news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100
news_top_970_100

Дмитрий Романов: «Заплатил за квартиру и забыл – это неправильная позиция жителей»

О конфликтах жильцов с управляющими компаниями и ТСЖ, правах собственников жилья рассказал исполнительный директор Ассоциации «Региональный Центр общественного контроля в сфере ЖКХ РТ» Дмитрий Романов в интервью главному редактору «Татар-информа» Ринату Билалову.

Дмитрий Романов: «Заплатил за квартиру и забыл – это неправильная позиция жителей»
Дмитрий Романов: «Чем более прозрачной станет деятельность управляющей компании, тем у жильцов будет меньше вопросов»
Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

«Если услуга дорогая, она должна быть очень качественной»

Одной из самых актуальных тем, обсуждаемых сейчас населением, стало повышение тарифов ЖКХ. Как ваш Центр мониторит эту ситуацию, обращаются ли к вам люди либо вы сами как-то отслеживаете этот комплекс вопросов?

Любые изменения, которые жители видят в платежке, приводят к тому, что люди начинают волноваться. Оплата стала больше, а услуги иногда остаются на том же уровне. Поэтому каждый второй позвонивший к нам собственник жилья всегда задает вопрос, связанный с начислениями. Если услуга дорогая, она должна быть очень качественной. Но не всегда это так. Сегодня много проблем, требующих решения. Они охватывают не только капитальный ремонт, несмотря на то что в Татарстане он идет хорошо. Всегда возникает вопрос о дорогой оплате. У нас привыкли сравнивать квартиры в разных районах. Допустим, в Приволжском районе Казани оплата за тепло составляет 3 тыс. рублей, а в Вахитовском – 2 тыс. Почему? А потому что в одном доме есть автоматический узел регулирования тепла, а в другом нет. При этом все многоквартирные дома абсолютно разные, поэтому никогда не нужно сравнивать платежки. В каждом доме все индивидуально. Есть примеры, когда собственник сам, может быть, недоглядел, не сделал поверку приборов учета.

«Всё прозрачно: что ты потребил, то и оплатил»

Президент республики Рустам Минниханов потребовал от госструктур, контролирующих организаций осуществления жесткого контроля за правильностью начислений. Ваш Центр как-то участвует в этой работе? Понятно, что в первую очередь глава республики обратился к государственным структурам. Однако, как общественная организация, вы работаете в этом отношении?

Конечно, у нас есть определенный механизм, уже выработанный годами. Мы уже существуем девять лет. Каждое обращение досконально изучается, если мы видим какие-то нарушения, то отрабатываем с управляющей компанией, отправляем запросы. Зачастую ведь собственник конкретно не пишет, что же он хочет от управляющей компании. Собственник может написать пятьдесят вопросов, а ответ получит только на три. У нас есть экспертное сообщество. Мы уже знаем, какие вопросы нам нужно задавать, обычно это один конкретный вопрос по какой-то определенной проблеме. Если задолженность у жителя возникла по его же вине, мы ему разъясняем, что необходимо оплатить эту задолженность. Мы можем объяснить собственнику, что, почему и зачем. Потребителю нужно давать конкретный, «разжеванный» ответ: почему получилось то или это, почему так произошло.

«Любые изменения, которые жители видят в платежке, приводят к тому, что люди начинают волноваться»

Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»

Что касается начислений, то практически все оплаты за ЖКУ проходят через Единый расчетный центр Татэнергосбыта. На площадке Татэнергосбыта создана единая бухгалтерия, где формируется единая форма – счет-фактура. Те тарифы, которые сегодня есть, они проиндексированы Комитетом по тарифам. Собственник подает показания по своим приборам учета, и ему выставляется счет по новым тарифам. Все прозрачно: что ты потребил, то и оплатил. Проблема всегда в том, что управляющие компании, в том числе ТСЖ, не всегда уделяют внимание разъяснительной работе. Чем более прозрачной станет деятельность управляющей компании, тем у жильцов будет меньше вопросов. Ведь элементарно можно разместить сведения о тарифах на информационном стенде многоквартирного дома: что изменилось, как изменилось, куда обращаться с вопросами. Тогда и вопросов станет меньше. 

