news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Андрей КАЛАЙДА: «К сожалению, чаша экономической выгоды сегодня перевешивает чашу экологической безопасности»

Андрей КАЛАЙДА, руководитель Департамента охраны окружающей среды Министерства экологии и природных ресурсов РТ:
«К сожалению, чаша экономической выгоды сегодня перевешивает чашу экологической безопасности» 

«На территории Казани удалось ликвидировать около 500 свалок. Но если бы этот процесс был необратимым...»

28,9 KbАндрей Эдуардович, с мусором борются все – и экологи, и санитарные врачи, и чиновники разного ранга, а мусор и ныне там! Почему так происходит?
А.К.: Если посмотреть на ситуацию с мусором в целом по всей территории Татарстана, то увидим все-таки положительную динамику. Такие города, как Набережные Челны, Альметьевск, Лениногорск, Нижнекамск, Бугульма, Азнакаево, Нурлат находятся в удовлетворительном состоянии. Хуже дела обстоят в Казани.

Конечно, мы с пониманием относимся к тому, что довольно значительные финансовые ресурсы должны были быть направлены на строительство объектов к 1000-летию города, причем объектов этих более 160, и все они очень крупные и сложные. Но и о финансировании сбора и вывоза мусора тоже забывать нельзя, чтобы не было сбоев в системе санитарной очистки города.

Вы только предполагаете, что эти средства направлялись на строительство, или есть точные данные?
А.К.: Средства, которые должны быть направлены именно на санитарную очистку, исчисляются миллионами! А что происходит в городе? Откуда берется весь этот мусор на улицах? Он берется с неубранных контейнерных площадок, то есть идут сбои графиков вывоза мусора, который накапливается неделями, и, естественно, разносится по двору ветром, растаскивается животными. Я лично наблюдал такую картину: люди, видя, что мусорные контейнеры полны, даже не доносят до них мусор, а бросают рядом. Схема санитарной очистки города не работает в принципе.

Мало, чтобы работали коммунальные службы, надо населению прививать культуру. А.К.: Буквально на днях состоялся «круглый стол», за которым сотрудники нашего Министерства, представители общественных организаций и депутаты Казанского городского совета обсуждали вопросы экологии. Меня поразил подход депутатов к этой проблеме. Первый вопрос, который они обозначили в рамках решения данных проблем, это повышение экологической культуры населения. О какой культуре населения может идти речь, если человек, выходя каждое утро во двор, видит неубранную контейнерную площадку, и он знает, что мусор неделю не вывозили? Естественно, он морально освобождает себя от обязанности быть культурным в такой обстановке. Очень трудно в таких условиях направить сознание человека на то, чтобы он культурно себя вел.

Есть еще одна проблема, которая способствует срыву графика вывоза мусора. Дело в том, что под видом мусора от населения на полигон «Самосырово» вывозится мусор от коммерческих организаций и предприятий. Это делается потому, что тарифы утилизации разные: от населения мусор принимается по 5 рублей за кубометр, а с коммерческих предприятий – по 25 рублей. Коммерсантам выгоднее напрямую рассчитываться с водителем мусоровоза, который этот мусор сдаст под видом отходов от населения. И в результате этот мусоровоз, загрузившись «чужим» мусором, не идет по маршруту, отмеченному в путевке. Значит, ТБО населения останется в контейнерах…

«Коммерсанты» не только загружают своим мусором мусоровозы, но и контейнеры населения…
А.К.: Совершенно верно! И строительный мусор попадает туда. На санитарное состояние Казани большое влияние оказывает и ветхое жилье, которое не разбирали вовремя, ссылаясь на отсутствие санкционированных мест складирования строительного мусора. Многие дворы в центре города - это настоящие помойки, их даже свалкой назвать нельзя!

