news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Черная плесень поедала нос и горло»: как в РКБ спасли челнинца от последствий Covid-19

Житель Челнов Руслан Веденеев едва пережил коронавирус, после выздоровления какое-то время даже не мог ходить. Иммунитет снизился настолько, что его горло и нос начала «пожирать» черная плесень – смертельно опасный грибок. Тяжелое лечение более года, две операции, между которыми Руслан не мог разговаривать.

news_top_970_100

Руслан Веденеев летом 2021 года тяжело перенес коронавирус

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Выписываясь из больницы, думал, что настал мой конец»

История, о которой я хочу рассказать, произошла с Русланом Веденеевым в июне 2021 года. Тогда житель Набережных Челнов подхватил коронавирус.

«Где заразился, не знаю. Если бы я знал, где этот ковид был, я бы туда не пошел», – признается 47-летний Руслан Веденеев.

Руслан долго не обращался к врачам, несмотря на высокую температуру, потерю обоняния и вкуса. Теперь он говорит, что если бы дошел до больницы раньше, скорее всего, не разболелся бы настолько сильно.

Когда терпеть стало невмоготу, вызвал скорую, врачи сразу же повезли его в больницу.

Руслана начали лечить, но состояние его ухудшалось. Врачи вынуждены были поставить ему кислородную трубку. Самостоятельно дышать он не мог, задыхался. Поражение легких было очень большим.

Ему назначили гормональную терапию, ситуация стала выправляться.

Спустя почти два месяца Руслана Веденеева выписали из «красной зоны». Он вспоминает, что в момент выписки ощущал сильную слабость, сил не было совсем.

«Даже не мог ходить, – говорит Руслан. – В тот момент подумал: ну все, конец».

В какой-то момент Руслан взял себя в руки и буквально заставил себя ходить по квартире и выполнять самые легкие физические упражнения. «Если себя не заставишь, никто не заставит», – тогда говорил он сам себе.

«После выписки у меня лечение продолжалось еще месяца полтора, мне же нельзя было выходить из дома, чтобы я опять по новой не заразился. Ведь организм был очень слаб», – рассказал Руслан.

Самостоятельно дышать Руслан Веденеев не мог, задыхался. Поражение легких было очень большим

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Нос и горло покрылись черной плесенью и начали гнить

Но это был не конец истории. Еще в стационаре Руслан почувствовал, что с нёбом и носом что-то не так. Пока шел процесс лечения от Covid-19, было не до других проблем, да и узкого специалиста в «красной зоне» не было.

«Мне кажется, если бы раньше посмотрели, так бы не запустилось», – полагает Веденеев.

Придя в себя после долгого лечения, Руслан пошел на прием к местным специалистам, обследовался.

Ему поставили страшный диагноз: риноцеребральный мукормикоз, его еще называют «черной плесенью». Возбудитель этого заболевания – грибок, который поражает ткани. Проще говоря, нос и горло у Руслана начали гнить.

Его направили в Республиканскую клиническую больницу Татарстана на операцию. Он сразу же сел в такси и помчался из Набережных Челнов в Казань.

Боли, несмотря на пугающий диагноз, он не чувствовал, было лишь ощущение, что нёбо онемело.

Руслана направили в Республиканскую клиническую больницу Татарстана на операцию

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«До коронавируса в России не было пациентов с такой проблемой»

Врач отделения оториноларингологии РКБ Алексей Васильев рассказал «Татар-информу», что мукормикоз – относительно новая и сложная проблема, с которой врачи столкнулись в середине пандемии коронавирусной инфекции.

«До того как пришел коронавирус, с такой проблемой не обращались ни к нам, ни куда-либо в России. Проблема существовала в странах Юго-Восточной Азии в силу того, что санитарные условия там снижены, а климат способствует распространению условно-патогенной инфекции. У нас такого никогда не было, и для большинства медицинских учреждений нашей страны это было в новинку», – отметил доктор.

Черная плесень появляется у пациентов с несколькими заболеваниями, чаще всего это следствие сахарного диабета и Covid-19. Ухудшает ситуацию интенсивная гормональная терапия, которой лечат, к примеру, коронавирус.

«Эти факторы снижают иммунитет, и на этом фоне условно-патогенная флора, которая в принципе не должна у здоровых людей проявлять себя, начинает достаточно интенсивно распространяться в организме», – объяснил лор-врач.

Алексей Васильев рассказал, что мукормикоз – относительно новая и сложная проблема, с которой врачи столкнулись в середине пандемии коронавируса

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Когда человек выздоравливает после коронавирусной инфекции, выясняется, что заложенность носа у него не проходит. Из носа ощущается неприятный запах – это потому, что внутри он гниет, запах даже могут почувствовать окружающие.

«Риноцеребральный мукормикоз распространяется в полости носа и стремится идти вверх, в сторону головы», – добавил Алексей Васильев.

Он рассказал, что на сегодня с этим заболеванием в РКБ Татарстана обратились уже 11 человек – шестеро мужчин и пять женщин. Все с разной степенью запущенности болезни, у одного из них даже начался некроз лица. Врачи каждый раз прикладывали все возможные усилия, чтобы спасти этих пациентов.

Попадание этого грибка в мозг ведет к неминуемой смерти. В РКБ объяснили, что смертность от этой болезни составляет от 30 до 100%.

