news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Инна Яркова: «Мы расцениваем зрителей как наших соавторов»

Больше чем на три недели Казань стала площадкой гастрольного проекта «Поехали!», концепция которого –театр сегодняшнего дня. О новых направлениях современного театра в России и новинках театральной площадки MOÑ рассказала ИА «Татар-информ» соучредитель фонда «Живой город» Инна Яркова.

news_top_970_100
Инна Яркова: «Мы расцениваем зрителей как наших соавторов»
Соучредитель фонда «Живой город» Инна Яркова
Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

Комедия, трагедия и драма долгое время оставались, чуть ли не единственными жанрами в театральном искусстве. Но время идет, мир меняется, и театр, как искусство, чутко реагирующее на изменения современного мира и в той или иной мере отражающее действительность, меняется вместе с ним.

С появлением кино, видеоигр и интернета потребность театрального сообщества в чем-то новом возросла, и режиссеры начали искать новый язык общения со зрителем, придумывать иные подходы к постановке.

Партиципаторный театр, новая драма, сайт-специфик, сторителлинг и перформанс – это и много другое то, что мы имеем на сегодняшний день.

Сегодня стали активно образовываться независимые театры, которые свободны от госзаказа, а их площадки становятся настоящими лабораториями для реализации смелых проектов.

В Татарстане такой является театральная площадка MOÑ – уникальное пространство в Казани, команда которой развивает местное сообщество художников и зрителей через кросс-жанровые спектакли местных и приглашенных художников, лаборатории и образовательную программу.

На данный момент они развивают свою деятельность в двух направлениях — это развитие современного национального театра и развитие театра горожан, где непосредственными участниками становятся жители города или же все зрители становятся участниками спектакля, когда на него попадают. 

Однако современный театральный мир столь разнообразен, что охватить одной команде все и вся просто невозможно. Так и родился гастрольный проект «Поехали!», созданный MOÑ в коллаборации с Центром имени Мейерхольда.

Восемь независимых театров объединились, чтобы представить свои спектакли в четырех городах России: Москве, Казани, Калуге и Нижнем Новгороде. Гастрольный проект «Поехали!» реализуется при поддержке Фонда президентских грантов.

«Театр может и должен быть разным»

Инна, какие новые направления открыли для себя татарстанцы благодаря проекту «Поехали!»?

― Важно понимать, что коллективы, которые были вовлечены в проект – это независимые театры, так как, на наш взгляд, самые интересные театральнее исследования, поиск новых форм происходят именно в них. Все коллективы – новаторы в своем направлении, и нашей задачей было представить театр сегодняшнего дня.

С одной стороны это театральная компания «Июльансамбль» ― актерский зрительский театр, работающий с современной зарубежной драматургией, но который невозможно представить на сцене государственного театра.

Если говорить про коллектив из Калуги («Pro Art’s»), то это ребята, работа которых направлена на развитие современного театра в своем регионе. Они буквально занимаются формированием нового зрителя, который был бы готов к восприятию экспериментального театра. В этом мы похожи.

Временное объединение «Хронотоп» и «театр post» из Санкт-Петербурга – это объединения, которые работают с новым театральным языком и фактически созданием авторского театра.

«Хронотоп» занимается деконструкцией театра. К примеру, их спектакль «Ад это я» — это действие, которое как маятник раскачивается между сценой и залом, переводит внимание аудитории от частных историй к общественно значимым, от постиронии к новой искренности. В присутствии автора произносится, выкрикивается и выносится на обсуждение публики текст пьесы.


«Театр post» со своей стороны уже долгое время сотрудничает с драматургом Павлом Пряжко, с которым у них случился трогательный тандем.

Участники «театр post» отмечали, что для них в создании спектакля крайне важно ничего не наигрывать и не придумывать излишних украшений к тексту, событиям. Источниками их вдохновения становятся выставки, кино, а их исследования происходят на стыке театра и современного искусства.

Их театральный язык более спокойный, медитативный. Их постановки не всегда легко и просто воспринимаются публикой. Мы готовы к тому, что зритель во время действия может встать и уйти. Но нам важно показать и такой театр, ведь большому проценту людей он откликнется. Расширить границы – вот что важно. Показать, насколько разнообразен сегодня современный театр и как обширны приемы, которые в нем используются.

Показать, что театр – это не только действие, разворачивающееся на авансцене с красивыми профессиональными актерами, которые привыкли говорить «на опоре». Театр может и должен быть разным.

И, наверное, в этом и есть основная цель гастрольного проекта «Поехали!». Показать насколько по-разному развивается театр в России. Мечтаем, чтобы наш проект разросся, расширил свою географию. 

Одно из направлений театральной площадки MOÑ – это формирование национального репертуара. В регионах практикуется подобный опыт? 

Среди национальных регионов в гастрольном проекте «Поехали!» мы единственные. И потому в другие города мы повезли в том числе спектакли, в которых поднимается вопрос национальной идентичности – русско-татарский ситком «Моң» и исследующий тему женщины в татарской культуре спектакль «Һаvа». Спектакли тепло приняли. 

«Коллаборации будут, но позже» 

Вы говорили, что хотели бы, чтобы проект стал ежегодным. Ждать ли нам в последующем зарубежные театры?

― «Поехали!» имеет концепцию показа именно российских театров. 

К тому же важно не забывать, что проект реализован на грантовые деньги. И тут встает вопрос возможностей. Все-таки везти спектакль из-за границы несколько дороже, нежели из Калуги.

Но это не значит, что мы везем «хоть кого-нибудь». Идеологами проекта является команда Центра им. Мейерхольда, они же и отбирали спектакли для участия.