Между Министерством экологии РТ и администрацией Казани сегодня идет диалог? Или все ждут окончания празднования 1000-летия?
А.К.: 29 июня в Заинске под председательством Президента республики М.Ш.Шаймиева состоялось совещание по вопросу «О мерах по улучшению санитарно-экологической обстановки в РТ», на котором резкой критике подверглась администрация Казани. И диалог Минэкологии велся и до этого совещания, и продолжается после него. Но этот «диалог» велся в одностороннем порядке. Мы вносили свои предложения администрации Казани, в том числе и по вывозу отходов ветхого жилья, предлагая лицензированные места складирования. Еженедельно на планерках у главы администрации города руководитель Центрального территориального управления Минэкологии РТ И.Н.Фролов докладывал о результатах проверок санитарного состояния города, в том числе о количестве выявленных свалок и о ходе их ликвидации.

ЦТУ и само делает многое для ликвидации свалок различными путями. Например, когда выявляли виновника несанкционированной свалки, рассчитывали ущерб, нанесенный земельным ресурсам, и предъявляли его виновникам. Идя на мировое соглашение, просто договаривались, что предприятие, виновное в несанкционированном складировании ТБО, ликвидировало не только «свою» свалку, но и ряд других. Таким образом, Минэкологии РТ удалось ликвидировать на территории Казани около 500 свалок. Но если бы этот процесс был необратимым! Не действует система вывоза мусора, в том числе и потому, что не была утверждена программа санитарной очистки Казани. Только на сессии Казанского городского совета, которая состоялась 30 июня, выяснилось, что программа не утверждена, хотя и существует уже три года. Это говорит о соответствующем отношении руководителей Казани к вопросам санитарного состояния города.

Недавно Минэкологии РТ в очередной раз проводило показательные рейды по несанкционированным свалкам. Сколько всего выявлено?
А.К.: За первое полугодие на территории Казани было выявлено 821 несанкционированная свалка на площади 59 гектаров. Из них на сегодняшний день ликвидировано 390 свалок на шести гектарах. Но госконтроль ведется ежедневно, в том числе и по ночам, когда работает экологическая милиция. И ежедневно госконтроль приносит сведения о новых свалках. Динамика положительная – количество свалок уменьшается, но очень низкими темпами. И это потому, что до сих пор так и не заработала схема вывоза ТБО. По последним сведениям от начальников жилищных управлений эта работа до сих пор абсолютно не финансируется.

Всего по республике за первое полугодие 2005 года выявлено 1775 несанкционированных свалок на площади 79,08 га, зафиксировано 5801 нарушение природоохранного и санитарного законодательства, составлено 5310 протоколов, на нарушителей наложено штрафов на сумму 4982,2 тысячи рублей, предъявлено исков на сумму 386,6 тысячи рублей.

Наибольшее количество нарушений было выявлено на территории Авиастроительного, Вахитовского, Кировского, Приволжского и Советского районов Казани, в Нижнекамске, Набережных Челнах, на территории Буинского, Зеленодольского, Нурлатского, Нижнекамского, Тукаевского и Бугульминского районов республики.

Какие меры наказания предусмотрены законом за несанкционированные свалки?
А.К.: Санкции по отношению к предприятиям и организациям – от 50 до 100 минимального размера оплаты труда, на должностных лиц – от 10 до 50 МРОТ.

Довольно активно мы привлекаем к ответственности и глав администраций районов, и их заместителей, ответственных за санитарное состояние территории.

«Полигон ТБО практически исчерпал свой ресурс, а строительство мусороперерабатывающего завода «заморожено» 10 лет назад»

Много лет в Казани существует проблема строительства полигонов для складирования 26,61 KbТБО.
А.К.: К сожалению, этот вопрос решается медленно. В свое время был заложен мусороперерабатывающий завод в Зеленодольском районе, который был рассчитан на приемку, сортировку и переработку мусора от части районов Казани.

В 2001 году был утвержден проект полигона, соответствующего всем требованиям природоохранного законодательства. Место его строительства - рядом с самосыровской свалкой. В настоящее время построена всего одна из четырех карт полигона. Год эксплуатации этой карты привел к тому, что она практически исчерпала свой ресурс. И стоит вопрос о незамедлительном начале строительства второй, третьей и четвертой карт.