«Благодаря высококвалифицированной помощи наших докторов мы смогли достичь выживаемости данных пациентов до 82%», – рассказала клинический фармаколог РКБ Альбина Звегинцева.

На операционном столе медики несколько часов чистили носоглотку пациента от грибка

Фото: пресс-служба РКБ 

В нёбе осталось отверстие

Руслан попал в руки лор-врачей РКБ. Избавиться от грибка, который буквально поедает человека изнутри, без операции было невозможно.

«Тактика лечения этой болезни во всех медицинских учреждениях максимально агрессивная. Все, что можно, надо удалить, все, что не нравится, убрать», – констатирует врач.

Руслан Веденеев согласился на операцию без раздумий: «Я ковидом переболел, мне что, операции бояться?.. После этой болезни я вообще ничего не боюсь».

На операционном столе медики несколько часов чистили носоглотку пациента от грибка. Важно было не оставить ни одного участка пораженной ткани, чтобы грибок не разросся вновь.

Удалить пришлось настолько много, что между носом и горлом фактически осталось отверстие размером полтора на два с половиной сантиметра. Твердой части нёба пациент почти лишился.

Важно было не оставить ни одного участка пораженной ткани, чтобы грибок не разросся вновь

Фото: пресс-служба РКБ  

«Когда разговаривал, сам себя не понимал»

«После операции я же не разговаривал. Но когда начал говорить, то сам себя не понимал», – вспомнил Руслан.

Разговаривать нормально пациент не мог, ел и пил тоже с трудом. Были проблемы и с дыханием. Через отверстие в нёбе были видны ноздри.

Врачи пообещали устранить дефект, как только все заживет. Руслана выписали домой, он уехал в Челны.

Клинический фармаколог РКБ Альбина Звегинцева рассказала, что для дальнейшего лечения Руслану выписали антимикотики – это противогрибковые средства. По ее словам, лекарство каждый раз подбирают индивидуально, некоторые люди могут просто не реагировать на какие-то препараты, хотя они достаточно агрессивны.

Альбина Звегинцева: «Благодаря высококвалифицированной помощи наших докторов мы смогли достичь выживаемости данных пациентов до 82%»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Спустя месяц после возвращения домой Руслан вышел на работу. Пришлось искать новые способы общаться с родными, друзьями и коллегами, а главное, с мамой. Его не понимали даже самые близкие люди.

«Было очень сложно. Очень-очень. Не дай бог кому-то такое пережить», – поделился Руслан.

«Вернусь домой и первым делом скажу маме, что люблю ее»

Целый год Руслан принимал таблетки и приезжал на обследования в РКБ. Как только он восстановился после операции, за него взялись челюстно-лицевые хирурги.

«Жалобы были на то, что во время приема пищи жидкость, остатки пищи попадают в полость носа, поскольку там отсутствовала костная стенка – твердое нёбо. Также у него была нарушена речь, он гнусавил. И затруднено было дыхание», – вспомнил заведующий челюстно-лицевой хирургией РКБ Роман Лексин.

Но сразу положить его на операционный стол было нельзя. К финальной операции необходимо было тщательно подготовиться.

Роман Лексин: «С пластиной пациент пока ходит, она защищает операционную рану во время приема пищи, чтобы не разошлись швы, удерживалось нёбо»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Перед операцией ему нужно было сначала пройти консультацию у стоматолога-ортопеда для изготовления специальной нёбной пластинки, без которой операционное вмешательство не имеет смысла», – добавил Роман Лексин.

После того как спасительная пластина была готова, Руслана вновь приняли в РКБ.

В операционной врачи взяли ткань из слизистой, сформировали лоскут нужной формы и размера и ушили дефект. Потом закрыли вновь появившееся нёбо той самой защитной пластиной. На все ушло полтора часа.

Потом Руслан отходил от общего наркоза. А первое внятное слово он смог сказать к вечеру после операции, спустя год после того, как говорить из-за болезни «разучился».

«До сих пор привыкаю к своему голосу, иногда звуки проскальзывают по привычке, но в целом все нормально», – рассказал Руслан.

Поняв, что речь вернулась, Руслан сразу же позвонил маме. Услышав голос и внятные слова сына, она очень обрадовалась.

Руслану в РКБ первому провели полный комплекс восстановления после такого сложного заболевания

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Мама есть мама. А остальным уже потом позвонил, рассказал, что да как. Да и разговаривать пока было неохота, потому что после операции тяжеловато было», – поделился он.

Руслану в РКБ первому провели полный комплекс восстановления после такого сложного заболевания. «Были пациенты, но без таких последствий. С удалением передней стенки пазух, других костных структур. Но чтобы был такой выраженный дефект сообщения полости носа и рта – у нас впервые», – поделился челюстно-лицевой хирург.

Врачам Руслан говорит большое спасибо, они вернули ему способность нормально дышать, есть, пить и разговаривать.

«С пластиной пациент пока ходит, она защищает операционную рану во время приема пищи, чтобы не разошлись швы, удерживалось нёбо и не было пролежней. Он с ней будет ходить не постоянно – до снятия швов. Как рана заживет, он ее снимет и будет вести обычную жизнь», – рассказал Роман Лексин.

Руслану нужно будет еще приезжать к челюстно-лицевым хирургам, чтобы проверять, как приживается новое нёбо.

Руслан Веденеев признался, что как только вернется домой, первым делом поедет к маме, обнимет ее и вернувшимся голосом скажет: «Я люблю тебя, мама».

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100