news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Хайдар Галиев: «Представительству МИД России в Казани исполнилось 5 лет»

10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. Накануне профессионального праздника представитель МИД РФ в Казани Хайдар Галиев рассказал в интервью агентству «Татар-информ» об особенностях развития международных связей Татарстана, о проблемах, с которыми приходится сталкиваться людям, работающим на дипломатическом поприще.

Недавно вы отметили пятилетие открытия представительства МИД РФ в Казани. С какими итогами вы подошли к этой дате?
Х.Г.:
Да, действительно, представительству МИД России в Казани исполнилось пять лет. Это событие мы отметили в рабочем порядке. Считаем, что пять лет – это этап становления. Сегодня представительство полностью выполняет весь объем своих функций. Сюда входит консульское обслуживание, оформление общегражданских загранпаспортов для сотрудников госорганов, оказание содействия органам государственной власти Республики Татарстан в осуществлении ими международных и внешнеэкономических связей.

Если сотруднику республиканского органа госвласти требуется оформление визы в какую-либо страну, вы можете напрямую выйти на посольство этого государства?
Х.Г.:
В первую очередь мы оказываем помощь в оформлении российских виз для иностранных партнеров. Допустим, в Татарстан планируют приехать иностранцы по линии деловых, культурных, спортивных или других связей. К нам обращаются органы государственной власти, и мы выдаем приглашение на въезд или направляем соответствующее визовое указание тем российским загранконсульским учреждениям, куда иностранцы будут обращаться за визой. Россия имеет свыше 190 консульских учреждений за рубежом. По нашим приглашениям или визовым указаниям иностранным партнерам оформляются российские визы.

Также мы оказываем содействие в получении иностранных виз для граждан России, которые являются государственными служащими или предпринимателями, если они выезжают за рубеж с деловой целью и имеют соответствующее приглашение посетить иностранное государство.

А в этом случае по какой схеме вы действуете?
Х.Г.:
В данном случае надо понимать то, что дипломатические и служебные паспорта являются собственностью государства, поэтому и обслуживаются государством. Если госслужащий имеет служебный паспорт, то все документы мы направляем в консульский департамент МИД России. Там они связываются с соответствующим консульским учреждением иностранного государства, получают визы, и возвращают нам паспорт.

Можно ли назвать сотрудников полномочного представительства РТ в Москве вашими коллегами?
Х.Г.:
Конечно, более того, сотрудники Департамента внешних связей Президента Татарстана – тоже наши коллеги, нашими коллегами являются и сотрудники Министерства торговли и внешнеэкономического сотрудничества РТ, специалисты международных отделов министерств, ведомств, предприятий. Они, по сути дела, выполняют те же функции, но в рамках своей компетенции.

Но ведь они не на дипломатической службе?
Х.Г.:
Нет. Весь дипломатический корпус в Татарстане составляют сотрудники нашего представительства. По штату у нас три дипломата и четыре административно-технических сотрудника.

А можно ли назвать дипломатами сотрудников полномочных и постоянных представительств Татарстана в зарубежных странах?
Х.Г.:
Да, но здесь ведь надо понимать, что мы официально являемся сотрудниками центрального аппарата МИД России, остальные же, если говорить неофициально, – сотрудники дипкорпуса Татарстана. Хотя, по сути дела, мы не отделяем себя от президентского департамента, полпредств за рубежом, тем не менее, официально они – госслужащие РТ, но не МИД.

Сколько представительств МИД существует в России?
Х.Г.:
Здесь нужно посмотреть на карту России, на такие города, как Калининград, Мурманск, Санкт-Петербург, Сочи, Новороссийск, Астрахань, Оренбург, Улан-Удэ, Иркутск, Владивосток…

То есть, на приграничные территории?
Х.Г.:
Да. С тем, чтобы на месте оказать содействие, о котором я говорил, они и были созданы. На сегодняшний день имеется 38 представительств МИД в субъектах России. Казанское является одним из самых молодых – оно создано в числе восьми последних представительств, насколько мне известно, открытие новых пока не предвидится.

Здесь важно отметить специфику Татарстана. Хотя республика и не является приграничным субъектом РФ, у нас очень развита экономика, международные, внешнеэкономические контакты. Широкий спектр существующих внешних связей Татарстана сделал необходимым открытие такого учреждения и в Казани.

Хайдар Мухаметбакиевич, а откуда берутся кадры, ведь в представительстве работают не из Москвы приехавшие люди?
Х.Г.:
Они подбираются на месте из числа лучших выпускников факультета международных отношений и политологии Казанского государственного университета. Но только этим я бы не ограничивался, а рассматривал также вузы, скажем так, лингвистической, страноведческой или журналистской направленности. Должны быть задатки с молодости, когда человек уже остро ищет свое призвание – такие кадры всегда найдут себе дорогу. Обязательным являются прекрасные лингвистические и страноведческие знания, знания истории России, дипломатии, обязательным является знание двух иностранных языков.