Но у организации, которая является владельцем полигона и эксплуатирует его, нет средств на развитие полигона из-за недоразумений с тарифами на вывоз мусора. Практически весь мусор вывозится по одному – минимальному – тарифу. Более того, проектом было предусмотрено строительство мусоросортировочной станции и цеха по прессованию отходов, что значительно повышало бы емкость полигона. У Казанского экологического комплекса (КЭК) сегодня нет средств на строительство и этих объектов.

КЭК – это чья организация?
А.К.: Это частное московское предприятие. Дело в том, что в Москве бизнес по утилизации и переработке отходов хорошо поставлен.

Тарифы на вывоз мусора одинаковы по всей республике?
А.К.: Тарифы принимаются решением городских и районных советов, и везде они разные. В принципе, по всей республике тарифы для населения и предприятий отличаются, но нигде нет такой большой разницы между ними, и нет такого «нищенского» тарифа от населения, как в Казани. В среднем по республике тариф на утилизацию ТБО населению обходится в 25-50 рублей за кубометр. Естественно, при таких условиях у владельца есть средства и на развитие полигона, и на строительство заводов по переработке ТБО. Содержание полигона – дело не простое, требующее постоянного вложения средств в развитие материально-технической базы. КЭК неоднократно ставил вопрос пересмотра тарифов в Казани, так как без его решения нет никакой перспективы развития полигона. Руководитель КЭК обратился и к Премьер-министру РТ с просьбой установить единый, экономически обоснованный тариф на вывоз ТБО. У КЭК должно хватать средств не только на содержание, но и на развитие полигона, а после его закрытия – на его рекультивацию.

На какой стадии находятся строительство мусороперерабатывающего завода в Зеленодольском районе?
А.К.: Здание, в общем, готово, но оно было готово еще во второй половине 90-х годов и было рассчитано под монтаж конкретного мусоросортировочного оборудования, на приобретение которого в бюджете республики денег не нашлось. А сегодня устарело и оборудование, которое предполагалось купить, устарели и стены, если говорить про закупку нового оборудования. Для возобновления строительства этого завода потребуются значительные средства. Долгострой зарос бурьяном, и проблема не решается. И это тоже говорит об отношении администрации Казани к вопросам отходов.

В других городах – Альметьевске, Нижнекамске, Набережных Челнах, Лениногорске – эти вопросы активно решаются. На сегодняшний день переработкой отходов занимаются 70 предприятий республики. И этот процесс организован цивилизованным путем – через сортировку, обработку, прессование отходов и продажу их предприятиям для вторичного использования. Это большие деньги! В Татарстане 46 процентов общего объема ТБО подвергаются переработке, а в среднем по регионам России этот показатель составляет всего 3-4 процента.

Кто-нибудь подсчитывал, сколько Казань производит мусора и сколько его вывозится?
А.К.: В жилищно-коммунальном секторе годовой объем образования ТБО не должен превышать 1 миллиона 217 тысяч кубометров. Эта число рассчитано, исходя из норматива 1,1 кубометра ТБО на одного жителя города в год.

В 2004 году под видом ТБО от населения на самосыровскую свалку было вывезено на 300 тысяч тонн больше. То есть фактически поступило 1 миллион 517 тысяч кубов.

«Ответственные за санитарно-экологическое состояние территории – Министерство архитектуры, строительства и ЖКХ РТ и местные администрации»

Было много проблем с утилизацией отходов в городских поселках. Население не платило за вывоз мусора.

А.К.: Дело в том, что население платит за сбор и вывоз ТБО, но за что платить, если даже сложить этот мусор некуда? Главная проблема в этих поселках – отсутствие контейнеров и контейнерных площадок. Получается так, что жителей поселков заставляют платить за вывоз ТБО, не обеспечив инфраструктурой для цивилизованного удаления мусора.

