news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Ильдар БЕРХЕЕВ: «Молодежь не может быть аполитичной»

27 июня в студии агентства «Татар-информ» состоялась видеоконференция на тему «Молодежь и политика», приуроченная к Дню молодежи в России. Сегодня в стране зарегистрировано порядка 20 общероссийских молодежных партий и движений. Некоторые из них представлены и в Татарстане. Каковы перспективы нового поколения в политике, насколько власть прислушивается к проблемам и инициативам молодых? На эти и другие вопросы ответил председатель Молодежной палаты при Госсовете РТ, заместитель Секретаря политсовета ТРО ВПП «Единая Россия», начальник республиканского штаба «Молодой Гвардии Единой России» Ильдар Берхеев.

Ильдар Мансурович, как сегодня «Молодая Гвардия Единой России» отмечает День молодежи?
И.Б.:
В республике День молодежи всегда считался одним из главных праздников, поскольку внимание молодежи уделяется как со стороны Президента, так и со стороны других органов государственной власти. Но ни «Молодая Гвардия», ни Молодежная палата сегодня массовых мероприятий не планируют, потому что все молодежные организации республики в этом плане выступают единым фронтом. 28 июня в Елабуге пройдет республиканский День молодежи, приуроченный к 1000-летию этого прекрасного города. Там соберутся руководители всех наших 45 районных «молодогвардейских» штабов. У нас будут также отдельные совещания, отдельная программа. Так что, мы планируем гармонично влиться в общереспубликанское мероприятие.

Вопрос, исходя из вашего ответа. Из чего, на ваш взгляд, состоит сегодня молодежная политика в республике? В чем заключается связь молодежи и политических организаций?
И.Б.:
Если говорить о связи молодежи и политических организаций, то на данный момент в республике существуют две достаточно массовые молодежные организации, которые могут говорить о своей политизированности. Кроме молодежного крыла, есть такая молодежная организация «Мы», которая не привязана к каким-либо политическим партиям. Но, те позиции, которые высказывают эти ребята, их мнения, идеи, они отражают политическую ситуацию в стране, они являются реакцией молодежи на события, происходящие в России. Поэтому я мог бы назвать эту организацию политической. Другие наши молодежные организации носят нейтральный по отношению к политике характер. И это, наверно, правильно, потому что у каждой организации свой профиль. Если говорить о молодежных организациях других политических партий, кроме «Единой России», то официально в Казани они не зарегистрированы. Есть, например, у «СПС» несколько ребят, но их организация также официально не зарегистрирована, скорее это клуб по интересам, то же можно сказать и про нескольких молодых людей из ЛДПР.

Скоро выборы в Государственную Думу РФ. В чем будет заключаться политическая работа «Молодой Гвардии Единой России» в Татарстане? Будете помогать старшим товарищам?
И.Б.:
Было бы глупо сказать, что мы не будем участвовать в предвыборной кампании. И даже реорганизация «Молодежного Единства» в «Молодую Гвардию Единой России» носила весьма конкретную задачу. Дело в том, что сейчас мы все наблюдаем, как активно политизируется наше общество, то есть принимается закон о политических партиях, который в принципе призван сделать общество более «партизированным», убрать карликовые партии. Прийти к тому, как во всем цивилизованном мире, где в одной отдельно взятой стране присутствуют две-три крупные влиятельные партии, имеющие свою политическую платформу, алгоритм действий и так далее. Разумеется, молодежные движения не отстают от этого, и в принципе все видят, что вся уличная политическая борьба идет руками молодежи, где все зависит от чистоплотности людей, направляющих эти силы. Если мы говорим о некоторых маргинальных организациях, где молодежью просто откровенно пользуются, бросают на произвол судьбы в случае неудач и т.д.

В рамках же легально действующих политических партий, борьба на молодежном фронте думаю, развернется достаточно серьезная. Но мы надеемся, что в этой борьбе будут соблюдены правила приличия, и мы не опустимся до откровенных склок, «черного» пиара, и все пройдет цивилизованно.

