news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Фигаро на самокате, брызги шампанского: фестиваль Шаляпина начал необычный «Цирюльник»

Итальянский режиссер Джузеппе Морасси много работал с оперными певцами из России и поставил больше 20 вариаций оперы «Севильский цирюльник» в разных странах. В России он впервые реализовал свой замысел в качестве режиссера в Татарском театре оперы и балета к 150-летию Шаляпина.

Фигаро на самокате, брызги шампанского: фестиваль Шаляпина начал необычный «Цирюльник»
Оперой Россини «Севильский цирюльник» открылся XLI Международный Шаляпинский фестиваль
Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Увековечение памяти Шаляпина

В Казани постановкой итальянского режиссера Джузеппе Морасси «Севильский цирюльник» открылся XLI Международный Шаляпинский фестиваль. В этом году, напомним, отмечается 150 лет со дня рождения всемирно известного баса Федора Шаляпина. В опере «Севильский цирюльник» он некогда виртуозно исполнял партии в роли Дона Базилио, учителя музыки.

Шаляпин в роли Дона Базилио, Большой театр, Москва, 1912

Фото: ru.wikipedia.org, общественное достояние

«Мы часто говорим об увековечении памяти. Истинная память живет среди людей. Международный Шаляпинский фестиваль – это ежегодное мероприятие, которое привлекает внимание не только к оперному искусству, но и к имени Шаляпина, расширяет армию почитателей его творчества, армию поклонников оперного искусства в целом и обеспечивает преемственность оперных традиций нашей земли. В Казани Шаляпин родился, вырос, сформировался как личность – наша земля всегда останется его родиной. И самое потрясающее, что в этом году, несмотря ни на что, мы смогли сохранить обширную географию фестиваля, как география творческого успеха самого Шаляпина», – подчеркнула министр культуры Татарстана Ирада Аюпова. Она отметила, что в фестивале участвуют не только режиссер и дирижер из Италии, но также исполнители из Белоруссии, Казахстана, Азербайджана и Грузии.

Ирада Аюпова: «В этом году, несмотря ни на что, мы смогли сохранить обширную географию фестиваля»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Министр культуры Татарстана также зачитала поздравительную телеграмму участникам и зрителям Шаляпинского фестиваля от министра культуры России Ольги Любимовой.

Классическая опера в оттенках солнца

«Севильский цирюльник» Джузеппе Морасси – постановка в трех действиях. Работу над ней приглашенный режиссер начал еще год назад, по завершении предыдущего фестиваля имени Шаляпина. С тех пор не менее четырех раз Морасси приезжал в Татарский театр оперы и балета. Он разрабатывал декорации и костюмы, выбирал ткани, объяснял солистам постановки нюансы итальянского исполнения, «дирижировал» кордебалетом и буквально за ручку водил по сцене исполнителей главных ролей, показывая движения. Постановка получилась длинная, но отнюдь не скучная, классическая, но вовсе не тривиальная – легкая, как ее и задумывал великий Джоаккино Россини, негромкая и интерактивно-игровая, как реализовал ее Джузеппе Морасси.

Декорации по эскизам Морасси выполнены в солнечных оттенках

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Декорации к опере были изготовлены по эскизам Морасси в Москве. Они выполнены в солнечных оттенках и вполне способны напомнить жителю испанской Севильи родной город. Фасад дома с балконом, где живет главная героиня Розина, улица перед ним и мостик в первом действии и внутренний двор дома с двумя лестницами во втором действии – все в желто-оранжево-красных оттенках. Как признался Джузеппе Морасси в интервью «Татар-информу» за несколько дней до премьеры, он терпеть не может официальный, сдержанный стиль, а оранжевый и красный – его любимые цвета. За несколько минут до премьеры он вышел к журналистам в ярком неоново-оранжевом свитере.

Фото: © Оксана Романова / «Татар-информ»

Костюмы главных персонажей также выдержаны в любимой гамме режиссера. Особенно выразительным получился образ Фигаро – как в плане костюма, так и с точки зрения актерской игры. Эту партию исполнил солист Казахского национального театра оперы и балета имени Абая Эмиль Сакавов. Цирюльник в красном, почти как тореодор, врывается в действие оперы на самокате, внезапно появляясь среди зрительного зала в первом действии, а в следующем разъезжая на нем на уровне второго этажа по длинному переходу между дворовыми лестницами.