Но в некоторых поселках контейнеры для отходов появились. Какова ситуация в целом?
А.К.: В 70 процентах казанских поселков контейнерные площадки не оборудованы. Эти данные Министерство архитектуры, строительства и ЖКХ РТ представило на совещании в Заинске. Кстати, на этом совещании впервые назвали конкретных ответственных за санитарно-экологическое состояние территории – это Министерство архитектуры, строительства и ЖКХРТ и местные администрации. Практика показывает, что там, где главы администраций уделяют должное внимание вопросам утилизации отходов, там ситуация нормальная.

Какой город или район республики лучше всех справляется с отходами?
А.К.: Набережные Челны. Там есть мощное частное предприятие, руководитель которого смог так наладить переработку ТБО, что оно приносит хорошую прибыль.

Как вы считаете, Минэкологии будет сложнее выполнять свои функции, когда вступит в силу закон о муниципальных образованиях?
А.К.: Мне не хотелось бы предвосхищать события, но, думаю, у федеральных властей хватит мудрости пересмотреть этот закон. Нельзя сегодня переводить властные функции на уровень местного самоуправления, поэтому на осеннюю сессию Госдумы РФ выносится законопроект, во-первых, о возвращении субъектам 114 функций, изъятых ФЗ №122, и, во-вторых, о «замораживании» до 2008 года передачи властных полномочий органам местной власти. И это правильно, потому что должен быть период становления органов местного самоуправления, в течение которого они должны набрать и административный, и финансовый ресурсы. Если им передать полномочия, например, по утилизации отходов, не обеспечив эту функцию средствами, то скоро все города будут просто завалены мусором! Должны появиться реальные возможности для выполнения полномочий.

«Минэкологии РТ лишено права контролировать водоемы и прибрежные зоны»

Центральное телевидение частенько показывает сюжеты о борьбе с незаконными постройками в прибрежной зоне. А как обстоят дела с данной проблемой у нас в республике?
А.К.: Дело в том, что с точки зрения нынешнего земельного законодательства все города и другие поселения сами могут распоряжаться прибрежной зоной в пределах своих территорий. Действия Водного кодекса на них не распространяются. То есть, все, что строится в прибрежной зоне на территории поселений, - это на совести местной администрации.

Минэкологии даже не имеет права их контролировать?
А.К.: Такого права у нас сейчас нет. Более того, в соответствии с последней редакцией Водного кодекса на сегодняшний день у органов исполнительной власти субъектов РФ вообще нет контрольных функций по воде. Если раньше Минэкологии РТ активно контролировало вопросы застройки прибрежной зоны, то с вводом новой редакции Водного кодекса в 2004 году мы этим перестали заниматься.

У нас остались кое-какие управленческие функции по эксплуатации водных ресурсов – то, что касается установления лимитов водопользования, вопросов очистки сточных вод, работы предприятий и коммунального хозяйства в этой сфере. А функции государственного контроля в сфере охраны водных ресурсов пока у нас изъяты. Сегодня все водные объекты являются федеральной собственностью и находятся в ведении федеральных органов исполнительной власти. Но одного года оказалось достаточно для того, чтобы понять, что федеральный орган не может контролировать ситуацию по воде на всей территории России.

Резюмируя сказанное, можно констатировать, что фактически отсутствует государственный контроль состояния водоемов?
А.К.: Функции контроля состояния водных объектов есть в числе тех 114 функций, которые хотят передать субъектам РФ. Мы надеемся, что в сентябре этого года вопрос решится положительно для экологии. Это решение было бы логичным, продуманным и целесообразным.

А контроль прибрежной зоны поселений вернут Минэкологии?
А.К.: В Водном кодексе обозначено два понятия – водоохранная зона и прибрежная полоса, размер которых определяется размером водного объекта. Приведу примеры. У Куйбышевского водохранилища прибрежная полоса – порядка 100 метров, водоохранная зона – примерно 300-400 метров, а у Казанки эти размеры соответственно 10 и максимум 150 метров.

