудобства и путаницу при проведении ревизии создавало то, что уже в ходе переписи в нее включались все новые и новые группы населения. Сословный характер общественных отношений в царской России четко проявлялся при учете различных категорий населения. Если численность представителей привилегированных сословий: дворян, духовных лиц, военных – учитывалась через сословные учреждения, то для подсчета податного сословия регулярно проводился специальный учет.

Важно отметить, что в документах учета населения XVII–XIX вв. не фиксировалась национальная принадлежность населения через его самосознание и/или самоназвание. Для государственной статистики того времени важнейшими критериями учета выступали сословная принадлежность и обязанности по отношению к государству. Только начиная с переписи 1897 г., при проведении которой был учтен опыт европейских стран, главным маркером национальности становится родной язык, а косвенным – вероисповедание. Сословно-этнические группы, выделенные по I и II ревизиям, позже фигурируют в ревизиях в неизменном виде вплоть до конца XVIII в. (например, служилые татары, служилые чуваши, служилая мордва, ясачные татары, ясачные чуваши, ясачная мордва и т.д.).

В документах учета населения XVII–XIX вв. не фиксировалась национальная принадлежность. Важнейшими критериями выступали сословная принадлежность и обязанности по отношению к государству

Фото: kpfu.ru 

Материалы ревизий фиксируют различные сословные группы татар: ясачные татары, ясачные новокрещены, служилые татары, служилые новокрещены, служилые мещеряки, тептяри, лашманы и др.

В некоторых случаях, как, например, в Уфимском уезде, сословная принадлежность жителей населенных пунктов менялась от одной ревизии к другой. Часть вольных переселенцев в Приуралье (служилые татары, мещеряки, тептяри и бобыли) становились припущенниками в казенных угодьях, отведенных государством в волостное владение без права продажи местным кочевым племенам. Оно приняло особую форму в виде башкирского вотчинного землевладения.

В XVIII в. происходит сближение служилых татар в правовом положении с ясачным сословием. Наравне с крестьянами служилые татары стали платить подушную подать и нести рекрутскую повинность.

К середине ХІХ в., когда во многих странах мира начали проводить переписи, приближенные к их современному пониманию, в мировой науке появляются первые определения переписей населения как масштабных государственных учетных операций, охватывающих все население страны или ее отдельных территорий. В России отдельные шаги по проведению переписей в таком понимании начали предприниматься с 60-х гг. ХIХ в. А в крупных городах – Петербурге, Москве, Харькове и ряде других – были проведены однодневные переписи. Такие местные городские переписи стали первым опытом проведения переписных работ на западноевропейских принципах и стали подготовительным этапом к Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Однако это стало возможным только после введения в 1874 г. всеобщей воинской повинности и отмены в 1887 г. подушной подати, окончательно снявшей с переписи фискальную «нагрузку».

У татар начинает формироваться новый тип национального самосознания

28 января 1897 г. на всей территории Российской империи (кроме Финляндии) состоялась первая организованная на научном подходе перепись населения. Впервые учет населения носил всеобщий характер, а не охватывал отдельные сословия. Во время всеобщей переписи зафиксировался родной язык и вероисповедная принадлежность населения страны. Одним из инициаторов и организаторов переписи стал известный ученый, путешественник, государственный и общественный деятель П.П. Семенов-Тян-Шанский.

Перепись 1897 г. разворачивалась на фоне масштабных интеграционных процессов среди мусульманского тюркоязычного населения Российской империи

Фото: © ИА «Татар-информ»


В основу переписи 1897 г. было положено подворное обследование, а сведения собирались на основе критериев, выработанных международными статистическими конгрессами. Опросный лист состоял из 14 пунктов. На них должен был ответить каждый подданный государства. Новшеством этой Первой всеобщей переписи населения стало включение в опрос граф «родной язык» и «вероисповедание».

Национальная принадлежность респондентов фиксировалась через родной язык. Кроме того, для определения национальности использовались такие признаки переписных листов, как сословие, религия, и т.д. Появление в опросных листах пункта «родной язык» стало новшеством для идентификации российских подданных, т.к. до этого времени население имперской властью учитывалось главным образом по сословному и конфессиональному признакам.

Перепись 1897 г. разворачивалась на фоне масштабных интеграционных процессов среди мусульманского тюркоязычного населения Российской империи. В конце XIX в. зарождается реформаторское движение – джадидизм, обеспечившее развитие народа в условиях эпохи модернизации и вовлечения татар-мусульман в индустриализацию и урбанизацию. Начался подъем национальной культуры, сложились современное богословие и профессиональная культура, тесно связанные с формированием национальной интеллигенции. Определяющий вклад в нее внесли выдающиеся татарские просветители и богословы: Каюм Насыри, Хусаин Фаезханов, Шигабутдин Марджани, Ризаэтдин Фахрутдинов, Галимджан Баруди, Зия Камали, Муса Бигиев и другие. Возникла сеть книгоиздательств, система средств массовой информации, культурно-просветительских и благотворительных организаций. Сформировался современный нормативный литературный язык волго-уральских татар (К. Насыйри, Г. Камал, Дердменд, Г. Тукай, Г. Исхаки, Ф. Амирхан, Г. Ибрагимов и др.). Национальная школа пережила период коренного переустройства. Религиозное реформаторство открыло для сообщества татар-мусульман новые пути для органичного приобщения к достижениям европейской цивилизации.

Во второй половине XIX – начале XX в., в период подъема национального движения и актуализации представлений о своем историческом единстве у татар Российской империи начал формироваться новый тип национального самосознания. Он выразился в распространении единого этнонима «татары» и связанных с ним представлений.

«В Казанской губернии тяготение мусульман к религиозному фанатизму ослабевает и крепнет стремление к поднятию народности, усвоению татарского национализма», — писал в 1914 г. казанский губернатор П.М. Боярский

Фото: журнал «Казань»

Одновременно происходила дальнейшая консолидация различных этнотерриториальных групп татар. Об этой национальной идентичности татар, сосуществующей с конфессиональной, писал в 1914 г. казанский губернатор П.М. Боярский: «Раньше на вопрос: какой ты нации, татарин отвечал – мусульманской, то теперь в Казанской губернии тяготение мусульман к религиозному фанатизму ослабевает и крепнет стремление к поднятию народности, усвоению татарского национализма и созданию самостоятельной мусульманской культуры».

В новых условиях этноним «татары» начинает приобретать объединяющую функцию для тюркских этнотерриториальных групп Волго-Уральского региона и Западной Сибири (за исключением башкир и бухарцев). При этом местное (локальное – земляческое, этносословное) самосознание и соответствующие самоназвания отдельных этнотерриториальных и сословных общностей сохранялись в качестве вторичных. Так, у волго-уральских татар – в этом качестве выступало «мусульман», «казанлы», «мишар» (мещеряк), «тептяр», «кряшен», «нагайбак» и др.; у астраханских – «нугай», «карагаш», «йорт татарлары» и др.; у сибирских – «таболлык», «туралы», «параба», «бохарлы» и т.д.; у литовских – «муслим», «липка» (литва), «липка татарлары».

Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война помешала проведению Второй всеобщей переписи населения 1915 г. Между тем новая перепись с учетом опыта 1897 г. могла предоставить уникальный и достоверный материал о татарах Российской империи.

Продолжение следует. 

milliard.tatar

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100