Насколько активно к вам обращаются жители Казани, республики?  К примеру, в прошлом году? Сколько ситуаций удалось разрешить, помочь людям?

В прошедшем году к нам поступило почти 2 тысячи обращений граждан. По разным способам связи: электронной почте, горячей линии. Граждане и лично приходят к нам в офис. Можно смело сказать, что жители нас знают, что к нам можно обратиться, что каждый вопрос будет проработан в соответствии с законодательством. У нас выработан четкий механизм работы с обращениями. Есть государственный жилищный надзор, есть муниципальный контроль. Но и общественный контроль закреплен в российском законодательстве как возможность работы и выстраивания взаимосвязи между управляющими компаниями и собственниками жилья. Заплатил за квартиру и забыл – это неправильная позиция жителей, нужно нести бремя ответственности и за общее имущество дома, в котором ты проживаешь. К примеру, мы фиксируем немало случаев, когда жители заезжают в новый дом, перевозят ванны, еще что-то крупногабаритное – и портят лифт. Почему сегодня лифты обиваются фанерой? Потому что сначала все испортят, а потом начинают обращаться во все инстанции, что у нас, дескать, плохая управляющая компания, ничего не делает. Но ведь жители сами до такого доводят.

«Тепло составляет около 40-45% стоимости ЖКУ»

В связи со счетами-фактурами, в которых уже применены новые тарифы: есть какой-то всплеск обращений или все идет в обычном режиме?

Да, конечно, всплеск был, потому что собственников возмущает дорогое тепло. Но дорогое тепло пришло по новому проиндексированному тарифу. Ведь у нас же предельные индексы были утверждены следующим образом: есть районы, в которых произошел рост на 9%, в Казани – 10%, Набережные Челны и еще несколько муниципалитетов вошли в часть, где тариф вырос на 12%. Но в среднем по республике рост тарифов составил 9%. Соответственно, все собственники получили новые платежки за декабрь. Некоторые теперь недоумевают: почему так дорого?

«Собственников возмущает дорогое тепло. Но дорогое тепло пришло по новому проиндексированному тарифу»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Но ведь об этом же было известно заранее. Причем рост произошел не только в Татарстане, а по всей России?

Да. Но тем не менее все обсуждают: «Почему в платежке много пришло?» Но много пришло потому, что вырос тариф на тепло. А тепло составляет около 40-45% стоимости ЖКУ. У нас сегодня не все дома энергоэффективны, не везде происходит регулирование тепла. Если есть регулировка тепла, то есть и экономия. Мы можем смело сравнить, почему в одной двухкомнатной хрущевке за тепло начислили 4 тыс. рублей, а в другой аналогичной квартире – только 2 тыс. Потому что в одном доме есть узел погодного регулирования, а в другом нет. В результате происходит «перетоп». Вопрос перетопа и недотопа всегда актуальный.

Сейчас платеж за тепло начисляется за те месяцы, когда осуществляется отопление, но были времена, когда все это растягивалось на год и счета были более-менее ровные. На ваш взгляд, какая система эффективнее?

Да, раньше действовала система расчета по 1/12, то есть жильцы оплачивали потребляемое тепло равными долями, а потом делался перерасчет, если, к примеру, нужно было какую-то сумму доплатить. Но эти начисления были не очень прозрачными, поскольку управляющие компании не всегда корректно выставляли оплату для собственников жилья. Сейчас оплата производится по факту, то есть с того дня, когда включили тепло, до момента, когда 23-го числа каждого месяца (что предусмотрено по закону) происходит снятие показаний через общедомовые приборы учета. Счет на оплату выставляется исходя из отапливаемой площади, то есть из площади квартир, мест общего пользования. Мы каждый раз можем проверить свои счета-фактуры, посмотреть, сколько действительно пришло тепла. Но есть общежития, которые также имеют статус многоквартирных домов, там оплата идет по схеме 1/8, поэтому, несмотря на то что тепло еще не дали, оплата приходит с 1 сентября по 1 мая одинаковыми долями на протяжении восьми месяцев. В зданиях общежитий нет технической возможности начислять по счетчикам. Там, где есть техническая возможность, считают по счетчикам. Это прозрачнее, здесь можно просто оценить факт, что услуга была оказана.

