news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Хатып МИННЕГУЛОВ:

«Наследие Гаяза Исхаки должно стать достоянием народа»

«Наследие Гаяза Исхаки должно стать достоянием народа»

Как известно, в феврале текущего года исполнилось 130 лет со дня рождения классика татарской литературы, публициста, общественного деятеля первой половины ХХ столетия Гаяза Исхаки. В апреле вышло специальное распоряжение Кабинета Министров РТ, регламентирующее порядок проведения в республике мероприятий, приуроченных к этой знаменательной дате. Как планируется, в июле пройдет торжественный вечер на родине классика в селе Яуширма Чистопольского района, а также научно-практическая конференция, посвященная творческому наследию Гаяза Исхаки.

В студии агентства «Татар-информ» состоялась встреча журналистов с профессором КГУ, доктором филологических наук Хатыпом Миннегуловым и сотрудником Главного архивного управления при Кабинете Министров РТ Ильясом Мустакимовым. Темой беседы стали различные аспекты деятельности по возвращению в Татарстан наследия Г. Исхаки. Творческая и общественно-политическая деятельность Гаяза Исхаки исчисляется, без малого, 60 годами. Более 30 лет из них он провел на чужбине. В годы Советской власти его творческое наследие находилось в полном забвении. На родину Г. Исхаки «вернулся» спустя 70 лет после того, как он покинул ее в бурный 1919-й год.

За эти годы выросло несколько поколений, не знавших даже имени Гаяза Исхаки. Тем самым был нанесен непоправимый урон культуре, духовному развитию, самосознанию татарского народа, считают ученые. А как вы расцениваете, Хатып абый?
Х.М.:
Действительно, в 1919 году Гаяз Исхаки вынужден был эмигрировать за границу, поэтому его самые плодотворные годы проходят на чужбине. Находятся люди, которые пытаются обвинить его в этом вынужденном шаге. Однако, они забывают о том, что сохранив жизнь, Гаяз Исхаки смог бы продолжать свою глубоко патриотическую писательскую и общественно-политическую деятельность? В противном случае, он мог повторить судьбу многих и многих репрессированных. Или, в лучшем случае, его могли сломать. И потом, на родине он не смог бы творить так, как это ему удавалось без всякой цензуры на чужбине. Всю жизнь он посвятил борьбе за интересы своего народа, его идеи в советский период, проникнутый интернационализмом, были бы чужды в нашей стране. Поэтому можно согласиться с мнением, что воспитание национального самосознания, без таких ярких примеров служения своему народу, какое отличало Гаяза Исхаки, понесло существенный урон. В итоге, выросли поколения, не помнящие родства…

Ученые-языковеды, филологи Татарстана вот уже на протяжении 20 лет занимаются поисками и возвращением на родину богатого творческого наследия Гаяза Исхаки. Одним из первых взялся за эту работу профессор Ибрагим Нуруллин. Затем подключились Лена Гайнанова, Резеда Ганиева, вы, Хатып абый и другие…
Х.М.: Возвращение наследия Исхаки его собственному народу стало возможным только с началом в нашей стране перестройки. До этого времени имя и идеи Гаяза Исхаки жили в душе его соотечественников, хранились в памяти ученых, писателей. О нем не было принято говорить вслух, принародно. Однако я помню, как известный ученый Хатыйп Гусман, партиец, еще в те времена, не скрывая своей симпатии, говорил: «У татар, наряду с Тукаем, Гафури есть и Исхаки…». Особенно часто в советское время о Гаязе Исхаки напоминал Амирхан Еники. Он говорил: «Наш народ без Исхаки – сирота. Без него у нашей литературы только одно крыло – Тукай». То есть, это поколение свято хранило память о Гаязе Исхаки. Не было простым и возвращение наследия Исхаки, особенно в первое время, когда при одном упоминании его имени поднимался шум. И в числе первых, кто заговорил о возвращении наследия Гаяза Исхаки, был Амирхан Еники. Также Ибрагим Нуруллин, а затем уже остальные.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о своих поисках и находках, касающихся Гаяза Исхаки. Насколько мы знаем, издано несколько ваших книг, посвященных творчеству классика.
Х.М.:
Впервые с творчеством и общественно-политическими взглядами Исхаки я столкнулся в 1970-е годы. Будучи в библиотеке Академии наук в Ленинграде, подружился с его сотрудником Ахметом Рафиковым, который в очередной мой приезд выдал мне, под строжайшим секретом, какие-то журналы на арабском языке. Это были номера журнала «Яна милли юл» («Новый национальный путь»), который издавал за рубежом Исхаки. Вот, пожалуй, с этого и начались мои научные изыскания по наследию Гаяза Исхаки. Затем, в 1990 году я побывал в трехмесячной командировке в Финляндии. В библиотеке университета Хельсинки, в других научных центрах этой страны меня поразило обилие материалов, относящихся к Гаязу Исхаки и, вообще, к творчеству татарских авторов в эмиграции. Из этой командировки я привез достаточно материала для подготовки публикаций. Помнится, первым в журнале «Казан утлары» было опубликовано письмо-завещание Гаяза Исхаки. Равилю Файзуллину, только что приступившему к обязанностям редактора этого издания, были высказаны строгие замечания за эту публикацию.

