news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Ирада Аюпова: «Культура – единственный оплот, который не дает нам стать серой массой»

О бизнес-мышлении руководителей учреждений культуры, отношении к инициативам уличных артистов и трансформации профессии библиотекаря рассказала министр культуры РТ Ирада Аюпова в интервью главному редактору ИА «Татар-информ» Ринату Билалову.

news_top_970_100
Ирада Аюпова: «Культура – единственный оплот, который не дает нам стать серой массой»
Ирада Аюпова: «Донести информацию о реализуемых культурных проектах будет сложно, если не будет журналистов, которые любят искусство также сильно, как и работники отрасли»
Фото: © Рамиль Гали / ИА «Татар-информ»

«Искусство не сможет выжить, если не будет грамотно выстроенной коммуникационной политики»

— Ирада Хафизяновна, в республике впервые проходит журналистский конкурс «Культурное перо» («Мәдәният каләме»). С чем связан интерес Министерства культуры РТ к журналистской отрасли в сфере культуры?

— В этом году мы приняли стратегию развития культуры в Татарстане, и одним из ключевых ее посылов является культурная коммуникация. В современном мире искусство не сможет выжить, если не будет грамотно выстроенной коммуникационной политики.

Донести информацию до широкой аудитории о реализуемых культурных проектах будет сложно, если не будет журналистов, которые любят искусство так же сильно, как и работники отрасли. Журналистов, которые понимают смыслы и посылы, транслируемые произведениями искусства.

Работать в нашей сфере непросто: все событийные проекты реализуются как правило вечером или по выходным. Выдержать такой темп, не будучи влюбленным в свое дело, немыслимо. А написать качественный материал, будь то репортаж или статья, не зная истории искусства, ее традиций, просто невозможно.

Конкурс «Культурное перо» («Мәдәният каләме») является своеобразным мотивационным инструментом. В конкурсе предусмотрены премии, материальное поощрение за ту активность, которую журналист проявляет в своей деятельности.

Мы бы хотели инициировать в нашей республике процесс, в котором журналист являлся бы самым близким другом для учреждений культуры. Учитывая, какой огромный объем проектов сегодня реализуется, мы нуждаемся в информационной поддержке, поддержке событийного контента, который был бы «вкусно» преподнесен. Это нужно для того, чтобы завтра к нам пришли молодые ребята, которые подтянут за собой и другие поколения.

— Кто может принять участие в проекте?

— Любой журналист, пишущий о культуре. У нас нет никаких ограничений.

Прием заявок осуществляется до 1 октября 2021 года — времени не так много. Заявки принимаются в семи категориях: «Преданный профессии», «Родная деревня», «Культурный блогер», «Культура в фокусе», «Интернет-культура», «Величайшее богатство народа — его язык» и «Дебют в культуре».


— На ваш взгляд, чего сегодня не хватает в материалах, выпускаемых журналистами о культурных событиях?

— Писать о культуре можно по-разному. Можно отделаться дежурными фразами о каком-либо проекте, но мне кажется, сегодня от журналистов ждут другого. И мне нравится нынешняя тенденция развития журналистики: часто в материалах чувствуется отношение самого автора к тому или иному культурному продукту — и мы будем оценивать именно это.

Я рада, что нынешнее поколение журналистов задают иную тенденцию развития отрасли. Развивая тему культурного проекта, еще лет 5-7 назад все вопросы касались бы лишь бюджетной составляющей события. Но сегодня все чаще спрашивают именно о содержательной части, миссии проекта. И это не может не радовать.

На сегодняшний день самая большая проблема – дефицит экспертов. Причем на всех уровнях: региональном, федеральном, международном. Раньше в профессиональном искусстве советская искусствоведческая школа была сильнейшей во всем мире. И если тогда в процессе подготовки большой акцент ставился на анализе национальных культурных явлений, то сегодня — либо зарубежной, либо русской классике.

Я согласна с тем, что академическое культурное наследие нужно сохранять, но важно не забывать, что существует такое явление как национальное искусство. Взять хотя бы якутское кино или якутский театр – это же культурный феномен! В этом смысле не отстает и многонациональное искусство Татарстана.