«Тариф повышен для того, чтобы система ЖКХ работала бесперебойно»

Хотелось бы поговорить в целом об изменениях в жилищном законодательстве. Каждый год у нас происходят какие-то изменения. Какие новшества вступили в силу в этом году? Что нужно знать собственникам в многоквартирных домах?

Конечно, самым актуальным был рост тарифов, который мы все ощутили в платежках. Вырос тариф по капитальному ремонту, он составил почти 7 рублей за кв. метр. Нужно понимать, что тарифы за коммунальные услуги устанавливает Комитет РТ по тарифам, а жилищные тарифы – либо собрание собственников жилья, либо муниципальные тарифы может установить исполком муниципалитета. А тариф на капитальный ремонт устанавливается постановлением Кабинета Министров РТ.

«В этом году должна быть проведена большая работа по модернизации систем водоснабжения и водоотведения»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Других существенных изменений в жилищном законодательстве пока не было. В этом году должна быть проведена большая работа по модернизации систем водоснабжения и водоотведения. Тариф ведь повышен для того, чтобы система ЖКХ работала бесперебойно. В каждом тарифе сегодня сидит часть, которая идет на ремонт и модернизацию сетей. В свое время в тариф по электроэнергии была заложена часть, которая идет на замену индивидуальных приборов учета. Сегодня, к примеру, счетчик из строя вышел, за свои деньги его никто не меняет. Собственник обращается в управляющую компанию, она в Татэнергосбыт, и Татэнергосбыт бесплатно меняет прибор учета.

«Только 1-2% жильцов проявляют активность»

Если мы говорим об общественном контроле в сфере ЖКХ, то какие права имеют граждане, жильцы многоквартирных домов, как они ими могут воспользоваться? И вообще, по вашему опыту, насколько люди знают свои права?

Можно смело сказать, что они их вообще не знают. Только 1-2% жильцов проявляют активность. Собрания, которые сегодня проходят в многоквартирных домах, к сожалению, малорезультативны. Жилищный кодекс возлагает решение всех вопросов на плечи собственников. Вот, к примеру, вопросы, связанные с вывозом снега из дворов. Эта проблема масштабна, поскольку в тарифе на уборку придомовой территории нет той части, которая предусмотрена на вывоз снега. Но раньше же мы как-то жили. Соответственно те предложения по оплате, которые недавно прозвучали, они не очень подъемны для жителей. Что входит в статью «уборка»? Сдвигание, складирование и всё. Но собственники должны сами принять свои решения на собрании.

Для решения всех вопросов, связанных с домом, со сменой управляющей компании и т.д., нужно проводить собрание, выбирать управляющую компанию или создавать ТСЖ. Все права и все вопросы, связанные с общим имуществом, – все это должно быть определено собранием. То есть если есть вопрос, допустим, с провайдерами, разместившими на крыше свои антенны, то должен быть договор на размещение на общем имуществе.

«В тарифе на уборку придомовой территории нет той части, которая предусмотрена на вывоз снега»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Если посмотреть на рейтинг вопросов, по которым к нам обращаются, то первый вопрос – начисления (таких обращений более половины), остальное – это вопросы капитального и текущего ремонта. Мы заходим в подъезд, видим обшарпанные стены. У людей нет понимания, когда будет проведен ремонт. Если бы управляющая компания работала более прозрачно и говорила не о том, что денег нет и ничего делать не будем, а о том, что есть план, есть законодательство, которое нужно соблюдать. Конечно, оно не соблюдается должным образом, но все-таки если управляющая компания будет взаимодействовать с жильцами, все будет проще. В рамках своей работы мы обучили правам и обязанностям собственников жилья уже около 20 тысяч человек. У собственников жилья есть права, и нужно уметь ими пользоваться.

