news_header_top_970_100
news_header_bot_970_100

«Износ теплосетей свыше 50%, да еще и с ростом аварийности – это серьезный звонок»

В 2,3 раза выросло число аварий в сетях отопления многоквартирных домов Татарстана в прошлом году по причине их износа. Такие данные озвучили на заседании в Доме Правительства РТ. «Татар-информ» обратился к эксперту в сфере теплоснабжения Сергею Бухарову, чтобы узнать, насколько эти данные критичны и есть ли возможность быстро исправить ситуацию.

news_top_970_100

Сергей Бухаров: «Статистика по всем городам России показывает, что аварийность на тепловых сетях в последние годы растет повсеместно»

Фото: предоставлено автором 

«Авария может случиться в любой момент и в любом месте»

В городах Татарстана растет число инцидентов на сетях водо- и теплоснабжения. Основная причина – изношенность трубопроводов от 33% до 37%. Насколько эта ситуация критична?

Любой рост аварийности говорит о том, что износ инженерных коммуникаций, которые обеспечивают качество жизни, нарастает. Тепловые сети и сети водоснабжения лежат в земле или в каналах, с каждым годом не молодеют. При этом нужно еще учитывать, что прошедшая зима в целом по России оказалась достаточно мягкой. По данным из открытых источников, отопительный сезон в Казани, например, стартовал 16 сентября 2021 года, продлился 224 дня, что на 7 дней больше предыдущего сезона, но при этом средняя температура составила минус 1,7 градуса по Цельсию. Думаю, что если бы зима оказалась более суровой, «боевой», как это бывает, например, у нас в Сибири, то рост аварийности мог бы оказаться еще выше. И, возможно, даже сопровождался бы более резонансными отключениями тепла, чем были зафиксированы в итоге.

На что стоит обращать внимание? Средний процент износа трубопроводов – на самом деле, вроде бы небольшой. Хотя надо понимать, что речь идет о средней температуре по больнице. Но в отчетности «Татэнерго», например, показатели износа – примерно в два раза больше, и полагаю, что они ближе к правде. А износ теплосетей свыше 50%, да еще и с ростом аварийности – это серьезный звонок. И не стоит делать ссылку на то, что 68% инцидентов фиксируется на сетях водо-, а не теплоснабжения. Их просто физически больше, системы водоснабжения «длиннее». При таких параметрах износа эти системы, на самом деле, могут функционировать еще очень долго, но беда в том, что их «поведение» становятся совершенно непредсказуемым – авария может случиться в любой момент и в любом месте.

«Средний срок службы трубопровода в системе теплоснабжения – 25-30 лет, больше никакой металл не выдержит (с трубами водоснабжения ситуация схожая)»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

По данным «Татэнерго», в этом году компания сможет переложить всего около 2% от общей протяженности теплотрасс, хотя в среднем в последние годы меняла не менее 3% ежегодно. Достаточно ли этого для снижения той самой непредсказуемости?

Для потребителя – обычного горожанина – эти данные вряд ли будут понятны. Попробую объяснить проще: средний срок службы трубопровода в системе теплоснабжения – 25-30 лет, больше никакой металл не выдержит (с трубами водоснабжения ситуация схожая). Кроме того, тепловые сети при подземной прокладке пролегают либо в бетонных каналах, либо просто в земле, и на них там влияет много факторов – от осадков до блуждающих токов от трамваев. Поэтому такие системы необходимо постоянно и планово реконструировать, заменяя целыми участками. Каждый год необходимо перекладывать 3-4% от общей протяженности трубопроводов. Эта цифра взята не с потолка, это все подтверждено специальными расчетами. И Казань в этом плане не уникальна.

Статистика по всем городам России показывает, что аварийность на тепловых сетях в последние годы растет повсеместно. По понятным причинам: в 1990-е на поддержание инфраструктуры, и не только систем водо- и теплоснабжения, денег катастрофически не хватало. Износ нарастает, так как сети стареют быстрее, чем идет их обновление. Я полагаю, что только для того, чтобы остановить процессы старения и зафиксировать уровень износа на текущих значениях, объем перекладки должен быть увеличен в два раза, до 5-6% от общей протяженности. И поддерживать этот уровень необходимо хотя бы три-четыре года подряд. Судя же по данным «Татэнерго», в этом году объемы будут снижены. Мягко говоря, это не очень хорошо.

