news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Далекое-близкое//ТАТАРСКОЕ КУПЕЧЕСТВО//18 мая, №18

Превращение России в великую европейскую державу в первой четверти XVIII столетия вновь сделало актуальным вопрос о ее торгово-экономическом сближении с ханствами Средней Азии и Индией.

В XVI-XVII вв. Московское государство уже предпринимало меры для поиска и развития торговых путей в среднеазиатские ханства. Торговля с Востоком активно велась в двух направлениях: через Сибирь и Астрахань. Однако к середине XVIII столетия эти пути стали экономически невыгодными и бесперспективными. В этих условиях царское правительство обращает свой взор на Южный Урал и казахские степи. С основанием и дальнейшим расширением г. Оренбурга в 30-е гг. XVIII в. центральная власть приступает к организации торговли с восточными государствами через самый прямой и выгодный путь.

Российское государство, расширяя свои границы и включая в свой состав новые народы, не могло абсолютно игнорировать издавна сложившиеся особенности культурного, экономического, военно-политического развития этих народов. Хотя в истории широко известна российская политика слома и подавления этнических традиций, интересны и примеры их использования государством в решении тех или иных задач. Устанавливая и развивая российско-среднеазиатскую торговлю, центральная власть понимала необходимость привлечения к этому делу мусульманских народов, близких по своим религиозным, культурным, языковым, хозяйственно-экономическим традициям к народам Востока. В налаживании российско-среднеазиатских и российско-индийских торговых связей через Оренбургский край русское правительство использовало опыт, знания и традиции татар Поволжья и Приуралья.

Казанские татары издавна славились в качестве посредников в торгово-экономических отношениях с восточными народами. Торговля и коммерция в среде татар-мусульман считались благословенными занятиями: пророк Мухаммад в юные годы сопровождал торговые купеческие караваны. «Джагатайско-татарский» язык являлся литературной нормой как для татар Поволжья и Приуралья, так и для родственных им тюркских среднеазиатских народов, и русское купечество, которое само не могло быть представлено на рынках ряда мусульманских стран, вынуждено было прибегать к посредничеству татарских купцов. Дореволюционный историк М. А. Терентьев писал по этому поводу: «...Мусульманское население Средней Азии относилось к христианским купцам весьма враждебно ...наши купцы всегда старались заполучить в компанию какого-нибудь татарина или доверяли караваны приказчикам из татар. Так одно имя какого-нибудь Абдуллы или Мат-Нияза служило талисманом и способно было охранить караван в кочевьях дикарей». Ислам в торговом общении с мусульманским Востоком превращался и в особый экономический фактор, так как купцы-христиане в среднеазиатских ханствах платили налог-зякят в размере 1/20 со стоимости товара (или 5%), а купцы-мусульмане только 1/40 (или 2,5%).

Необходимо сказать и о том, что в первой половине XVIII в. полным ходом шел процесс формирования молодой татарской буржуазии. В Казанской губернии появились крупные мануфактуры, в том числе суконная мануфактура в Казани, созданная по указу Петра I в 1714 году. Появились кожевенные, мыловаренные, свечные заводы татарских купцов. Все эти факторы использовались русской администрацией для организации торговли с казахской степью, Средней Азией и Индией.

При оренбургском губернаторе И. Неплюеве в 1745 году, в 18 верстах от Оренбурга, на месте, где речка Каргала впадает в Сакмару, была основана Каргалинская слобода торговых татар. Основатель Сеитовского посада (другое название слободы) казанский купец татарин Сеит Хаялин до этого обратился в Оренбургскую канцелярию с просьбой разрешить ему и другим купеческим семьям Казанской губернии поселиться недалеко от Оренбурга в силу пожалованной городу привилегии. В целях развития торговли русское правительство удовлетворило просьбу казанских торговых татар, причем места их поселений жаловались им в потомственное владение «неотъемлемо». Указом Сената от 8 августа 1745 г. было велено: «Его Сеита и с детьми к тому селению допустить и прибрать бы ему к себе на оное поселение из татар Казанской губернии до 200 семей людей добросостоятельных и торги производить могущих».

Семьи, поселившиеся в Сеитовском посаде, освобождались от рекрутских наборов и постоев, наделялись землей для посевов и сенокосными угодьями. Им разрешалось покупать землю у башкир, пользоваться рыболовными и охотничьими угодьями, строить мельницы, заниматься ремеслом. Покровительственными мероприятиями правительство намеревалось превратить татар Сеитовского посада в поставщиков хлеба и изделий ремесла для оренбургской торговли. Но главным родом деятельности каргалинских татар должна была стать торговля.

Рустем и Светлана Басыровы

(Продолжение следует)

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100