«Можно хорошо управлять большим комплексом, а можно плохо управлять одним домом»

Институт общественных жилищных инспекторов – насколько он реален и работает в Татарстане? Сколько в республике общественных инспекторов, какие они имеют полномочия? Как осуществляется взаимодействие с Государственной жилищной инспекцией РТ?

Работа эта достаточно сложная, потому что общественным жилищным инспектором должен быть активный житель, которому не безразлична судьба его многоквартирного дома. Нужно очень аккуратно работать и взаимодействовать с собственниками, поскольку иногда мы не знаем, какие цели могут преследовать активные жители. В каждом доме, где есть управляющая компания, должен быть совет дома, должен быть так называемый старший по дому.

Сейчас мы организовали работу около двадцати частных жилищных инспекторов. Наш Центр взаимодействует с ними. Мы сами, как общественный контроль, проводим общественные жилищные проверки, несмотря на то что проводятся обязательные проверки со стороны государственного жилищного надзора. Государственная жилищная инспекция РТ рассматривает около 20 тысяч с лишним обращений в год. Мы сами выезжаем, выявляем определенные проблемы и взаимодействуем с Государственной жилищной инспекцией. Стремимся к тому, чтобы наше мнение тоже было принято во внимание.

Бывают случаи, когда одна управляющая компания уже ушла, пришла другая, а документы и средства ей не передали. Идут судебные разбирательства. В этих ситуациях мы иногда выступаем в качестве третейского судьи. К сожалению, иногда одни не могут договориться с другими или жители не могут договориться со своим председателем. Мы не можем сравнивать сегодня, какая форма управления лучше – управляющая компания или ТСЖ. Можно хорошо управлять большим комплексом, а можно плохо управлять одним домом. Есть целый ряд причин, определяющих состояние дел: некомпетентность, нехватка квалифицированных кадров. Бывает, что пожилой человек, обратившийся в управляющую компанию, получает ответ: «Посмотрите на Госуслугах». Это что за ответ? У бабушки нет внуков и нет компьютера. А если бы ответ был корректный, подробно разъясняющий суть дела, то и вопросов бы не было. Но для этого нужны подготовленные кадры.

«Жалобы всегда были, есть и будут, потому что жители всегда недовольны какими-то обстоятельствами»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

«Есть мнение, что нужно разукрупнить управляющие компании»

Сложная, большая тема – взаимоотношения жильцов и управляющих компаний. Нередко приходится слышать мнение о том, что нынешняя система управления в ЖКХ не совсем отвечает потребностям населения. Некоторые придерживаются мнения, что нужно создавать большие муниципальные управляющие компании. Таким образом станет легче их контролировать, легче управлять. Как вы считаете?

На практике бывает по-разному. Конечно, если будет создана муниципальная управляющая компания, то за ней будет контроль со стороны муниципалитета в части управления многоквартирными домами. Но создавать достаточно крупные управляющие компании я считаю нецелесообразным, потому что система в определенный момент может сломаться. Пример – крупные управляющие компании Казани, которые управляют жилом фондом в объеме более 1 млн кв. метров, то есть это более 550 объектов. Мы видим количество обращений граждан по этим УК. Жалобы, конечно, не только по УК, но и по ТСЖ есть. Есть мнение, что нужно разукрупнить управляющие компании, поделить их по небольшим территориям, которыми легче управлять. Жалобы всегда были, есть и будут, потому что жители всегда недовольны какими-то обстоятельствами. Но в части создания крупных управляющих компаний есть опасение, что может возникнуть ситуация, аналогичная ситуации с вывозом мусора. Эта проблема возникла с созданием крупного регионального оператора. Поэтому я думаю, что нет смысла создавать крупные управляющие компании. Сегодня действуют самые разные формы управления: управляющие компании, ТСЖ, ТСН, кооперативы, которые еще существуют. Есть формат непосредственного управления домом, в котором насчитывается до 30 квартир, и люди справляются. Но в случае со сбором средств на, допустим, капитальный ремонт, то выгоднее быть под управлением в крупной управляющей компании, нежели в маленьком ТСЖ.