«Как сети массово строили, так и к необходимости их замены приходим массово»

Президент РТ поручил Правительству нарастить инвестиции в системы тепло- и водоснабжения, изменив для этого республиканские госпрограммы. Помогут ли такие решения изменить ситуацию?

Мне сложно ответить на этот вопрос, так как я просто не знаю, о каких программах и о каких объемах инвестиций может идти речь. Пока это всего лишь поручение, хотя я не сомневаюсь, что в таком богатом регионе, как Татарстан, и бюджетные резервы найдутся, и уровень исполнительской дисциплины будет выше. В любом случае, на изменение ситуации могут оказать влияние только конкретные действия, причем учитывающие специфику конкретного муниципалитета. Грубо говоря, для такого мегаполиса как Казань набор «спасительных» мероприятий будет явно не сопоставим с действиями, которые подойдут небольшому районному центру. Хотя и там, и там речь в общем и целом все равно будет идти о перекладке сетей. Окажутся эти действия адекватными – ситуация будет переломлена. Велосипед в любом случае нигде изобретать не придется, для специалистов все давно понятно, это не космические технологии.

«Тарифы – основной источник финансирования сферы тепла. Последние десять лет принцип при установлении тарифов применяется простой – не выше инфляции»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

В ряде городов России в последние годы для кратного и быстрого роста инвестиций в сферу теплоснабжения используют модель альтернативной котельной. Каким муниципалитетам Татарстана она подойдет, а каким нет?

Если коротко – подойдет любым. Причины высокого износа инфраструктуры теплоснабжения известны – это последствия недоинвестирования в «железо». В этом плане ситуация ни в Казани, ни в Альметьевске не отличается от ситуации в Новосибирске или Благовещенске. Вы спросите – а как мы в России вообще дошли до такого? «Спасибо» нужно сказать жесткому тарифному регулированию. Так как именно тарифы – основной источник финансирования сферы тепла.

Последние десять лет принцип при установлении тарифов применяется простой – не выше инфляции. Это якобы помогает обеспечить социальную стабильность. Вопросы надежности долгосрочного функционирования системы при этом практически не рассматриваются. На это все накладывается то обстоятельство, что много сетей было проложено во времена массовой жилищной застройки в 1970-1980-е (от города к городу года могут отличаться, но это ничего не меняет). Соответственно, как сети массово строили, так и к необходимости их замены приходим массово. И получается заколдованный круг – накопленный недоремонт требует огромных инвестиций, а действующая система тарифного регулирования никаких гарантий их возврата для инвесторов не дает.

Почему?

Эта система, как ни странно, называется долгосрочной, но только вот когда установленный для теплоснабжающей организации на пять лет вперед тариф каждый год все равно директивно корректируется, в первую очередь для «подгонки» под индекс роста платы граждан за коммунальные услуги, то заявленная долгосрочность регулирования превращается в фикцию. Модель альткотельной снимает этот недостаток. Этот альтернативный метод регулирования разрабатывался именно как механизм, предоставляющий инвестору – например, «Татэнерго» в случае с Казанью, Набережными Челнами или Нижнекамском – гарантии возврата вложений в обновление инфраструктуры. Причем вложений и опережающих, и серьезных.

«В случае с городами Татарстана нужно, чтобы муниципальные власти и теплоснабжающие организации ответили на вопрос, насколько ситуация там критическая»

Фото: © «Татар-информ»

Как показывает практика, в более чем 30 муниципалитетах России этот метод действительно работает. Судить о его работоспособности можно по следующим показателям. Во-первых, компании, попробовавшие модель, стремятся увеличивать количество городов, перешедших в ценовые зоны. То есть они уверены в возврате инвестиций.

Во-вторых, по росту вложений. Например, первопроходец модели – Сибирская генерирующая компания – в три города в Алтайском крае (Рубцовск, Барнаул и Бийск), переведенных на альткотельную, суммарно уже вложила более 5 млрд рублей, а инвестиции в 10-летней перспективе превысят 12 млрд рублей. Такого финансирования отрасль в этих муниципалитетах не видела, наверное, с советских времен. А в рамках «старой» модели ежегодные инвестиции не превышали бы 100-200 млн рублей. Разница очевидна.

