news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Фарид МУХАМЕТШИН:

«Даже публичный человек должен оставаться самим собой»

«Даже публичный человек должен оставаться самим собой»

Председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин - любящий муж, отец двоих детей, дедушка четырех внучек и отчаянный поклонник автомобиля «Волга-21» - дал «интервью без галстука» корреспонденту вкладыша для районных газете, который готовит ИА «Татар-информ».

Ну вот, Фарид Хайруллович, договорились об интервью «без галстука», а вы в галстуке…
Ф.М.:
Снять? (смеется)… Просто галстук – настолько привычная для меня деталь одежды, что если его нет, я чувствую себя неуютно, рука все равно тянется поправить галстук. Ведь в галстуке прошла большая часть моей жизни, я уже не помню с какого года его ношу. Пожалуй, с 1970-го, когда начал работать в Альметьевском горкоме… Видимо, я консерватор, но предпочитаю рубашку, костюм и галстук любой другой одежде. Так что в галстуке я – самый настоящий.

Кто вам подбирает галстуки? Сколько их у вас вообще – сотня, две?
Ф.М.:
Меньше! По жесткому настоянию жены я их периодически перебираю и раздаю то водителям, то еще кому-то. Ведь мода на галстуки тоже меняется. Недавно были в моде в широкую полоску, а до этого – яркие, «павлиньи». Но я больше люблю сдержанных тонов. А подбираю себе галстуки сам. Вот сегодня видите, как он подходит к рубашке?

Почему у татарстанских политиков нет имиджмейкеров? Ведь московские давно уже ими обзавелись. А про западных и говорить нечего – шагу без имиджмейкеров не ступят.
Ф.М.:
Я лично принципиальный противник всего этого. Ведь имиджмейкер тебя как бы переделывает под чей-то вкус – свой ли, массовый. Чтобы ты нравился как можно большему количеству людей. Но, может, по жизни ты совсем другой? Люди скажут – какой он хороший, а на самом деле окажется, что не такой и хороший. По-моему, народ должен видеть тебя таким, какой ты есть на самом деле – не подкрашенным, не приукрашенным, естественным. Даже публичный человек должен оставаться самим собой – каким родился, каким его воспитали родители.

Но ведь все мы не без недостатков. Иногда надо, чтобы кто-то на них указал.
Ф.М.:
О, с этим, слава богу, проблем нет! На недостатки есть кому указать – и народ поругивает, и окружение роль имиджмейкера выполняет, и домашние делают замечания. А специально держать имиджмейкера, чтобы дезавуировать недостатки – это значит идти на обман ради какой-то цели. А надо ли такой ценой цели добиваться?

Знаю, что часы вы предпочитаете плоские, а женщин каких – умных или красивых?
Ф.М.:
Тех, которые меня окружают. На работе стараюсь подбирать кадры исключительно по профпригодности. Отдаю предпочтение тем, у кого есть ум, умение говорить, а самое главное – работать. Таких женщин у нас в Госсовете абсолютное большинство.

Значит, в профессиональном плане умную дурнушку предпочтете глупой красавице?
Ф.М.:
Можно и так сказать.

А в личном?
Ф.М.:
А в личном плане у меня выбора нет. Я 37 лет назад выбрал свою суженую, и с тех пор никакие женщины, кроме Луизы меня абсолютно не интересуют (смеется).

По уму или по красоте выбирали?
Ф.М.:
Все учел. Луиза была как в том фильме – красавица, комсомолка, спортсменка. Очень энергичная, и, самое главное, – из хорошей семьи. Не заметил, как прожили 37 лет. 25 декабря, в очередную годовщину нашей свадьбы, супруга мне звонит вечером: «Ты не забыл?». А я как раз собирался на какое-то мероприятие и не пойму, о чем это жена. Подумал, что-то с Новым годом связано. Наконец, осенило! Купил шикарный букет и – домой.

Как по-вашему, женщина должна работать?
Ф.М.:
Думаю, должна, В противном случае она превращается в обслугу мужа и детей. Моя жена 40 лет проработала инженером в строительных компаниях Альметьевска. В 89-м, когда я первый раз приехал в Казань в качестве министра торговли, я приехал с сыном и дочерью, которые здесь учились, а жена оставалась в Альметьевске. И только в 91-м, когда я стал заместителем председателя Совмина РТ, мы переехали уже с ней, и я сказал: «Теперь занимайся домом, Луиза».