То есть сами они достаточные средства собрать не смогут?

Нет. В ТСЖ деньги накапливаются на спецсчете, никакой поддержки со стороны нет. Средства, которые собирает управляющая компания на счете регионального оператора, софинансируются из бюджета РТ.

«Все зависит от руководителя, от его образования, квалификации сотрудников, от того, как поставлена работа»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»​​​​​

«Стереотип “Афони” уже давно не актуален»

На ваш взгляд, кто эффективнее управляет домами: ТСЖ или частные управляющие компании, средние или крупные УК? Или все индивидуально, зависит от дома, от компании, даже от населенного пункта?

Все-таки все – индивидуально. Могу сказать из опыта работы, а я в этой сфере уже около 14 лет, что все зависит от руководителя, от его образования, квалификации сотрудников, от того, как поставлена работа. Если человек пришел в управляющую компанию с каким-то вопросом, то его должны выслушать, принять обращение. Иногда бывает, что в УК нет времени приема граждан, нет прозрачности в работе, невозможно дозвониться. Это, конечно, недопустимо. Сегодня у нас выстроена система «Открытая Казань», и по крайней мере в Казани житель может оставить свое обращение, а управляющая компания принимает его в работу и отрабатывает. В ТСЖ такой системы нет, возникает много проблем, связанных с непрозрачностью в деятельности, неправильным проведением собраний, иногда – подделкой протоколов в части проведения работ. Потому что в ТСЖ один председатель, один дом. И, самое главное, сказывается некомпетентность и непрофильное образование председателя. Управляющая компания имеет лицензию на управление, ее руководитель сдает экзамен, получает соответствующий аттестат. Государственная жилищная инспекция РТ жестко проверяет его в ходе экзамена. К ТСЖ таких требований нет, председателем может быть любой собственник из числа граждан. Сегодня есть много возможностей для повышения квалификации по вопросам ЖКХ. Я сам преподаю в строительном институте. Мы учим студентов, которые в будущем станут управленцами, управлять многоквартирными домами. На эту специальность – большой спрос, ежегодно на нее поступают около 30 человек.

К сожалению, почему-то все представляют сферу ЖКХ в образе слесаря, сантехника. Это стереотип «Афони», он давно уже не актуален. В сфере ЖКХ требуются квалифицированные, образованные кадры.

«Основная цель частной управляющей компании – извлечение прибыли»

Нередко при переходе многоквартирного дома от одной управляющей компании в другую происходят конфликтные ситуации. Я жил в доме, где шла борьба двух управляющих компаний: одна собирала жильцов и доказывала, что, дескать, мы придем, и вам станет лучше. Я жил также в доме, где между собой боролись ТСЖ, где свергали руководителя ТСЖ, другого выбирали с митингами. Насколько это правильно? Как этот процесс должен регулироваться, чтобы смена управляющих компаний происходила максимально безболезненно?

Прежняя компания зачастую не хочет просто так отдавать дом в другую управляющую компанию, потому что дом приносит доход. Основная цель частной управляющей компании – извлечение прибыли. При обучении управляющих компаний, ТСЖ мы им объясняем, что их главная задача – это все-таки оказание качественных жилищных услуг. Если вы хорошо управляете, то к вам могут прийти и другие многоквартирные дома. Логично же, если ты работаешь хорошо, то к тебе придут новые дома. Но, тем не менее, при смене управляющей компании нередко возникают проблемы. Согласно закону, в течение пяти дней после принятия решения на собрании собственников прежняя управляющая компания должна отдать ключи новой. При условии, конечно, что 51% собственников приняли решение о смене управляющей компании. На это отведено пять дней. А что мы видим по факту? Судебные разбирательства. Ведь компания должна передать другой компании в том числе и долги.

