news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

Директор частного издательства Гузель Хасанова: «Татарскую книгу можно сделать коммерчески успешной и без господдержки»

Руководитель частного книжного издательства «Юлбасма» в интервью ИА «Татар-информ» рассказала, как воспитать в ребенке любовь к татарской книге, почему издавать татарские книги коммерчески выгодно и в чем особенности продаж в издательском деле.

Директор частного издательства Гузель Хасанова: «Татарскую книгу можно сделать коммерчески успешной и без господдержки»
news_top_970_100

Гузель, какую книгу вы назовете визитной карточкой вашего издательства?

Думаю, что это «Кырлай әкиятләре» — «Сказки Кырлая», потому что она вышла с большим тиражом. Мы ее переиздаем уже третий раз. А среди книг для взрослых я бы назвала «Хатира. Рецепты татарского счастья» — это сборник рецептов блюд татарской национальной кухни, который вышел на русском, татарском и английском языках. Эту книгу часто покупают в подарок, я знаю, что люди отправляют ее за рубеж и в другие регионы.

Большие тиражи — это сколько?

На самом деле тиражи у нас не такие большие, к сожалению. Это не только в Татарстане, по России тоже так. Если удается продать 2–3 тысячи экземпляров в год — это уже считается хорошо.

«Книги начала издавать для своего сына»

Гузель, почему вы решили заняться издательским делом?

Этим я занимаюсь с 2012 года. Нашему сыну тогда было шесть месяцев, он начал сидеть, и мы не нашли татарскую книгу, чтобы дать ему в руки. Не было татарских детских книг на плотном картоне, для самых маленьких. Я сама экономист. Понятно, в декрете хочется чем-то заняться. Решила издавать книги и приняла участие в конкурсе Министерства экономики Татарстана. Мне удалось получить грант 300 тысяч рублей, на эти деньги мы издали две книги. Это детские книжки «Суык» и «Чырык-чырык чыпчык». Мы их продали, на полученные деньги издали еще одну книгу, а потом еще. Шесть лет в декрете занималась этим, и когда пришло время выходить на работу, в свой банк не пошла, решила посвятить себя книгоизданию.

Свое издательство вы назвали «Юлбасма». Что оно означает?

Мы сами придумали это слово. Мой муж юрист. Когда искали название, он сказал, что будет лучше, если найдем слово, которое еще никем не используется, чтобы товарный знак и доменное имя были свободны. Нам понравились слова «юл» (путь, дорога, строчка) и «басма» (издание). Мы их соединили, и получилось «Юлбасма». Если в Яндексе или Гугле будете искать «юлбасма», то появятся ссылки на наше издательство.

А много тех, кто ищет по названию?

Они есть, нас ищут.

«В этом году увеличились онлайн-продажи»

Гузель, по опыту знаю, что продавать книги — это сложная, большая работа. Напечатать книгу — это только начало, потому что ее надо как-то продвигать, чтобы люди о ней узнали и захотели купить. Как этот процесс организован у вас?

Есть два главных способа продать книгу — традиционные книжные магазины и интернет-площадки. Мы работаем с магазинами «Дом книги», «Любимый книжный», «Читай-город», магазинами татарских книг. В этом году мы зашли в маркетплейсы — OZON, Wildberries и «Казань-экспресс».

Чем интересны наши книги для «Читай-города»? Они просят показать обложки каждой нашей книги. Какой-то отдел у них ее проверяет и потом или разрешает принести ее, или нет. Они взяли все книги из нашего прайса, ни одну еще не отклонили.

У нас нет специального отдела продаж, этим занимаемся один менеджер и я.

Каковы объемы продаж на каждой из площадок? Например, где больше продается — через традиционные площадки или маркетплейсы?

До 2020 года традиционные площадки продавали больше. А в этом году впервые онлайн-продажи выросли. По сравнению, например, с продажами в магазинах Татарского книжного издательства онлайн-продаж стало больше.

Насколько больше?

