Брат водителя-лихача, протаранившего аэропорт в Казани: все родственники в шоке

Сегодня в Лаишевском районном суде прошло предварительное слушание по делу Руслана Нуртдинова.
(Лаишево, 14 июня, «Татар-информ», Александр Елисеев). Сегодня в Лаишевском районном суде прошло предварительное слушание по делу, возбужденному против Руслана Нуртдинова.Мужчина стал известен после инцидента, который произошел 21 декабря прошлого года, когда находясь за рулем отечественного авто Нуртдинов въехал в терминал международного аэропорта «Казань».Сегодня в суд также пришли родной младший брат Руслана, его законный представитель, Владислав и представитель аэропричала.По информации Приволжского следственного управления на транспорте СК РФ, согласно заключению медиков, Нуртдинов нуждается в принудительном лечении в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Вопрос о помещении Нуртдинова на принудительное лечение рассмотрит Лаишевский районный суд Татарстана.Напомним, ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что ночью 21 декабря прошлого года за рулем «Лады» 15-й модели, Нуртдинов, скрываясь от ДПС, несколько раз врезался в двери терминала аэропорта. Судя по видео, которое появилось сразу после инцидента, водитель таранил двери сознательно, неоднократно, пока не въехал вовнутрь.«Я не хотел туда заезжать, я сделал это вынужденно, поскольку меня преследовали на автомашине. Все это есть на видеозаписях. В конечном итоге, действуя в состоянии крайней необходимости, я проехал. Но, поверьте, для меня основным было, чтобы люди не пострадали. Чтобы причинить как можно меньший вред тому же самому аэропорту. Но там два витража, и, по-моему, две двери пришлось мне разбить. Мне вменяют хулиганство, но какое хулиганство? Вы же видели», – рассказал сегодня Руслан Нуртдинов прессе.Действия Нуртдинова квалифицированы по трем статьям: «Хулиганство, «Умышленные уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенное из хулиганских побуждений общеопасным способом», «Применение насилия не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей».Один из полицейских Казанского линейного отдела на транспорте попытался проникнуть в салон автомобиля, разбив стекло водительской двери. Однако Нуртдинов направил авто в остекленное ограждение здания аэропорта, в результате чего сотрудник полиции получил травму.Однако, как выяснилось, в тот момент Нуртдинов не отдавал себе отчета и не осознавал, какую опасность представляет окружающим – к такому мнению пришли медики.«Был в шоке. Была полная неожиданность для всех нас – родственников. Очень неординарное событие. Мы даже не знали о его планах, о том, что он собирался в Казань», – поделился Владислав Нуртдинов, младший брат Руслана.Владислав выступил сегодня в суде с ходатайством об изменении меры пресечения своему брату, так как тот уже полгода находится за решеткой. Он просил поместить его, к примеру, под домашний арест.«Тут очень сложное дело, неоднозначное, я считаю. Я заранее знал, что это нереально (помещение Руслана под домашний арест – прим. Т-и). Хотел поддержать брата», – отметил Владислав.Ранее Московский районный суд Казани продлил арест Руслана Нуртдинова до 22 июня. Сегодня в суде старший помощник Татарского транспортного прокурора Евгений Дикарев выступил с ходатайством о дальнейшем продлении срока содержания под стражей Нуртдинова – до 5 сентября.«Я не собираюсь скрываться или каким-либо образом препятствовать, наоборот – заинтересован в установлении истины по делу. Имею постоянное место жительства, за границу никогда не выезжал. Нет у меня никаких таких мыслей. Полгода я уже нахожусь в тюрьме. Я считаю, что нет никаких оснований и дальше меня здесь содержать. Если вы считаете, что ко мне применимы принудительные меры медицинского характера, то, действительно, измените меру пресечения, по крайней мере до того, как меня закроют в эту самую “психушку” на неизвестное количество дней», – возразил в суде Руслан Нуртдинов.Выслушав мнение сторон, суд удалился в совещательную комнату.«В сегодняшнем судебном заседании рассматривался вопрос о продлении срока содержания под стражей Нуртдинова. Срок ему продлили на 3 месяца, до 5 сентября», – рассказал Евгений Дикарев.Рассмотрение этого дела назначено на 28 июня.«В расследовании уголовного дела для меня было неожиданностью все – начиная с того, как меня заключили под стражу. С меня не брали никаких объяснений, первоначальных. Меня допросили только через полтора месяца после задержания. Это было 10 февраля 2017 года и то – после моих неоднократных ходатайств. Это было единственное следственное действие, которое провел следователь за те полгода, пока я нахожусь под стражей. Два раза меня возили на психолого-психиатрическую экспертизу. После заключения первой психолого-психиатрической экспертизы врачи написали, что мне необходимо назначить стационарную экспертизу, ее я ждал полтора месяца. После этого меня повторно отвезли на такую же экспертизу, и в течении 15-20 минут дали заключение о моей невменяемости. Для меня это полная неожиданность, что меня признали невменяемым. Я бы предпочел выйти на свободу и разбираться в гражданско-правовом порядке с аэропортом казанским», – поделился Руслан Нуртдинов.