«При обучении управляющих компаний, ТСЖ мы им объясняем, что их главная задача – это все-таки оказание качественных жилищных услуг»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Возникают вопросы и с ТСЖ. ТСЖ тоже создаются с боем. Эти проблемы есть, они тяжело регулируются, потому что многое связано с амбициями людей. Иногда происходит наоборот: управляющая компания хочет отказаться от домов, потому что они не эффективны, не приносят ей определенного дохода. Есть простые примеры: в селе Усады есть несколько домов, в которых всего 34 квартиры. Жильцы не хотят управлять сами, а управляющая компания тоже их не принимает, потому что, во-первых, далеко, во-вторых, ежемесячный доход от этого дома незначителен или вообще сомнителен.

А какой выход из этой ситуации?

Конечно, выход можно найти. Например, увеличить тарифы на содержание, тогда у управляющей компании повысится заинтересованность.

Но в таких домах, как правило, живут люди со скромными доходами.

Да. Это сложная проблема. Я со своей стороны не раз оказывал содействие в создании ТСЖ. К нам приходили люди, говорили: мы хотим создать ТСЖ, помогите. Мы им готовили весь пакет документов, они проводили собрание, создавали ТСЖ. Такие ТСЖ, которые когда-то приняли решение уйти от управляющих компаний, у нас в Казани есть. Есть примеры, когда, наоборот, от ТСЖ переходили в управляющую компанию. Нередко все приходилось решать через суд.

«90% домов управляется частными управляющими компаниями, около 10% – это ТСЖ и кооперативы»

Если взять суммарно весь жилищный фонд Казани, то какой его частью управляют ТСЖ, а какой управляющие компании?

Почти 90% домов управляется частными управляющими компаниями, около 10% – это ТСЖ и кооперативы. Кооперативов уже осталось мало, они должны были перерегистрироваться в ТСЖ и в товарищества собственников недвижимости. Эта форма позволяет управлять еще и недвижимостью, допустим, нежилыми помещениями.

На сегодняшний день в республике работают около 350 компаний, управляющих жилым фондом. Постоянно появляются и новые управляющие компании, которые хотят выйти на рынок, взять в свое управление новые дома. Но как можно выбрать компанию, не имеющую опыта работы? Сложный вопрос. На практике исполкомы муниципалитетов могут провести конкурсы. Но когда проводят конкурсы? Когда другая управляющая компания отказалась от того или иного жилого фонда. А если она, к примеру, отказалась от старого жилого фонда или от аварийного, то какая новая компания захочет взять этот объект? Хорошо управлять новостройками, но нельзя забывать и про старый жилой фонд, про его проблемы.

«На сегодняшний день в республике работают около 350 компаний, управляющих жилым фондом»

Фото: © Султан Исхаков / «Татар-информ»

«Нынешнее поколение, наверное, мы уже не изменим, но есть надежда на молодежь»

Вы несколько раз упомянули о том, что одной из проблем является слабая правовая осведомленность жильцов о своих правах. Как вы ее объясняете? Что предпринимает ваш Центр для повышения грамотности жильцов? Мы знаем, что у вас есть проекты в этой части.

Да, мы проводим эту работу. У нас есть информационные ресурсы, свой сайт, на котором можно найти подробный ответ на любой вопрос, связанный с ЖКХ. Мы систематически занимаемся просвещением в этой части, информируем через СМИ о возможности пройти у нас бесплатное обучение. Издали около тридцати разных информационных буклетов, отвечающих на конкретные вопросы: затопило – что делать, снег с крыши упал – что делать. Разъясняем вопросы, связанные с эксплуатацией бытовых газовых приборов, поскольку, к сожалению, происходят ЧП, связанные с отравлением угарным газом.