На работу, к слову, сотрудников принимает не представительство. Оно лишь подбирает кадры, представляет центральному аппарату МИД России, и только там после соответствующей проверки уже принимают на работу. Именно поэтому все наши специалисты являются сотрудниками центрального аппарата МИД России, то есть пользуются всеми правами в части ротации, дальнейшего роста.

Как именно осуществляется ротация?
Х.Г.:
Все сотрудники, и не только представители, при желании подлежат ротации путем участия в конкурсах на замещение дипломатических должностей или административно-технических должностей. Загранучреждения России – это живой организм, где происходит и замена кадров, и рост кадров. Естественно, те дипломатические кадры, и кадры административно-технической структуры, которые работают в территориальных органах, участвуют наравне с сотрудниками центрального аппарата в конкурсах на замещение должностей за рубежом.

Мы занимаемся и кадровым ростом молодых специалистов. Если кто-то не хочет участвовать в кадровом конкурсе, скажем, по объективным причинам – учеба в аспирантуре, то на это время сотрудники получают разрешение центрального аппарата МИД России.

Ранее часто повторялось, что у сотрудника госбезопасности должна быть «холодная голова, горячее сердце и чистые руки». Какими качествами необходимо обладать работнику дипломатической службы?
Х.Г.:
То, что говорил Дзержинский – для нас тоже подходит. Потому что Министерство иностранных дел – это организация, которая со всех сторон находится в фокусе общественного внимания. Но при этом у работника нашей службы должны быть дипломатические, лингвистические и профессиональные навыки и знания. Прежде всего, он должен быть профессионалом.

По каким вопросам чаще всего обращаются граждане в Представительство?

Очень часто к нам обращаются люди с проблемами, связано ли это с вопросами гражданства или что-то стряслось с родственниками за рубежом. Недавно обратилась уроженка Казани с российским гражданством, проживавшая в Израиле. Она была вынуждена во время израильско-ливанского конфликта покинуть Израиль, поскольку там их место проживания подвергалось ракетно-бомбовым ударам. У нее возникли проблемы с регистрацией. Мы помогли этой гражданке. В этом году представительство помогало в доставке на Родину тела покойного паломника из Саудовской Аравии. Мы должны были откликнуться, помочь этой семье.

Еще пример: гражданин, проживающий в Израиле, находясь в гостях в Казани, потерял в прошлом году документы – украли в кафе. В конечном счете, он мог к нам не обращаться, поскольку не является сотрудником государственных органов. Мы провели соответствующие консультации со своими руководителями, связались с Израилем. Мы оформили ему загранпаспорт и он выехал домой. В данном случае мы не отмахнулись, хотя могли просто проконсультировать. Перед отъездом он подошел к нашему ящику для обращений и оставил открытку с благодарностью. За эти годы я принял свыше тысячи граждан, наши сотрудники принимают людей каждый день.

Сегодня существует тенденция к сближению России со странами Ближнего Востока. В этих контактах значимая роль отводится и нашей республике. Что это означает для татарстанцев?
Х.Г.:
Во-первых, страны Ближнего Востока – очень емкий рынок для татарстанских товаров. Это может дать хороший импульс для торгово-экономического сотрудничества не только со странами арабского востока, но и со всем мусульманским миром. Это огромный, быстро растущий, легко абсорбирующий рынок для нашей продукции.

Во-вторых, нельзя забывать наши исторические, культурные, образовательные связи с этими странами. Здесь руководство Российской Федерации видит Татарстан в роли локомотива. Считаю, что это правильное решение. Ведь, прежде всего, любая дипломатия, любой дипломатический шаг имеют в своей основе какие-то экономические интересы.

Вы принимали участие в ближневосточном турне Президента Татарстана в прошлом году. Согласитесь, для руководителя субъекта это были беспрецедентные встречи на столь высоком уровне – с Президентом Сирии, Эмиром Кувейта.

Х.Г.: Мое личное мнение: высочайший уровень приема, высочайший уровень конструктивизма, откровенности в разговорах. Это восхищает и вселяет хорошие надежды. Важно ведь не только уважение к Российской Федерации, но и к субъектам, важно уважение через субъекты к самой России.

А в каком статусе вы принимали участие в этой поездке, ведь вы и переводили?
Х.Г.:
Не забываю, что я по специальности переводчик-практик, а тем более до этого работал в Аппарате Президента, и во всех визитах Минтимера Шариповича был его переводчиком. С ним мне, как переводчику, легко было работать. Для меня это была хорошая поездка, и я очень много вынес интересного для себя, и как представитель, и как переводчик. Тем более, в Кувейте я прожил пять лет, бывал в командировках в Сирии, Саудовской Аравии.