Фигаро в исполнении Эмиля Сакавова врывается в действие оперы на самокате

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Самокат – это безусловная находка режиссера, это незаменимый атрибут в его постановке. Я уже не раз работал с итальянскими мастерами и могу сказать, что традиционность – то, чего они все придерживаются и требуют от артистов. Именно в классической постановке очень мало что можно дать своего, все должно быть по канонам – и юмор, и импровизация, и исполнение. Были и у нас такие небольшие рамочки», – рассказал солист журналисту «Татар-информа».

Всё по-итальянски – всё по чуть-чуть

Солист «Новой оперы» имени Колобова Ярослав Абаимов, исполнивший в первом составе оперы партии графа Альмавивы, напомнил, что «Севильский цирюльник» – вторая после «Кармен» самая популярная опера в мире. И несмотря на то, что произведение это все же консервативное, постановка Морасси для Казани, уверен приглашенный солист, получилась интересной.

«Севильский цирюльник» – вторая после «Кармен» самая популярная опера в мире

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Россини и автор либретто уже всё сказали и в музыке, и в тексте, и уже сложно что-то новое в ней сказать. Но мне кажется, все зависит от команды. Если команда певцов, музыкантов, режиссер – все будут на одной волне, то так или иначе спектакль будет интересной историей. Лично меня, например, режиссер просил делать все чуть-чуть меньше. То есть если пьяный солдат, то он пьяный не вусмерть. То есть мне в любом образе внутри спектакля надо быть чуть-чуть графом при переключении на солдата или учителя музыки», – сказал Ярослав Абаимов.

Игровых моментов со зрителями или в пространстве вне сцены в постановке несколько. То дирижер, тоже итальянец, как и режиссер, Марко Боэми вдруг вступает в микродиалог с одним из персонажей, то сидящим на первом ряду гостям раздают листы-ориентировки на «злодея»…

Эта постановка, по мнению многих, не в пример душевнее, задорнее и легче, чем предыдущая версия «Цирюльника», существовавшая в театре им. Джалиля с 2014 года

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Легкость такой интерпретации оперы придает и исполнение без надрывной и нарочито-пафосной громкости. Постановка из трех актов воспринимается динамичным мюзиклом. Впрочем, кому-то такая итальянская манера исполнения, на которой настаивал Джузеппе Морасси, могла показаться как раз недостаточной. Кто-то из зрителей в ряду переговаривался, что Венера Ганеева в свое время много лучше исполняла партию Розины, чем солистка Михайловского театра Светлана Москаленко. По мнению других, постановка итальянского режиссера в целом не в пример душевнее, задорнее и легче, чем предыдущая версия «Севильского цирюльника», существовавшая в ТГТОиБ имени Джалиля с 2014 года.

Завершает оперу еще один режиссерский ход – все действующие лица будто замирают перед объективом фотографа, который запечатлевает их в стоп-кадре вспышкой старинной камеры.

Завершает оперу еще один режиссерский ход – все замирают перед объективом старинной камеры

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Не менее двадцати версий «Севильского цирюльника» создал Джузеппе Морасси за жизнь, а потом «потерял счет», признался он журналистам. Впервые Морасси поставил «Севильского цирюльника» еще в 1994 году и с тех пор не может остановиться – это его любимая опера.

«Постановка этой оперы в Казани – вершина горы, на которую я забрался в данный момент. Хочу отметить готовность сработаться именно со стороны театра, от каждого сотрудника театра. А еще хочу сказать, что у солистов нет национальности. Артист – это уже национальность. В смысле языка нам пришлось работать над тем, как было выражено определенное слово, поскольку в итальянском языке каждое слово задает ритм музыке, и также каждое слово должно использоваться в определенном движении», – со своей стороны отметил режиссер, на финальные аплодисменты вышедший на сцену все же в костюме – хоть и сдержанных, но незаурядных цветов.

Джузеппе Морасси: «Постановка этой оперы в Казани – вершина горы, на которую я забрался в данный момент»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

31 января программу Шаляпинского фестиваля продолжит постановка Джузеппе Морасси «Севильский цирюльник» второго состава. До 28 февраля зрители увидят еще 8 спектаклей, в том числе никогда не шедшую в Казани прежде «Хованщину» (постановка Мариинского театра), а также два гала-концерта.

Читайте также: Солнечный Джузеппе: итальянец ставит для Шаляпинского фестиваля «Севильского цирюльника»

Фоторепортаж: Владимир Васильев
autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100