Наш Центр проводит информационные встречи, сотрудники выезжают в районы Татарстана, чтобы как-то ознакомить людей с изменениями в законодательстве. Приезжаем к жителям, которые уже не могут передвигаться, к социально незащищенным категориям граждан. Мы провели интересные встречи с глухонемыми гражданами, на которых присутствовало около пятидесяти человек. Общались через сурдопереводчика, ответили на не менее чем три десятка вопросов.

Мы практикуем также работу со школьниками. Есть у нас такая игра, как «Домовой». Нынешнее поколение, наверное, мы уже не изменим, но есть надежда на молодежь. Ежегодно проводим профильный чемпионат для школьников, который называется «ЖЭКА». Этот чемпионат закреплен в перечне олимпиад, утвержденных Министерством просвещения РФ. Мы плотно взаимодействуем с Министерством образования и науки РТ, развиваем совместно с ними несколько направлений, которые входят в игру «ЖЭКА»: «Квартира», «Квартал», «Дом», «Чистый город». В прошлом году провели чемпионат «ЖЭКА» по новому направлению «Урбанистика». Урбанистика – новая тема, связанная с благоустройством города. Мы же видим, насколько у нас в Казани хорошо благоустраиваются парки и скверы, пример с нас берут и другие субъекты страны. Просвещаем граждан и в части судебной практики. Сегодня юрист и юрист ЖКХ – это разные люди. Нужно понимать, что когда ты обращаешься к обычному юристу, не специализирующемся на сфере ЖКХ, то можешь не получить качественную консультацию.

То есть «обычный» юрист может не знать специфику?

Конечно, потому что есть такие узкие вопросы, которые понимает только юрист в сфере ЖКХ. Законодательство, регулирующее сферу ЖКХ, меняется с такой скоростью, что жители не успевают за ним уследить.

Еще одно важное направления обучения – мы учим управляющие компании и ТСЖ работать с жильцами на основе клиентоориентированности. Обращения граждан всегда примерно одни и те же, они идут по кругу: когда будет капитальный ремонт, когда будет текущий ремонт, почему все так дорого? Жильцов волнуют вопросы благоустройства.


И отдельно нужно отметить работу с ТСЖ. Мы создали клуб ЖКХ, в котором на сегодня состоят председатели около 300 ТСЖ и ЖСК. Это площадка обмена опытом, на которой они могут задавать друг другу вопросы, получать ответы.

Кроме того, наш Центр постоянно проводит опросы и мониторинг общественного мнения по вопросам развития ЖКХ. Мы занимаемся общественным контролем, работаем в рамках российского законодательства об общественном контроле. Поэтому эта часть нашей работы, пожалуй, наиболее важна. Как представители общественности, мы передаем полученную в ходе опросов информацию в органы власти, чтобы они понимали контуры общей картины.

К примеру, в прошлом году мы мониторили вопрос текущего ремонта подъездов: заходили в подъезды, изучали, общались с жильцами. Всю эту информацию мы обработали и передали в управляющие компании, а также в профильные министерства и ведомства. Они теперь в курсе, где и что требуется ремонтировать в срочном порядке. Мониторинг – это достаточно хороший инструмент общественного контроля, инструмент, действительно работающий в республике.

Организации общественного контроля, аналогичные нашей, созданы в 85 субъектах России, но, к сожалению, только около 20 субъектов активно работают. При этом Татарстан всегда входит в пятерку лучших в части реализации работ. При поддержке Президента РТ, имея определенный ежегодный бюджет, мы активно проводим работу при взаимодействии с Министерством строительства и ЖКХ РТ. Стараемся добиваться результатов. Работаем прозрачно и всегда открыты для наших граждан, каждый их которых в той или иной форме является собственником жилья.

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100