Говоря о конкуренции, мне кажется, стоит упомянуть Молодежную палату Татарстана. Там ведь представлены люди, которые входят в самые разные организации. Пусть он и молодежный, но все-таки парламент. Как там удается находить общий язык?
И.Б.:
Это абсолютно нейтральный орган, то есть никакого партийного принципа при формировании данной палаты нет. Там работают по одному представителю республиканских официально зарегистрированных молодежных организаций, и по одному представителю от каждого муниципального образования республики, избранному на местных активах молодежи. Получилось так, что большинство ребят, которые представлены в Молодежной палате, состоят в «Молодой Гвардии». Сама наша организация выдвинула только одного человека, но так как региональные представители избирались по другому принципу, являясь членами «Молодой Гвардии», то нас там практически абсолютное большинство. Но это не значит, что присутствует какая-то доминанта в принятии решений. Любая здравая мысль или предложение всегда находят свое воплощение, и до каких-то скандалов у нас никогда не доходило.

Социологические опросы, проводящиеся в канун выборов в стране, показывают, что интерес к политике у молодежи постепенно растет. Наверно, это ощущают и молодежные организации, об этом же говорит и практика формирования партийных списков в той же «Единой России», где молодежь обязательно должна быть представлена, причем в немалой пропорции. Что же нужно сделать молодому, активному человеку от 20 до 30 лет, чтобы стать членом какой-либо молодежной политической организации?
И.Б.:
У «Молодой Гвардии» в этом направлении действует свой «фирменный» проект – «Политзавод». В Казани его запустили в середине мая. Мэр города и депутаты городской думы, посовещавшись, пришли к выводу, что молодежная политика в Казани должна стать более динамичной. Кадровый голод в городе, в частности, присутствует. Поэтому мы вышли с инициативой провести данный общественно-политический конкурс, и наградой для победителей, равно как и их шансом стать реальным политическим деятелем, будет работа помощника депутата Казанской городской думы. Это официальный статус. На данный момент первый этап конкурса подходит к концу, мы собрали порядка 700 анкет, работали во всех вузах города. Результат по российским меркам просто колоссальный. Мало где из российских регионов, где победитель становился кандидатом в депутаты областных дум, удалось набрать больше ста участников. То сеть, наши студенты откликнулись на нашу идею очень живо. Пусть это не прямое депутатство, но это первый правильный шаг к тому, чтобы человек ощутил парламентскую работу на себе. Походил по избирательным округам, пообщался с избирателями. Это нужно, во-первых, для того, чтобы понять, нужно это ему или нет, а во-вторых, если его изберут депутатом, сразу приступить к работе. Результаты конкурса у нас будут объявлены в октябре, и я думаю, что пока это самый крупный молодежный проект, не считая официальных вузов, в Татарстане.

На ваш взгляд, нынешний молодой политик, это больше практик или теоретик?
И.Б.:
Понятно, что теорию от практики отделять нельзя. Пока же многим не хватает навыков ни практических, ни теоретических. Молодежью ведь у нас в стране последние 15-20 лет никто не занимался, стоит это признать. Поэтому у ней не хватает даже знаний о политическом устройстве государства. Немногие отличают Госдуму от Совета Федерации, а что такое Федеральное Собрание практически никто не знает. Мы, конечно, стараемся ликвидировать среди ребят, которые к нам приходят и многие теоретические пробелы, к тому же большинство из них учится многому в текущей политической работе. Наша организация не забывает про социальный блок вопросов, про патриотическое воспитание, поэтому мы достаточно разносторонне подходим к нашей работе, исходя из чего наши ребята развиваются достаточно гармонично.