Примерно в два раза. Понятно, что Wildberries продает на всю Россию, в то же время в магазинах Татарского книжного издательства наша целевая аудитория. С октября по декабрь мы через Wildberries продали очень много книг. Наши книги покупали в Крыму, Беларуси, Казахстане. Такой интерес для меня довольно неожидан, потому что мы никогда в этих регионах какую-либо рекламную кампанию не вели.

Но люди ведь откуда-то узнают о вас? Вы ведете работу по продвижению ваших книг?

В основном через соцсети — люди сами друг другу рассказывают о наших книгах, отправляют ссылки, так и работает сарафанное радио. Второй способ — это связанные с книгой проекты. Например, когда вышла книга для малышей «Ай кызы Зөһрә», мы сделали коллаборацию с Кариевским театром. В итоге два сезона в репертуаре театра шел спектакль «Зухра».

Для презентации книги «Хатира» наша художница Гузель Гарипова сделала короткий анимационный ролик. Он сейчас участвует в фестивалях, его также показали в Москве. Персонажи говорят на татарском, есть русские субтитры. Интересно, что даже те, кто не владеет татарским языком, очень хорошо приняли это видео.

Мы организуем открытые читки у озера Кабан, актеры Камаловского театра читают наши книги и знакомят с ними читателей.

К сожалению, в этом году из-за коронавирусных ограничений таких мероприятий почти нет.

Но надеюсь, что презентация книги «Бану» все же состоится.

«Качество наших книг не уступает известным издательствам»

Гузель, как вы считаете, сначала надо издательство продвигать или книгу?

У каждого издательства должно быть свое лицо. Лицо издательства определяют темы, дизайн, художники издательства. Эти факторы создают имидж издательства, и через них оно становится узнаваемым.

Я могу сказать, что наши книги по качеству не уступают продукции известных издательств. Например, иллюстрации наших книг участвовали на выставке в Болонье и там они смотрелись не хуже остальных конкурсантов. Или мы ездим в Москву, там наши книги стоят в одном ряду с книгами издательств «Самокат», «Розовый жираф», и они ничем не уступают им по качеству. Они сделаны по-современному, с использованием сегодняшних трендов. Это очень важно!

К сожалению, в Татарстане есть убеждение, что татарские книги не продаются, потому что люди не знают татарского языка и не читают на татарском. Не соглашусь. Татарские книги также могут продаваться с использованием принципов продаж других книг. Надо четко представлять аудиторию книги. Важно работать с фокус-группами. Как она будет продаваться, как будет распространяться, какая атмосфера создана в книжном магазине, какая звучит музыка, какие запахи — все это важно.

Жаль, что в Казани мало таких специалистов, которые работают с книгой. Их не обучают в университете. В Москве, Санкт-Петербурге, за рубежом есть отдельные факультеты. Например, в ВШЭ есть кафедра книжного дизайна. Хотя есть курсы подготовки таких специалистов, можно обучиться в электронном формате.

Вы сами проходили такие курсы?

Два года назад я участвовала в Школе издательства, организованной издательством ЭКСМО. В Москве в музее «Гараж» проводится школа для руководителей российских издательств, она проходит совместно с Франкфуртской книжной ярмаркой — я несколько раз туда ездила. Редактора обучаются на разных онлайн-курсах. Мы постоянно учимся, стараемся учиться.

Расскажите о вашей команде.

Сегодня моя основная команда — я и два редактора. Литературный редактор Йолдыз Миннуллина и художественный редактор Гузель Гарипова.

Для каждой книги выбираем отдельную команду.

Как возникает идея книги и как вы определяете, будет она успешной или нет?

Три-пять лет назад у нас возможности издавать книги были очень маленькие и мы брали понравившуюся нам тему и издавали ее.

Сейчас мы разделили книги на несколько аудиторий. Первая — дети до 2 лет. Вторая группа — дети от 2 до 6 лет. Поставили себе цель в течение года издать хотя бы одну книгу для каждой группы.

Так и получается, что сегодня у нас одновременно готовятся иллюстрации для шести книг. Они должны выйти в течение трех-четырех месяцев. Среди них есть книги для малышей, и для подростков.

«Книгоиздание можно сделать прибыльным»

Гузель, принято считать, что татарские книги издавать невыгодно, прибыли это не приносит. Как на самом деле?