Много материала мне удалось собрать в Турции, из Швеции прислали материалы. Благодаря этому я опубликовал около 40 статей о Гаязе Исхаки. В 1999 году вышла моя небольшая книжечка, а в 2004-м – более солидный труд, посвященный творчеству Исхаки на чужбине. В прошлом году в издательстве «Магэриф» вышел в свет сборник, в который включена часть произведений татарских авторов-эмигрантов, для которых Гаяз Исхаки являлся наставником.

Как известно, в начале 90-х основная часть архивных материалов, касающихся жизни и творчества Г. Исхаки, которые хранились у наших соотечественников в Турции, была возвращена в Казань. Какими еще новыми материалами о Гаязе Исхаки за последние 10 лет пополнились архивные фонды?
И.М.:
В Национальном архиве Татарстана хранятся не только возвращенные материалы о жизни и творчества Гаяза Исхаки на чужбине, но и другие документы, касающиеся доэмиграционного периода: от метрической книги деревни Яуширма с записью о рождении Гаяза Исхаки до документов жандармерии, суда, управления печати Казани… Как вы помните, в 1997 году президент фонда им.Ахметвали Менгера, наша соотечественница, к сожалению, ныне покойная Сафия ханым Имре передала в дар Президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву 89 документов из личного архива Гаяза Исхаки в Турции. Они затем были переданы в Национальный архив. В этом фонде хранятся многие публицистические статьи, рукописи нескольких пьес, личные письма писателя.

До того, как обосноваться в Турции, Гаяз Исхаки жил, как известно, в Китае, Германии, Польше и Финляндии. Какие шаги предпринимаются для поиска и возвращения материалов из этих стран?
И.М.:
На данном этапе мы, по возможности, стараемся в этих целях наладить отношения с татарскими диаспорами этих стран.

Х.М.: Известно, что богатый архивный материал Гаяза Исхаки хранится в Китае, в городе Харбине. По окончании Второй мировой войны, многие соотечественники покинули Харбин. А документы, связанные с Исхаки, остались там. Многие материалы «перекочевали» вместе с переселенцами. Как мы слышали, довольно большой материал по Исхаки есть в Японии, в Токио. Некоторые номера журнала «Милли байрак» («Национальное знамя»), тоже издаваемое Исхаки, хранятся в Англии. Поисковые работы не должны прекращаться. И ведь дело не только в Гаязе Исхаки. Материалы того времени позволяют нам составить объективную картину общественно-политической, культурной жизни наших соотечественников-эмигрантов за рубежом. А это представляет интерес не только для литераторов, но и историков, политиков.

Личность Гаяза Исхаки достаточно хорошо изучена или еще остались «белые пятна»?
Х.М.:
Как мне рассказывали в Финляндии те, кому довелось в свое время встречаться с Исхаки, он был удивительно одаренной личностью. Прежде всего, он обладал даром убеждения, чем обезоруживал своих оппонентов. Да и в обычной беседе его заслушивались. Во время громкого чтения своих произведений он очень умело входил в роли своих персонажей. Но главное, конечно, это его публицистическая страстность, убежденность. Это находило выражение не только в публикациях, но и в жизни.

Сегодня не приходится сомневаться в том, что и наследие, и личность нашего великого классика буду изучены до конца. Другое вызывает тревогу: как довести до сознания народа ценности и идеалы, которые проповедовал Гаяз Исхаки?! Главную проблему я вижу как раз в этом. Знают ли классика наши читатели? Знают ли его творчество учителя, журналисты? А писательская среда? С сожалением приходится констатировать, что очень немногие интересуются и знают богатое наследие выдающегося деятеля. Поэтому сейчас другая задача: сделать наследие Гаяза Исхаки достоянием его родного народа, светлое будущее которому он желал до последней минуты своей жизни.

Беседу вела Айгуль ФАХРЕТДИНОВА

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2