news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Глава автономии татар Рязани: «В 2022 году планируется открытие памятника Сююмбике»

Руководитель Национально-культурной автономии татар Рязанской области и города Касимова Ильдар Бикуев рассказал ИА «Татар-информ» о подготовке к переписи населения и о том, как идут работы по установке первого в стране памятника казанской правительнице Сююмбике.

Глава автономии татар Рязани: «В 2022 году планируется  открытие памятника Сююмбике»
news_top_970_100

«У нас нет разделения на татар и мишар»

– Какие настроения у татар Рязанской области перед переписью? 

 У нас началась работа со всем татарским населением. Речь идет больше о городах Касимов, Сасово, Рязань, а также о Ермишинском районе. По данным переписи 2010 года, в области проживали 4986 татар. Есть смешанные семьи, в них дети могут не указывать себя татарами. Многие, уезжая учиться в Москву, теряют свою татарскую идентичность. Эта проблема существует не только в нашей области. Но ведем работу, чтобы татары записывали себя татарами.

– Но как по вашим ощущениям – национальное самосознание есть у людей? 

 Вроде бы стали выходить из своей тени. Они себя называют татарами и гордятся своей национальностью. Мы стараемся внедрить в молодежь осознание того, что они татары.

 В некоторых регионах заинтересованные лица пытаются отделить мишар от татар. Как вы относитесь к таким попыткам?

 Впервые слышу. У нас есть касимовские татары, сасовские татары. Мишаре или татары – такого разделения у нас нет. Мы татары. Такого разделения и не должно быть.

– В регионах наиболее остро стоит проблема сохранения языка. Что в этом направлении делается в Рязанской области?

– Деятельность нашей автономии совместно с федеральной татарской национально-культурной автономией, местной мусульманской общиной города Касимова направлена на сохранение языка и культуры.

У нас также работают воскресные школы. Татарское население в Касимове составляет 29 тысяч человек. До революции были 18 населенных пунктов, где проживали татары. Действовали 16 мечетей. Сейчас в Касимовском районе функционируют четыре мечети. Это и Ханская мечеть, построенная в 1457 году, а также новая мечеть, которая была возведена в 1906 году. Работают две воскресные школы, в городе Касимове и селе Шырын. В Шырыне открыли татарский центр, расширили – он теперь работает в двух зданиях.

У нас есть свой творческий коллектив «Умырзая». Выиграли грант, на эти деньги заказали сценические костюмы.

Воскресную школу в Касимове ведет Морат хазрат. Самое интересное – туда ходят не только татары, но дети из русских семей. Я сам жил в селе Кушниково, у нас была одна русская семья, они татарский знали.

В Касимове и на русских-татар разделения не было. Эти два народа всегда жили дружно. Академик Индус Тагиров тоже ставил касимовских татар в пример. Какого-то политического противостояния у нас нет. Не знаю, как объяснить этот феномен. Когда учились в школе, тоже не было такого, чтобы выделять, что ты татарин. Смешанные семьи есть, никуда не денешься, но все равно мы стараемся сохранить свою культуру.

У нас есть исторические памятники федерального значения. Усилиями председателя ФНКАТ Ильдара Гильмутдинова, муфтия-шейха Равиля Гайнутдина мы вошли в федеральную программу Министерства культуры. Московская компания, выигравшая тендер, сейчас готовит проектно-сметную документацию.

С 2016 года работал по включению в федеральную программу, с первой попытки не получилось. У нас действительно очень хорошо сохранились памятники мусульманской архитектуры, эксперты тоже состояние этих памятников XV века оценили как удовлетворительное.

 В этом году планируется установить памятник последнему правителю Казанского ханства – Сююмбике-ханбике. Вы были среди тех, кто инициировал этот проект, участвуете его реализации. Расскажите, с чего все началось и на каком этапе он сейчас.