В-третьих, по динамике повреждаемости теплосетей в городах, перешедших на альткотельную, – ситуация там действительно стабилизируется, пусть и не сразу, а через два-три года. Это значит, что и муниципальные власти, решившиеся на переход, получают выгоду, это не игра в одни ворота – инвестора. Другими словами, если в городе сложилась критическая ситуация с инфраструктурой теплоснабжения, альтернативы «альткотельной» сегодня нет. В случае с городами Татарстана нужно, чтобы муниципальные власти и теплоснабжающие организации ответили на вопрос, насколько ситуация там критическая. И стоит ли ждать момента, когда заниматься придется спасательной операцией, а не профилактикой.

«При альткотельной рост тарифов – дело более предсказуемое, чем при действующей государством системе»

Если альткотельная – настолько эффективная модель, почему ее до сих пор не внедрили в Москве и Петербурге?

Честно, не знаю. Возможно, там просто нет настолько острых проблем, какие в полный рост уже встали в других крупных и не только городах России. Все-таки финансовые возможности в двух столицах не сопоставимы даже с таким богатым муниципалитетом, как Казань. Кроме того, и Москва, и Петербург – с правовой точки зрения – не муниципальные образования, а субъекты РФ. Это тоже влияет на выбор модели развития там систем теплоснабжения.

«Тепло в платежках за ЖКУ занимает большую долю, поэтому любой рост стоимости гигакалории людям нужно как минимум внятно и спокойно объяснять»

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Какие проблемы могут возникнуть при внедрении альткотельной в таком городе, как Казань? Здесь, например, очень много теплоснабжающих организаций, для каждой из которых устанавливаются отдельные тарифы…

Я моделью альткотельной занимаюсь уже много лет и слова о том, что «у нас особая ситуация», слышал не раз. Такая позиция практически всегда является следствием того, что люди, собственно, с моделью, с тем, как в ценовых зонах теплоснабжения организуется работа, просто еще не разобрались. Порой прикрываясь благими намерениями – вроде защиты населения от роста тарифов. Проблема в том, что коммуналка – очень политизированная сфера, любой рост стоимости услуг можно использовать во всяких интригах. Это, кстати, касается не только тарифов на тепло, но и на воду, и на вывоз мусора, и на свет. Но тепло в платежках за ЖКУ занимает большую долю, поэтому любой рост стоимости гигакалории людям нужно как минимум внятно и спокойно объяснять. Как показывает опыт того же Рубцовска – первого города в России, который был переведен в ценовую зону, – причем там пришлось действовать в режиме авральной «спасательной операции», жители все способны прекрасно понять.

Проблем, вытекающих из большого количества единых теплоснабжающих организаций (так называемых ЕТО) в городах, в той же Казани, где собственные теплоисточники с отдельными тарифами есть у вузов, больниц и новых жилых комплексов, просто нет. Да, придется усиленно поработать на этапе подготовки к переходу на альткотельную. Напомню, в случае перевода любого города в ценовую зону в нем устанавливается лишь предельная цена на тепловую энергию, и для всех ЕТО утверждаются отдельные графики движения к этой цене.

Кстати, коль вы коснулись темы большого количества ЕТО, то хочу обратить внимание на то, что альткотельная не просто дает таким организациям возможность вернуть вложения, то есть гарантирует права инвесторов. Но и накладывает на них дополнительные обязательства: и за качество, и за надежность теплоснабжения, и за выполнение инвестиционных планов. И, как показывает практика, не все компании готовы взваливать на себя эту ношу. Одно дело – ежегодная индексация тарифов, другое – работа над эффективностью. Известны случаи, когда при переходе в ценовую зону некоторые организации отказывались от статуса ЕТО и вообще уходили из теплового бизнеса. В Сибири это, кстати, дает дополнительные плюсы, так как энергетика у нас в основном угольная, и сокращение таких котельных помогает серьезно улучшить экологическую ситуацию. В случае с Казанью, где все на газе, такой бонус вроде бы и не просматривается, хотя и газовая котельная под окнами жилого дома выделяет при работе совсем не амброзию. И в этом контексте хочу отметить еще один момент – на надежности теплоснабжения снижение количества субъектов, этим занимающихся, обычно сказывается исключительно положительно.