XX век — страшный период для культуры и искусства. Мы перестали считывать символы, мы стали унифицированными. Раньше костюм был трансляцией смыслов. Когда человек выходил в свет, можно было по одежде понять кто он, к какому ареалу культуры принадлежит, род его деятельности, его социальный и семейный статусы и многое другое.

Сегодня в силу унификации костюма мы пришли к тому, что видя человека, невозможно понять, кто он. Мы постепенно стали превращаться в эту серую толпу из антиутопического романа «Мы» Евгения Замятина. Культура — это единственный оплот, который не дает нам стать серой массой. Что касается этнокультурной принадлежности, есть прекрасное определение — это способ определения себя в глобальном мире.

Сейчас в мире высочайший спрос на самоидентификацию. Мы задумываемся о том, кто мы по сути, какая ценностная модель нам ближе. Это здорово, это один из сигналов оздоровления общества.

Но это направление развития важно поддержать, дать ему широкий резонанс. Потому так важно это связывающее звено между культурными явлениями и аудиторией. Я думаю, что культурный журналист - это человек, который прежде всего фиксирует, насколько то или иное произведение воздействует на ценностные ориентиры зрителя.

«Я посмотрела немного работ [фестиваля мусульманского кино], но то, что я успела оценить, мне понравилось»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

«Увеличивая объем финансирования учреждения из бюджетных средств, мы не делаем его продукт конкурентоспособным»

— В Казани прошло масштабное событие – Казанский международный фестиваль мусульманского кино. Успели ли вы оценить развитие киноиндустрии в регионах, в частности, в Татарстане?

— Признаться, я сапожник без сапог. Я посмотрела немного работ, но то, что я успела оценить, мне понравилось. Для меня ценность фильма определяется тем, хочу ли я его посмотреть еще раз, переосмыслить или нет.

Мне показалось, что в этом году во многих фильмах считывалась тема гуманизации. Причем работы как татарстанских режиссеров, так и зарубежных коллег транслировали, насколько мы — люди сохранили в себе искусство быть добрыми в этом мире.

— С 1 сентября в России реализуется акция «Пушкинская карта». Насколько в Татарстане этот проект поддержали?

— На сегодняшний день мы продали более пяти тысяч билетов по «Пушкинской карте». Впечатляющее начало! Преимущественно, билеты проданы в театры.

Мне нравится концепция этого проекта, так как по сути она направлена на поддержку культурной отрасли через стимулирование спроса, и она нацелена на подрастающее поколение, которому мы можем помочь сформировать культурные предпочтения.

Увеличивая объем финансирования любого учреждения лишь из бюджетных средств, мы не делаем его предлагаемый продукт конкурентоспособным. Но субсидируя определенную целевую аудиторию, мы стимулируем сами учреждения становиться лучше и интереснее для конкретной категории людей.

«Пушкинская карта» в какой-то степени побуждает формирование бизнес-мышления наших учреждений, которого так не хватает в нашей отрасли.

«Мы ежегодно производим объем информации, сопоставимый с произведенным объемом за всю историю человечества»

— В Казани случилось событие, которое получило широкий резонанс это так называемый «крик» о помощи Казанского института культуры в связи с нереализованными бюджетными местами на библиотечное направление подготовки. Профессия библиотекаря нынче не в моде?

— Ситуация, которая сложилась на библиотечном направлении подготовки в Казанском институте культуры, неуникальна. Дополнительные наборы на контрольные цифры были объявлены во многих вузах нашей страны. Все дело в том, что были приняты изменения в правилах приема абитуриентов. Они повлекли за собой ситуации, когда в учебных заведениях остаются нереализованные бюджетные места.

Касаемо самой специальности, нужно понимать, что библиотекарь — это не клерк, который занимается лишь книговыдачей. Это системный аналитик, который атрибутирует каждое издание, чтобы читатель мог легко ориентироваться в большом объеме информации.