 Идея появилась в 2013 году. Ее поддержал, вдохновил нас академик Индус Тагиров. Мы выиграли грант и на эти деньги провели конференцию, посвященную Сююмбике. Она прошла на всероссийском уровне с участием около пятидесяти ученых. Участники поспорили, где умерла Сююмбике, где она похоронена. Считается, что она умерла в Касимове. В XIX веке ученые того времени подняли все артефакты и пришли к такому выводу.

Памятник будет установлен в сквере Сююмбике. Этот сквер находится между Ханской мечетью и памятником архитектуры XVI века – мавзолеем хана Шах-Гали, считается, что именно там умерла Сююмбике. Чтобы установить памятник в сквере, определенные документы надо было согласовать с администрацией города Касимова. Ожидается, что будет заключено соглашение с Равилем Гайнутдином. Он полностью спонсирует установку памятника.

Статуя Сююмбике из бронзы будет отлита в Санкт-Петербурге. Она обойдется в 5 миллионов рублей. Высота около трех метров. На днях должна приехать творческая группа, в составе которой приедет и скульптор Вениамин Сидоренко. Мы уже вышли на финишную прямую проекта.

– Насколько я знаю, его планировалось установить еще в прошлом году. Помешала пандемия?

 Да, из-за этого пришлось отложить. Судьба Сююмбике была очень сложной, видимо, и установка ее памятника так же дается непросто.

 Уже известна дата открытия памятника?

 Будет составлено соглашение с Духовным управлением мусульман России, и тогда придут первые транши. Планируем к сентябрю установить. Мы хотели бы посвятить это 1100-летию принятия ислама государством Великий Булгар. В 2021 году будет установлен, в 2022 году планируется торжественное открытие. Также в 2022 году у нас отмечается 870-летие города Касимова и 570-летие Касимовского ханства. Приглашаю вас на это мероприятие. Ожидаем, что оно пройдет на очень высоком уровне.

 Была информация, что Ханская мечеть тоже будет отреставрирована.

 Ханская мечеть в удовлетворительном состоянии. Там будут проведены реставрационные работы. Их проводит Министерство культуры РФ. Этот проект реализуется при поддержке Ильдара Гильмутдинова и муфтий-шейха Равиля Гайнутдина. В 2019 году в ходе его встречи с Президентом России Владимиром Путиным этот вопрос тоже поднимался. Думаем, что через четыре месяца придем к завершению проекта. Памятник в удовлетворительном состоянии. По нашим планам, открытие Ханской мечети после реставрации тоже будет приурочено к 1100-летию принятия ислама Волжской Булгарией.

Раньше это место называлось Ханская площадь. Там еще расположен Татарский центр имени Ишимбаева. Я бы сказал, что татарские центры есть не везде. В нашей области с ее 28-тысячным татарским населением всего два татарских центра. Один из них в селе Шырын. В этом году мы открыли его вторую часть. Нам дали помещение в Доме культуры, оно было в плохом состоянии, своими силами отремонтировали. Администрации очень понравилось, они нам дали еще одну часть Дома культуры, теперь уже мы занимаем почти половину здания. Хотят еще и спортивный зал нам дать. Мы беремся за эти проекты, потому что это мы можем, нам по силам. Если отремонтируем спортзал в Шырыне, передадим его сельской школе. Пусть дети занимаются. Сначала начинаешь это делать на общественных началах, потом увлекаешься. Хочется стараться для людей.

 Ханская мечеть – самая древняя мечеть в России?

 Старейшая мечеть – в дагестанском Дербенте, ее построили арабы в VIII-IX веках. После присоединения Крыма Бахчисарайская мечеть стала второй. До этого мы были на втором месте. 5-6 марта была презентация книги о Касимовском ханстве, намаз читали в этой мечети XV века.

 Помню, вы рассказывали, как сносили старинный татарский дом. У вас еще сохранились такие объекты? Угрожает ли им снос?