Ждать ли татарстанцам новых интересных коллабораций MOÑ с независимыми театрами?

― На проекте «Поехали!» наше сотрудничество с независимыми театрами других городов не закончится. Коллаборации будут, но позже. Пока нам нужно выдохнуться после фестиваля. Признаться, дался нам он не так просто: мы вложили в него много сил и энергии.

Мы очень рады, что благодаря «Поехали!» нам удалось перезнакомиться друг с другом. Это ценно не только с точки зрения создания каких-то совместных проектов, но и формирования некого сообщества единомышленников. Фестиваль дал возможность поговорить, обменяться опытом, наметить общие задачи.

Исследующий тему женщины в татарской культуре спектакль «Һаvа»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «ТАтар-информ»

Готов ли татарстанец для восприятия необычных театральных форм? Ведь для их понимания нужна некоторая насмотренность…

― Одно из направлений нашей площадки – это работа со зрителем. Все потому, что мы расцениваем наших зрителей не только как публику, но как наших соавторов.

И конечно, никакой театр, никакой продукт не может существовать без потребителя, потому для нас так важна эта работа. Нам важно находиться со своим зрителем в диалоге. Именно поэтому у нас такое большое количество спектаклей с прямым взаимодействием с публикой.

Но этот диалог мы выстраиваем не только в наших постановках, но и в социальных сетях, через мероприятия, которые происходят за пределами нашей площадки. Мы стали выходить на фестивали, организовывать лаборатории, городские праздники, такие как «День белого цветка», в рамках которого мы объединили мастер-классы врачей и лекции научных экспертов с арт-объектами, инсталляциями и музыкой.

И мы всегда рады любому фидбэку и открыты к диалогу.

«Мы расцениваем наших зрителей не только как публику, но как наших соавторов»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

«Театр – это всегда исследование и поиск»

Современный театр не может развиваться без людей, которые будут инициировать этот процесс. Выстаиваете ли вы диалог со студентами творческих вузов, чтобы разжечь в них этот интерес?

― С ребятами, которые только осваивают режиссуру, драматургию и актерское мастерство, мы выстраиваем работу через другие каналы. Этим занимается фонд «Живой город» на базе «Угла», или точнее «Угла 2.0».

После переезда его накопившегося репертуара на площадку MOÑ, «Угол» вернулся к своей первоначальной миссии. Именно здесь молодые амбициозные ребята могут экспериментировать, предлагать свои работы, реализовывать свои проекты в совместном творчестве с приглашенными специалистами.

А мы всячески их поддерживаем, предоставляя необходимые «инструменты», проводя дискуссии, предлагая посмотреть работы опытных команд.

«Угол» вернулся к своей первоначальной миссии. Именно здесь молодые амбициозные ребята могут экспериментировать»

Фото: © Михаил Захаров / ИА «Татар-информ»

Вы часто приглашаете к разработке новых проектов горожан. Но возможен ли спектакль без профессионального режиссера, драматурга?

― Нужно понимать, что современный театр – это всегда исследование и поиск. На мой взгляд, нельзя работать без специалиста в той области, которую ты хочешь исследовать. В нашем случае, мы приглашали к работе людей, пусть не режиссеров, но специалистов в той или иной области: медиаменеджеров, педагогов, ученых, журналистов и даже эколога. Сделать спектакль про экологию в команде без эколога – это неправильно. Мы приверженцы того, что человек с обширным бэкграундом даст для экспериментального театра больше, нежели человек с театральным образованием.

К примеру, на театральной площадке MOÑ готовится спектакль-игра «Морфемалар» руководителя программы «Демократия» российского отделения германского фонда имени Генриха Белля Нурии Фатыховой. В своей профессии Нурия организует дискуссионные события. Это и является для нее ключевым движением к созданию спектакля.

В новой постановке она исследует то, как отношения с татарским языком раскрывают наши страхи и наши амбиции. Она рассуждает о значении явлений, которые не определяет язык. По сути игра заключается в том, чтобы создать слово, которого нет в языке. Это с одной стороны любопытное времяпрепровождение, с другой – рассуждение о том, каких слов нам не хватает внутри татарского языка.

В этих поисках ей помогают кураторы – Антон Хитров и Йолдыз Миннулина. Они прекрасно работают с текстами, и они заинтересованы в той теме, которая поднимает Нурия. Ни у одного из них нет режиссерско-театрального образования. Будет ли этот проект хуже тех, что делают современные режиссеры – уверена, что нет. 

Насколько отличен современный театр России и зарубежья?

― Думаю, нет смысла сравнивать. Принцип выстраивания театральных институций здесь и за рубежом полярный.

Пожалуй, эта тема для отдельной дискуссии. Здесь играют роль принципы выстраивания финансирования, формирования творческих команд. И если в Германии уже вдоль и поперек изучили постдраматический театр, то Великобритания остается в этом вопросе текстоцентричной. Хотя в Британии особое внимание уделяется инклюзивному театру или театру горожан. Причем работа выстраивается сообществами – то, чему мы могли бы поучиться.

Можно ли назвать передовую страну в области современного театра?

― Ни в коем случае. Даже внутри одной страны такой разброс, что сравнивать что-либо было бы нецелесообразным. В Америке мы можем увидеть бродвейский театр – феерические шоу, сделанные, так сказать, по последнему слову техники. И тут же отправиться посмотреть Офф-Бродвей в какой-нибудь из подвалов и увидеть передовое направление в области инклюзивого театра. Все дело в том, что современный театр столь разнообразен, что его невозможно оценить лишь в одной плоскости.

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100