«Библиотекарь — это не клерк, который занимается лишь книговыдачей. Это системный аналитик, который атрибутирует каждое издание, чтобы читатель мог легко ориентироваться в большом объеме информации»

Фото: © Рамиль Гали / ИА «Татар-информ»

Произошел информационный «бум». Мы ежегодно производим объем информации, сопоставимый с произведенным объемом за всю историю человечества. Без цифровизации, без искусственного интеллекта ориентироваться в этих массивах невозможно.

Я была на стажировке в Германии, где мы изучали принцип работы одной из библиотек. В ней находилось более 600 тыс. единиц хранения и всего четыре библиотекаря. Я думаю, нам потребуется более 100 лет, чтобы к этому прийти. Мы должны выстроить полноценную систему атрибутирования, а также оцифровать основную часть книжных документов и сделать полнотекстный поиск по этому массиву информации.

И тогда задача библиотекаря будет несколько иной в этом контексте. Фактически, это будет человек, который объединит в себе две компетенции. С одной стороны, он будет иметь квалификацию в той области знаний, в которой обрабатывается этот информационный контент, а с другой – он будет человеком, который обучит искусственный интеллект этот информационный массив правильно систематизировать и обеспечивать полноценный поиск.

Кстати, наша республика одна из первых начала переводить каталог в электронный формат. В этом мы преуспели. Сейчас на федеральном уровне этот процесс также ведется.

— Как продвигается процесс переезда Камаловского театра в новое здание?

— Мы объявляли Международный конкурс на разработку архитектурной концепции театра Камала, который планируем построить между улицей Хади Такташа и озером Нижний Кабан. 28 сентября состоится заседание жюри, где будут определены семь финалистов. В начале будущего года мы получим разработанные концепции, которые дадут нам понимание по срокам и объемам реализации. Поэтому говорить о переезде театра как о краткосрочной перспективе не приходится. Также мы ждем от населения идей, как оставленное театром посещение будет использоваться в дальнейшем.

Постройка нового здания для театра не наша прихоть. Театр нуждается в обновлении материально-технической базы его здания. Условия, в которых сегодня он существует, не соответствуют требованию времени и тем возможностям, которые предоставлены даже нашим татарстанским театрам на других площадках. Адаптировать то здание, в котором театр находится, увы, невозможно.

Следующий этап будет связан с адаптацией нынешнего здания театра под последующее использование. Что там будет — неизвестно, есть только кое-какие мысли и есть разные запросы.

«Постройка нового здания для театра – не наша прихоть. Театр нуждается в обновлении материально-технической базы его здания»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-инфоорм»

«Репертуар должен соответствовать требованиям законодательства о защите авторских прав»

— Как вы относитесь к попытке регулирования деятельности уличных артистов, инициированной мэрией Казани?

— Стихийная деятельность на улицах города – не такая простая история как может казаться на первый взгляд.

Во-первых, нужно понимать, что, если какое-либо поле деятельности не регулируется на официальном уровне, оно регулируется частными лицами и не всегда «прозрачными» способами.

Во-вторых, репертуар должен соответствовать требованиям законодательства о защите авторских прав.

В-третьих, должна быть регламентация площадок, чтобы не возникало конфликтных ситуаций между самими уличными артистами, а также общей какофонии на улицах города.

Я сомневаюсь, что этот вопрос будет решен быстро, так как существует определенный пласт общества и культуры, навеянный 90-ми, который придерживается правового нигилизма. «Я не требую денег, значит никому ничего не должен», — так они считают. Здесь много своих нюансов и тонкостей, которые нужно регулировать деликатно.

— Нет ли опасности, что желание регулировки творческого процесса уличных артистов приведет к каким-либо последствиям?

— Любой излишний прессинг стимулирует возникновение латентных явлений. Потому нужно общаться с людьми, нужна коммуникация. Нужно убедить уличных артистов, что регулировка их деятельности — это не способ подавления выражения их творчества, а способ защитить их и окружающих на правовом уровне. В этом и заключается главная миссия государства.

