Мамадышский Раскольников: жителя Татарстана обвиняют в убийствах одиноких пожилых женщин

Если вина мужчины будет доказана, он может отправиться за решетку пожизненно.

(Казань, 6 августа, «Татар-информ», Елена Кривопатре). Жертвами убийцы и грабителя за полгода с декабря 2017 стали три пожилые жительницы Татарстана. Одну из них он зарубил топором, после чего поджег ее дом, чтобы скрыть следы убийства, вторую задушил веревкой, третью изрезал ножом и оставил умирать в поле. Последней жертве удалось выжить.

Наживой преступника после всех трех нападений стали 28 тысяч 250 рублей.

Поймали подозреваемого после того, как выжившая женщина смогла его опознать.

Сегодня Верховный суд Татарстана начал рассматривать это уголовное дело. На скамье подсудимых 56-летний безработный житель Мамадышского района Фоат Гильмиев. Мужчина нигде не работал, перебивался небольшими подработками.

В декабре 2017 года Гильмиев узнал, что его 73-летняя соседка Расуля Камалова накопила 28 тысяч рублей на новый слуховой аппарат и собиралась ехать за ним в Набережные Челны.

Планируя убийство, мужчина заранее привязал веревку к подголовнику пассажирского сиденья, затем приехал к дому соседки. Увидев женщину на пороге, Гильмиев предложил по-соседски довезти ее до города. Прямо на ходу он взял свободный конец веревки, быстро обмотал вокруг шеи женщины и начал ее душить. Когда та перестала дышать, он вытащил из сумки жертвы деньги, выкинул тело на обочину и уехал.

По версии следствия, на 82-летнюю Анну Прокопьеву Гильмиев напал спустя неделю. Женщина была сестрой его экс-возлюбленной и не раз одалживала ему деньги. В гости к Прокопьевой он наведался с топором за пазухой.

Сначала он попросил денег в долг, а услышав отказ, напал на пенсионерку. Восемь раз ударил ее топором по голове и телу. Чтобы скрыть улики, мужчина разбросал одежду погибшей по полу, облил бензином и поджог. Денег в доме он так и не нашел.

Следующее преступление он совершил без всякого плана – сел пьяным за руль и поехал в Тетюши. По дороге на остановке увидел женщину, предложил ее подвезти. Проехав несколько километров, он остановился в поле на проселочной дороге, попросил женщину выйти и 12 раз ударил ее ножом. В сумочке у очередной жертвы нашел всего 250 рублей и паспорт. Забрав деньги и документы, Гильмеев уехал.

Третьей жертвой оказалась 59-летняя жительница Удмуртии Галина Морозова, в тот день она гостила у дочери и возвращалась домой. Женщине чудом удалось выжить. Она смогла позвонить в полицию и сообщить о случившемся. Уже на следующий день Гильмеева задержали. Ему было предъявлено обвинение в убийстве из корыстных побуждений, покушении на убийство и разбойном нападении.

«Во время следствия подсудимый во всем признался, но позже стал отрицать убийство Прокопьевой. Кроме этого, он стал отрицать, что убийство было совершено из корыстных побуждений, объясняя, что мотивом послужили неприязненные отношения, что является менее тяжким преступлением. Если вина обвиняемого будет доказана, ему грозит наказание вплоть до пожизненного лишения свободы», – рассказал государственный обвинитель Руслан Губаев.

Во время следствия обвиняемый засветился в СМИ, покалечив себя в автозаке, когда его везли к месту происшествия.

Сегодня в суде он выглядел вполне здоровым, но общаться с прессой отказался, также, как и его адвокат. Мужчина слушал, в чем его обвиняют, склонив голову, периодически вставая с места. Когда дошел черед до допроса родственников убитых, он попытался извиниться, одновременно оправдываясь.

«Извините. Она, конечно, сама…. Я Расулю Габбасовну хорошо знал, постоянно помогал, но она мне покоя не давала…», – говорил он.

Такие извинения родные погибших явно не приняли.

«В глаза бы мне хотя бы посмотрел, тебя даже человеком сложно назвать», – услышал он в ответ.

Родственники погибших заявили гражданские иски по 150 тысяч рублей за моральный вред и 400 тысяч рублей материального вреда за поджог дома. В суде они рассказали, что обе женщины были одиноки, своих денег у них не было. К слову, о смерти Камаловой узнали спустя значительное время – женщина долгое время находилась в розыске.

Оставшаяся в живых Морозова в суд приехать не смогла, так как до сих пор не оправилась от последствий нападения, гражданский иск она пока не заявляла.