Реализация молодежной политики в Татарстане для других регионов России – опыт практически неизвестный. Приходилось ли вам в своей деятельности на посту начальника республиканского штаба «Молодой Гвардии Единой России» почувствовать преимущество республики в этом плане перед другими субъектами федерации?
И.Б.:
Специфика моей работы такова, что как минимум полгода я езжу по другим регионам страны. Здесь ответ однозначный. Всегда приезжаешь на какие-либо молодежные форумы или собрания с высоко поднятой головой. К нашему опыту все прислушиваются. А разрыв в области реализации молодежной политики порой просто колоссальный. В трети регионов России вообще никто ничем в этой сфере не занимается. Существуют лишь отделы при министерствах образования, культуры, и это на всю область или край. В этом случае, конечно, речь о работе с молодежью не идет. На этом фоне Татарстан, который начал работу с молодежью после ликвидации Советского Союза, развивается, не сбавляя темпа. Мы первыми в России приняли закон о молодежи, Татарстан - один из трех-четырех регионов, где есть органы по работе с молодежью в статусе министерства. Республика сохранила в полном объеме систему оздоровления детей и подростков. Прекрасно относится наше министерство и к общественным молодежным организациям, социальное партнерство по этой линии мы реализуем уже давно. Этот опыт в Татарстане реализуется же давно, а в России же к нему пришли только-только, когда приняли постановление Правительства о стратегии развития молодежной политики на 2006-2016 годы. В этом документе как раз и говорится, что молодежная политика должна реализовываться руками молодежных общественных организаций.

В большей степени это возможно благодаря поддержке со стороны властных структур. Насколько эта связь ощущается между «Единой Россией» и ее молодежным крылом на примере Татарстана?
И.Б.:
Могу сказать, что в разных регионах по-разному. Где-то есть прямые конфликты, где-то нет внутрипартийного взаимопонимания, где-то партия конфликтует с губернатором. То есть, в некоторых регионах отношения у ребят выстраиваются сложно. Молодежь все-таки амбициозна, высказывает по каждому поводу свое мнение. У нас, в Татарстане, эти отношения развиваются весьма гармонично, поводов для разногласий с партией у нас абсолютно нет. Общаются с нами всегда охотно, нет опять же проблем во встречах ребят с депутатами всех уровней и даже Государственной Думы. То есть, отношения у нас партнерские, дружеские, тот фронт работ, который сподручнее осилить «Молодой Гвардии», в том числе работа на улицах, всегда находит партийную поддержку, в том числе и материальную.

Перейдем к вопросам от наших зрителей. Михаил из Казани спрашивает: насколько активны в столице республики экстремистские молодежные организации?
И.Б.:
К сожалению, они в Казани есть, но я бы не сказал, что они активны. Мы их нашли без особого труда. Эти группы малочисленны, в них входит по пять-десять человек. Представлены НБП, есть остаточные явления РНЕ, ДПНИ. Мы с ними даже встречались, но, конечно, нормального разговора не получилось, сложилось ощущение, что они просто зомбированы. В основном, свои собрания они проводят в соседних областях, где их «накачивают» подобного рода информацией. У них нет никаких предложений, кроме свержения действующей власти. Причем, что они будут делать после этого, люди себе не представляют. Никакого здравого смысла в их словах нет, и неприятно, что из-за юношеского романтизма и нигилизма молодежь вступает в эти организации и старается проводить их идеи. Все-таки, мне кажется, надо в первую очередь, созидать, а не разрушать.

Константин из Казани. Насколько верен часто звучащий тезис об аполитичности молодежи?
И.Б.:
Смотря что считать аполитичным. Если из-за незнания, то, наверно, такой момент есть. Всегда неинтересно то, что непонятно. Многие молодые люди кроме пяти первых лиц государства мало кого из политиков знают. Но если им объяснить, то глаза загораются очень быстро, потому что политика – одна из самых интересных сфер жизнедеятельности человека. Это кипящая стихия, в которую молодому человеку всегда очень интересно окунуться. Молодежь по определению не может быть аполитичной, ей всегда интересно все новое, нужна лишь система политического воспитания молодежи. И это одна из главных задач «Молодой Гвардии» - позитивная политизация молодежного сообщества.

Татарстан – республика национальная. Как вы планируете сотрудничать с молодежными национальными организациями?
И.Б.:
Мы готовы к сотрудничеству с любыми организациями, если они не выходят за рамки правил, установленных Конституцией страны. Специально развивать данное направление мы не собираемся, считаем, что тема очень деликатная, и здесь нужно быть очень аккуратными.

И последний вопрос, несколько личного характера. Каков ваш идеал молодого политика?
И.Б.:
Единого штампа здесь, по-моему, нет. Но то, что он должен быть компетентным, верить в собственную страну, быть настоящим патриотом – это обязательное условие.

Материал подготовил Тимур ШАЙДУЛЛИН

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100