«Нужно понимать, что, если какое-либо поле деятельности не регулируется на официальном уровне, оно регулируется частными лицами и не всегда «прозрачными» способами»

Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Если вспомнить историю с самозанятостью — до ее появления, множество людей находилось в «серой» зоне. С точки зрения социальной стабильности, такие люди были абсолютно незащищенными. Они не могли взять кредит, ипотеку, у них не было никаких социальных гарантий. Окажись такой человек в сложной жизненной ситуации, государство никак не смогло бы ему помочь.

Вообще, я считаю, что мы сильно недооцениваем российское государство. Оно дает своим гражданам множество социальных гарантий.

Например, во многих странах практически отсутствует понятие «декретный отпуск» - ты либо работаешь, либо не работаешь. Твой ребенок —это твои проблемы. Хочешь в отпуск? Пожалуйста, бери отпуск за свой счет, хоть на четыре месяца. Правда, неизвестно, останется ли за тобой твое рабочее место.

Это абсолютно другой мир. Мы не понимаем социальных преимуществ, которые дает российская система.

Почему-то сегодня мы нацелены видеть только негативные стороны. И, пожалуй, это самая большая проблема в обществе. Почему-то человек не обращает внимание на то хорошее, что ему дается.

В качестве пожелания таким людям хочется сказать — получайте удовольствие от жизни. Счастливый человек — это не тот, у кого все хорошо. Счастливый человек — это человек, который может осознавать мгновения своего счастья.

Я переезжала в Россию 27 лет назад. Тогда я была самым счастливым человеком на свете, несмотря на то, что не могла выйти из дома, потому что у меня не было зимних сапог и теплой одежды. Я сидела дома с маленьким ребенком на руках, ела одни лишь макароны без масла, потому что на все остальное у меня не было денег, — и при этом была счастлива.

Человек либо осознает свое счастье, либо нет. И, наверное, главная миссия Министерства культуры — научить людей его видеть. Научить быть благодарным судьбе за все хорошее, что в их жизни есть. Вот сходил ты в театр, посмотрел замечательную оперу, вот оно — счастье, катарсис. Красота в глазах смотрящего.

«Мы все с нетерпением ждем II Качаловский театральный фестиваль, открытие которого запланировано на октябрь»

Фото: © Владимир Васильев / ИА «Татар-информ»

«Наши творческие коллективы сами мотивированы к эксперименту»

— В связи с открытием сезона, на какие культурные события в республике вы бы посоветовали обратить внимание?

— Мы все с нетерпением ждем II Качаловский театральный фестиваль, открытие которого запланировано на октябрь. В новом сезоне ожидаем большое количество премьер практически во всех театрах.

Я бы хотела обратить внимание на выставку Николая Рериха, запланированную на ноябрь этого года в Галерее современного искусства РТ. Поскольку этот год юбилейный для Николая Фешина, планируется выставка и его работ, так как для Татарстана фигура Фешина имеет особое значение.

В музеях готовится большое количество квестов, которые будут весьма интересны молодому поколению.

Очень советую родителям с детьми посетить «Союзмультпарк», который работает сейчас в пилотном режиме. Рекомендую старшему поколению по-новому открыть для себя театр кукол «Экият», поскольку еще в прошлом году художественным руководителем Ильгизом Зайниевым создано несколько спектаклей, ориентированных на взрослую аудиторию.

«Очень советую родителям с детьми посетить «Союзмультпарк», который работает сейчас в пилотном режиме»

Фото: © Абдул Фархан / ИА «Татар-информ»

Невозможно обойти стороной Национальную библиотеку РТ с ее уникальными мероприятиями и театральной площадкой «Мон», на которой ставятся театральные эксперименты.

В ноябре Театре оперы и балета пройдет интереснейший фестиваль современной хореографии Stage Platforma. Мы также примем у себя в республике множество гастролей.

Повестка очень и очень насыщенная. Во многом благодаря инициативности самих культурных учреждений и поддержки руководства. Наши творческие коллективы сами мотивированы к эксперименту — и это не может не радовать.

Уверена, что каждый сможет подобрать себе событие по вкусу. Нужно только сделать над собой усилие, чтобы выйти из зоны своего комфорта. Открыть в себе дверь для нового, купить билет в театр, музей или просто выйти в общественное пространство и через культуру почувствовать вкус к жизни.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100