В начале 90-х годов, когда стали прозрачными границы и Татарстан начал выходить на новый уровень, развивать международные связи, в нашем городе открылось Генеральное консульство Турции, которое успешно функционирует. Не исключаете ли вы возможность открытия у нас консульства еще одного государства, допустим, арабского? Есть ли такой шанс у Казани?
Х.Г.:
Дело в том, что вопрос об открытии консульских учреждений иностранных государств и консульских учреждений Российской Федерации решается на уровне правительств этих государств. Допустим, генеральное консульство Турецкой Республики в Казани было учреждено на паритетной основе, и это было результатом переговоров Правительства Российской Федерации и Правительства Турецкой Республики. На такой же паритетной основе было открыто генконсульство России в Турции, в городе Трабзоне. Не бывает так, чтобы только одна из стран открывала свое генеральное консульство – здесь обязателен принцип паритетности.

Могу лишь сказать, что планируется учреждение генерального консульства Ирана здесь в Казани, а также генконсульства России в Иране. Но это решение, повторяю, принимается на уровне правительств Ирана и России.

А на какой стадии находится этот вопрос?
Х.Г.:
Принципиальное решение принято, сейчас обсуждаются технические вопросы: поиск здания, определения штата. Не может быть, чтобы здесь в консульстве работало 50 человек, а там 5. Здесь тоже все на паритетной основе.

Не обсуждается ли возможность открытия консульства в Казани одной из бывших союзных республик Средней Азии?

Х.Г.: У меня такой информации нет. Дело в том, что страны Центральной Азии являются странами-участницами СНГ. Между нами нет визовых вопросов. Для открытия консульства должна существовать объективная необходимость, в разрешении визовых вопросов, к примеру.

В Екатеринбурге есть консульство США, а в Казани нет…

Х.Г.: Наверно, их больше интересовал мощный промышленный центр Среднего Урала, нежели Татарстан, как центр Поволжья. Можно спросить, почему в Саратовской области есть консульство ФРГ, а у нас нет? Я предположу, что, возможно, из-за того, что в этом регионе есть город Энгельс и там исторически проживают этнические немцы Поволжья. Может быть, с этих позиций они выступили. Этот вопрос нужно рассматривать со всех сторон: существует много аспектов, много нюансов – однозначный ответ невозможен.

Ближайшее крупное мероприятие, которое пройдет в Казани, – это собрание управляющих ЕБРР, которое запланировано на май. Ощущается нагрузка?
Х.Г.:
Мы уже с осени начали работать в этом направлении. Это ведь и визовые вопросы, и размещение гостей, и содержательная часть программы. Над этим постоянно работает оргкомитет. Регулярно приезжают делегации центрального офиса Европейского банка реконструкции и развития, проводятся совещания. Казань имеет хороший опыт проведения мероприятий такого масштаба – это и 1000-летие столицы, и саммит СНГ.

Стабильное, поступательное развитие, наверно, отразилось и на активизации внешних связей. Вы чувствуете, что татарстанцы чаще стали выезжать, к нам чаще ездят?
Х.Г.:
Мы думали, что проведем 1000-летие и будет легче, но нагрузки меньше не стало. Проиллюстрирую на следующем примере: поступления за консульские сборы за последний год выросли в полтора раза, соответственно и нагрузка выросла в полтора раза.

Вообще, если брать поступления за консульские услуги за последние 3 года, то они выросли в 25 раз.

1000-летие дало огромный импульс, это своего рода импульс для развития имиджа нашей республики. Казань становится все привлекательнее не только для туристов, но и для торгово-экономических партнеров.

Накануне Дня дипломатического работника, может быть, вы хотите выразить какие-то пожелания, поздравления?
Х.Г.:
Во-первых, мы получили поздравительные телеграммы от нашего министра – Сергея Викторовича Лаврова, от его заместителей. Я считаю, что ко Дню дипломатического работника, к нашему профессиональному празднику причастны и учебные заведения, которые растят молодых дипломатов, и где дают лингвистические знания, и компании, заводы, предприятия, которые имеют торгово-экономические отношения с зарубежными партнерами – без дипломатии здесь не обойтись. Может быть, официально они не состоят, скажем так, на дипломатической службе, но без той дипломатии не продвинешь свой товар, не продашь его.

Также хотел бы обратиться с искренними поздравлениями к сотрудникам Аппарата Президента РТ, секретариата Государственного Совета, Аппарата Кабинета Министров РТ, а также к сотрудникам министерств, которые также работают в сфере международных и внешнеэкономических связей.

Беседовал Руслан МУХАМЕДШИН

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2