 Да, очень жаль, что этот дом был снесен, это было единственное здание с татарскими воротами. У нас в Касимове есть историческое здание Кастровского медресе. Учиться туда приезжали из Казани, Уфы, Астрахани, Нижнего Новгорода, Ульяновска, Новосибирска. Часть здания передали нам, другую часть приходится возвращать через суд. Эта часть здания когда-то была передана бизнесмену Андрееву. Ожидаем, что из архива Петербурга придет обновленная справка. Это здание в аварийном состоянии, мы не хотим, чтобы оно исчезло. Надеемся, что справедливость восторжествует и оно вернется к прежним владельцам. У нас есть неравнодушные, понимающие люди, есть возможность отремонтировать здание. Деньги тоже, конечно, нужны.

 Дети в Касимове изучают татарский язык в школах? 

 Татарский язык изучается только в воскресных школах. Учебники привозим из Казани. В этих школах родной язык осваивают около 30 человек. Хоть и мало для Татарстана, для нас это хороший показатель. Для нас сейчас главное – на должном уровне пройти перепись.

«Надеемся на рост численности татар»

– Какие прогнозы у вас на перепись?

 Думаю, что татар станет больше. Выросло новое поколение татар, они приобщены к своей национальной культуре, у них есть самосознание, поэтому надеемся, что они запишутся татарами. Работаем в этом направлении.

 Считается, что татары разобщены, нашему народу не хватает единства. Как изменить это?

 Думаю, татарам надо развивать взаимопомощь, поддержку, умение сплотиться и вместе решать насущные вопросы. Мне кажется, у татар не хватает уважения к друг другу.

 Чем отличаются татары в Рязанской области от соплеменников в других областях? Можете назвать какие-то черты, характерные татарам вашего края?

 Рязанская область дала Фикрята Табеева (в 1960-1979 годах первый секретарь Татарского обкома КПСС. – Ред.). Наши татары строили Соборную мечеть в Москве. Они были инициаторами строительства Соборной мечети в Петербурге. Сара Шакулова – первая мусульманка, окончившая физико-математический факультет университета Сорбонна, она тоже из Касимова. Рязанские татары всегда служили безопасности Родины. Всегда были лидерами, были дружны. Они всегда приносили пользу государству. И сейчас мы стараемся. Устанавливая памятник Сююмбике, мы устанавливаем памятник символу татарского народа. 

 Существуют ли у вас свои, местные татарские традиции?

 Да, у нас и кухня немного другая. У нас мясной перемяч называют «пирипис». Тесто у него тонкое, начинки много. Я попросил всех наших бабушек записать рецепты блюд, хотим сделать буклет из рецептов блюд касимовских татар. Хотим сохранить старинные рецепты для будущих поколений.

В то же время у нас кухня не такая разнообразная, эчпочмаки у нас не готовят. Домашняя лапша – традиционное блюдо, его всегда готовят для гостей. Балеши, азу – это у нас тоже есть. В нашей области восемнадцать деревень, где проживают касимовские татары, я бы сказал, что в каждой своя кухня. Пироги тоже пекут разные – где-то пышные, на мягком тесте, с гусем, а где-то тесто делают тонкое, украшают пироги узорами.

Раньше в каждой семье делали конскую колбасу, эта традиция еще сохранилась. Сейчас это считается ценным продуктом, у нас эта колбаса называется «казы».

Каждый год организуем Сабантуй. Касимовскому Сабантую уже 25 лет. В прошлом году планировали провести первый Сабантуй в Рязани, хотели сделать большой, настоящий праздник, однако помешала пандемия. В этом году назначили на 13 июня в Рязани, 12 июня в Касимове. В Рязани пока это будет в виде праздничного представления с участием татарских артистов, но в будущем хотим делать Сабантуй на открытом воздухе с традиционными конкурсами и соревнованиями.

 Хотели бы вы сами освоить родной язык? 

 Да, планирую изучить его. Посещаю воскресную школу. Надо совершенствовать родной язык, я согласен. Наш говор отличается от казанского, поэтому здесь, в Татарстане, я немного теряюсь. В Касимове мы между собой говорим по-татарски. Сам я с детства хорошо говорил на родном языке, потому что рос в деревне с бабушкой. Русский начал осваивать только в восемь лет, до школы его не знал совсем.

Источник: Гульнар Гарифуллина (перевод, www.intertat.tatar)
news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100