Ваша дочь Лилия и зять – врачи. То есть бюджетники с маленькой зарплатой. Помогаете детям материально?
Ф.М.:
Помогаем, как же иначе? Причем с обеих сторон, родители Альмира тоже. Конечно, моя задача в первую очередь решать проблему бюджетников в государственном масштабе. И мы ее решаем. В последние годы для врачей много делается и на федеральном уровне, и на республиканском, но, увы, их зарплата остается одной из самых низких. Тем не менее, дочь с зятем профессию свою любят, а их дочка Алина уже в четыре года (сейчас ей семь) заявила: «Буду главврачом РКБ-5!». Я ей говорю, такой больницы нет, а она: «Будет, бабай!».

Сами вы в армии служили, а ваш сын?
Ф.М.:
Нет, Дамир не служил, но я никаких усилий для этого не предпринял, в военкомат не звонил. Просто сын сначала учился, потом женился, потом у них ребенок родился, а там и 27 лет исполнилось. Вообще-то я считаю, что нормальный мужчина обязательно должен отслужить, но Дамир, хоть и не был в армии – настоящий мужчина, я могу им гордиться. Десятиклассником он написал заявление в горком комсомола: «Прошу направить меня в Афганистан». А родители одноклассниц, когда отпускали дочек гулять по вечерам, всегда интересовались «С кем идешь? С Дамиром? Ну, тогда ладно». На выпускном сын получил титул «Самый справедливый выпускник школы №2 Альметьевска»…

Во сколько начинается и заканчивается ваш день?
Ф.М.:
Встаю в 6.15 утра, ложусь в 11 ночи.

Долго спите! Министр образования Наиль Валеев недавно признался нам, что встает в 5 утра.
Ф.М.:
Ну, он же только недавно приступил к работе (смеется)… А если серьезно, работы, конечно, у всех хватает. Вся моя трудовая деятельность прошла без суббот. Раньше в стране была шестидневка, сейчас пяти- , но у нас по субботам то встречи, то поездки. Недавно поинтересовался у кадровиков – из 365 дней 2007 года 67 я провел в командировках. Это, не считая тех, когда утром улетаешь, а вечером прилетаешь.

Как снимаете стресс после работы?
Ф.М.:
Рыбачить очень люблю. Выехать на лодке на Волгу для меня – лучшее снятие стресса. На воде я по-настоящему отдыхаю. Зимнюю рыбалку тоже уважаю. А еще в бильярд люблю играть. Не хуже многих известных политиков сейчас играю. В целом я люблю командные игры – хоккей, волейбол, но бильярд, когда ты один на один с соперником, и никто тебе уже не поможет – это тоже здорово!

Ну а рюмочку-другую для снятия стресса себе позволяете?
Ф.М.:
Алкоголь не снимает стресс, это самообман. Сегодня выпил, забылся, а назавтра все проблемы остались, да еще и усугубились. Я не большой любитель выпить, но в компании посидеть люблю – с хорошими друзьями, с гитарой, с песнями. В последние годы, как и все наше общество, избирательно подхожу к напиткам – абы что пить не хочется. Предпочитаю сухие вина, особенно красное, а из крепких - виски, но это гораздо реже.

Непьющий главный санврач России Геннадий Онищенко недавно пожаловался, что по роду чиновничьей деятельности ему то и дело приходится бывать на разных банкетах-фуршетах, где его заставляют выпивать. И бедному Онищенко приходится изловчаться, чтобы незаметно заменить водку минералкой.

Ф.М.: У меня такая должность, что если я не хочу, меня никто не может заставить выпить (смеется).

А покушать любите?
Ф.М.:
А кто не любит? Хотя в силу возраста стараюсь сейчас есть больше зелени, овощей фруктов. Не могу сказать, что мне это нравится, я картошку с мясом больше люблю, чем фрукты. Но домашние контролируют мое меню. Дочь-врач следит за холестерином, сахаром…

Насколько вы уверенный пользователь компьютера?
Ф.М.:
Не очень уверенный. В Интернет могу войти, могу в игры играть, чему обучаю сейчас старшую внучку Алину. А меня обращаться с компьютером сын научил, он с компьютером на «ты». Коллеги тоже помогли, у нас же отдел специальный есть. На работе в игры, конечно, не играю, но за новостями в Интернете слежу. Мы, политики, должны быть в курсе последних событий.