В Казани собственные теплоисточники с отдельными тарифами есть у вузов, больниц и новых жилых комплексов

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

Насколько могут вырасти тарифы для населения в Казани и других городах РТ по сравнению с действующими в случае перехода на альткотельную?

Насколько вырастут тарифы – этот вопрос при обсуждении альткотельной почти всегда задают первым. Для ориентирующегося в модели такая постановка не совсем корректна. Сейчас объясню, почему. У меня нет под рукой ни действующих тарифов на тепловую энергию, ни расчета цены альткотельной для Казани. Грубую оценку можно получить, сравнив нынешний тариф и расчет предельной цены альткотельной, воспользовавшись калькулятором на сайте Минэнерго РФ. Но это будет именно грубая оценка, так как необходимо учитывать, что переход к цене альткотельной происходит в течение нескольких лет. Для Казани, где преобладает газ, переходный период займет пять лет. То есть резкого скачка точно не будет.

Кроме того, еще раз напомню: при переходе на альткотельную город – все ЕТО и их потребители – получает только верхний потолок цены. Продавать тепловую энергию ниже этого предела никто не запрещает. И есть специальные механизмы, которые позволяют ЕТО и муниципалитету договориться о таких вот ситуациях. По моей информации, более двух третей городов пошли по этому пути.

Поэтому если мы говорим о переходе к альткотельной, то тему цены нужно обсуждать в двух аспектах: можно ли избежать скачкообразного и единоразового ее повышения и насколько щадящим для потребителей темп роста цены может быть реализован в модели? Интересно, что при альткотельной рост тарифов – дело более предсказуемое, чем при действующей жестко регулируемой государством системе. Выше той самой предельной цены любая ЕТО не только не сможет продавать тепловую энергию, но и сама не станет этого делать, так как в таком случае она просто потеряет потребителя – ему станет выгоднее построить собственный источник теплоснабжения в виде той самой альтернативной котельной. То есть мы приходим к тому, что теплоэнергия становится рыночным товаром, а деятельность по теплоснабжению приобретает черты настоящего бизнеса.

Износ теплосетей порождает низкую эффективность и ненадежность централизованных систем

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

И все же – почему в рамках действующего тарифного регулирования поменять ситуацию с недоинвестированием в теплосети не получится?

Потому что чудес не бывает. Важнейшим приоритетом для инвесторов в теплоснабжение является модернизация старых или строительство новых тепловых сетей, так как именно их износ порождает низкую эффективность и ненадежность централизованных систем. Наличие ветхих теплосетей, например, сводит на нет все позитивные эффекты когенерации, а ведь в централизованных системах основная масса источников – это именно ТЭЦ. Причем если состояние магистральных теплосетей в среднем по стране можно признать более-менее удовлетворительным, хотя у 45% из них уже сейчас срок службы перевалил за 30 лет, то распределительные трубопроводы по большей части повсеместно и полностью выработали свой ресурс и находятся в аварийном состоянии.

Однако возврат инвестиций в тепловые сети, как правило, растягивается на 10-15 лет. Столь длительные сроки остро ставят вопрос обеспечения гарантий для инвесторов, и здесь мы опять возвращаемся к вопросу выбора принципа ценообразования, ведь теплоснабжение в России является сферой, регулируемой государством. Для простого обывателя особенности этого регулирования малопонятны, но все их можно свести к одному знаменателю: высокая доля субъективизма в принятии решений существенно повышает риски невозврата инвестиций (с учетом сроков их возврата), а потому является сдерживающим фактором для прихода больших денег частных компаний в сферу тепла. Модель альткотельной можно ругать, считать несовершенной, но других инструментов для быстрого роста вложений в теплосети сегодня в России просто нет. И никаких национальных особенностей у Казани или других городов Татарстана в этом плане быть не может – ситуация в них совершенно типична для всей страны, а значит, и методы «лечения» вряд ли могут оказаться уникальными.

Александр Попов

 

news_right_column_1_240_400
news_right_column_2_240_400
news_bot_970_100