Мы частное издательство, и у нас есть деньги на выплату гонораров. Есть деньги на издание книг.

Без государственной поддержки?

Да. Значит, это возможно.

Ваши книги на русском языке, на других языках — они тоже связаны с татарской тематикой?

Да, эти книги связаны с Татарстаном.

Есть спрос на такие книги?

Есть, очень большой. Например, книгу Джавада Тарджеманова «Лобачевский» мы начинаем продавать в Москве и Санкт-Петербурге. Это роман, связанный с выдающимся математиком Николаем Лобачевским и Казанским университетом.

«Заставлять ребенка читать — ошибка родителей»

Я как мама подростков считаю, что татарских книг для этой возрастной категории очень мало. А когда мои дети росли, не удавалось находить такое количество книг для детей, чтобы был хороший выбор. Как думаете, действительно у нас существует такая проблема?

Здесь в одном вопросе очень много других вопросов. С одной стороны, родители сейчас жалуются, что все дети мало читают. Что делать?

Мне кажется, они читали бы. Здесь вина лежит и на родителях, на учителях. Потому что мы буквально заставляем детей читать: «Надо читать, ты должен читать».

Представьте себе, если бы вам постоянно твердили «надо», мне кажется, вам захотелось бы сделать наоборот. А надо действовать через любовь к книге, пробудить интерес. Если сумеем заинтересовать, то ребенок сам попросит книгу.

Я часто бываю в библиотеке на Ямашева и наблюдаю: дети приходят без родителей, сами ходят между стеллажами и выбирают книги.

Не хочет ребенок читать Тукая — ладно, пусть не читает. Может быть, он занимается футболом, пусть будут книги о футболе. Возможно, он интересуется динозаврами, а есть книги о динозаврах на татарском языке? Нет же их.

Библиотека на Ямашева — самая большая детская библиотека в Казани, там много современных книг. Раз много качественных книг, детей там тоже довольно много.

А можно среди детей чтение книг ввести в моду?

Его не надо вводить. Вводить — значит заставлять. Если мы будем издавать качественные, современные книги на татарском языке, на темы, интересующие детей, они сами введут их в моду. Кладешь ему эту книгу на стол, и ребенок сам берет ее, читает, а потом в школе отдает другу.

В слове «вводить» есть какое-то принуждение, и я не верю в такие методы. Время покажет, правильно я думаю или нет.

Если посмотреть, в татарском мире пишущих немало. В то же время мы тут сетуем на нехватку книг для татарских детей, подростков и вообще для татарской аудитории. Как должны работать автор и издательство?

Это отдельная тема. Нас в издательстве с авторами знакомит Йолдыз Миннуллина, и со многими авторами мы знакомы через Йолдыз.

Конечно, авторы пишут с учетом своей аудитории. Нельзя сказать, что они должны это делать. Например, я не знаю, Астрид Линдгрен писала с учетом аудитории или нет. Они писали о важных для себя вещах, и получились книги, которые читают дети во всем мире.

Если мы говорим о детских книгах, то должны отвечать на вопросы ребенка. Если эта книга ни на какие вопросы не отвечает, то ребенку она неинтересна. Мне кажется, автор как-то должен это чувствовать.

Такие авторы есть, есть и те, кто пишет на татарском. К сожалению, у нас нет возможности всех издавать.

Допустим, автор присылает нам работу и она нам нравится. Но понравится она аудитории или нет — мы на этот вопрос не сможем ответить, пока книга не выйдет. Ее надо издать, и после этого станет ясно. Может быть, из пяти книг одна зайдет аудитории, это тоже очень хорошо. Надо больше издавать и после этого понять.

Издательство «Юлбасма» основано в Казани в 2012 году. Работает преимущественно с местными авторами. Под брендом Yulbasma издает книги для детей, под брендом Tamga — книги для взрослой аудитории.

 

 

Источник: Алсу Исмагилова (www.intertat.tatar, перевод Алии Сабировой)
news_right_column_240_400_1
news_right_column_240_400_2
news_bot_970_100