Верите ли вы в Бога? Ходите ли в мечеть?
Ф.М.:
Это для меня очень трудный вопрос. Я всегда говорил, что не верю. Хотя бабушка по маминой линии, когда я еще был комсомольцем, мне говорила: улым, даже если ты не веришь, не говори так!.. Не знаю, большой грех сейчас возьму на душу или нет, но не созрел я еще до того, чтобы поверить, что на самом деле есть какое-то высшее существо, какой-то Бог. Анализирую, складываю в цепочку события и задаю себе один и тот же вопрос: если Бог есть, то почему вокруг такая несправедливость? Почему на одного человека, причем хорошего, может свалиться столько бед? Почему Бог это допускает? Но в целом я уважаю право других верить. Думаю, что с возрастом и ко мне это может придти, как пришло к моему отцу. Он был кремень-коммунист, всю жизнь говорил, что Бога нет, а на закате жизни сказал мне: я прошу Всевышнего за тебя… В мечеть я как прихожанин не хожу, а как светский деятель бываю и в церквях, и в мечетях. Дома у меня есть и Коран, и Библия, обе книги я прочитал - для общего развития.

А на каком уровне сейчас ваше знание татарского? Ведь в детстве у вас не было возможности выучить родной язык.
Ф.М.:
По оценке моих политических оппонентов (той же Фаузии Байрамовой) после последнего Конгресса татар и моих коллег по работе – писателей, поэтов, мне удалось так выучить язык, что я могу теперь на татарском вступать в полемику и разговаривать с любой аудиторией. Учить язык мне никто не помогал, только мое собственное усердие и жизненная необходимость. Ведь когда я стал Председателем Верховного Совета РТ, то депутаты-националы каждую сессию начинали с того, что ставили вопрос, чтобы председатель вел заседание на татарском. И тогда я поставил задачу выучить язык. Брал книги татарских писателей - Роберта Миннуллина, Разиля Валеева и громко читал их вслух.

Как поживает клуб любителей ретро-автомобилей, созданный по вашей инициативе в Казани и названный в честь вашей любимой «Волги-21»?
Ф.М.:
Нормально поживает. Собираемся по четвергам, хотя мне, конечно, не на каждую встречу удается попасть. Если кто нашел какую-то литературу, запчасти, - все несем в общий котел. Рад, что мне удалось заразить этой «болезнью» многих людей во власти. У мэра Казани Ильсура Метшина есть 21-я «Волга». А у премьера Рустама Минниханова целый арсенал ретро-автомобилей – у него лучшая полуторка, «Волга», «ГАЗ-69», иностранные машины… По первому требованию он нам выделяет свои машины для автопробегов и пропаганды нашего клуба. В этом году проехали по юго-востоку в честь добычи трехмиллиардной тонны нефти. Столько народу собиралось посмотреть на наши машины! Фотографировались, старшие вспоминали, как работали на таких машинах. В общем, масса впечатлений.

Фарид Хайруллович, в этом году вам исполнилось 60 лет. Пенсию оформили?
Ф.М.:
Это сделала за меня моя команда. Как только отметил юбилей, мне принесли пенсионную книжку. Посмотрел, увидел размер своей пенсии и удивился - неужели так мало?

А поточнее можно?
Ф.М.:
Можно и поточнее. Размер моей пенсии – 5 тысяч 896 рублей 43 копейки. Но это обычная пенсия по старости. К тому моменту, когда я на самом деле выйду на пенсию (пока еще не знаю, когда это будет), пенсия у меня будет побольше, с учетом надбавок за разные заслуги - ведь я был сенатором России, а у нас в республике есть закон, по которому первые лица по выходе на пенсию получают 75 процентов оклада... Но в целом я, конечно, недоволен нашей пенсионной системой и своей пенсией в частности. Надеюсь, что когда стану пенсионером, все будут получать достойную пенсию.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2