В настоящее время контроль прибрежной полосы водоемов Казани осуществляется Департаментом внешнего благоустройства администрации города. Если согласно ФЗ №122 функции государственного экологического контроля полностью перейдут к местному самоуправлению, то территориальные органы Минэкологии РТ перейдут под управление муниципалитетов.

Кем осуществляется контроль водоохранной зоны вне поселений?
А.К.: По законодательству водоохранная зона должна устанавливаться в соответствии с утвержденным проектом. Утверждение должно состояться в федеральных органах власти, а перед этим проект должен получить положительное заключение государственной экологической экспертизы.

Проект водоохраннной зоны Куйбышевского водохранилища разработан институтом «Татводпроект», но до сих пор не принят Российской Федерацией. То есть фактически водоохранная зона существует, но в случае рассмотрения спорных вопросов в суде решение будет принято в пользу «нарушителей», так как нет утвержденного в установленном порядке документа.

«Мощность очистки превышает реальный объем сточных вод. Но эффективность водоочистительных сооружений невелика»

Каково состояние воды в Татарстане, особенно вблизи крупных городов?
А.К.: На 1 января 2005 года на территории республик зарегистрировано 1455 водопользователей с общим годовым объемом забора воды более 906 миллионов кубометров. Общий объем сброшенных сточных вод в поверхностные водные объекты составляет 707 миллионов кубометров, из которых 543 миллиона кубометров – загрязненных.

Некоторыми организациями распространяется информация, что качество воды в республике плохое, что показатели ухудшаются с каждым годом, и что ничего не делается для стабилизации ситуации. Я официально заявляю, что в действительности это не так. Результаты аналитического контроля качества поверхностных вод в 2004 и в первом полугодии 2005 года показывают, что ухудшения качества воды не произошло, и ситуация характеризуется как стабильная.

В республике многое делается для сохранения качества воды. В последнее время ежегодно вводится до 20 очистных сооружений, при чем не только в городах, но и в районных центрах. В течение последних четырех лет идет снижение водопотребления в среднем на 30 миллионов кубометров (на 3 процента) ежегодно за счет увеличения объемов оборотного и повторно-последовательного водоснабжения на предприятиях республики.

Как я уже сказал, всего ежегодно поступает 707 миллионов кубометров сточных вод, а суммарная мощность очистных сооружений республики сегодня - 792 миллиона кубометров. Как видите, мощность очистки превышает реальный объем сточных вод. И ежегодно эта мощность прирастает. Но эффективность этих сооружений не превышает 90 процентов, потому что вводятся они с расчетом на определенную перспективу. Приведу пример. В Арске ввели очистное сооружение проектной мощностью 50 тысяч кубометров в сутки, а фактически Арск выбрасывает в сутки 15-20 тысяч кубометров. Это приводит к тому, что оптимальный режим очистки воды не достигается, а как следствие этого – категория очистки воды «недостаточно очищенная». Такие сооружения несут большой ущерб зимой, когда из-за недостаточного уровня воды биологическая компонента просто-напросто промерзает.

Выход из этой ситуации?
А.К.: В России найден оптимальный вариант решения проблемы. Разработан проект блочно-кассетных очистных сооружений, когда строится емкость большого объема с расчетом на перспективу, а в строй она вводится блочно – в зависимости от потребностей сегодняшнего дня.

Минэкологии РТ предложило Кабинету Министров рассмотреть возможность строительства именно таких сооружений. Сначала они были построены на Усадском спиртзаводе в Высокогорском районе. Эффективность такого вида водоочистительного сооружения была подтверждена. Затем оно было построено на Шумбутском спиртзаводе, и буквально на днях такое сооружение было открыто в Сабах. Процесс пошел довольно активно.

Во многих городах нет системы ливневой канализации, оборудованной очистительными сооружениями. Какой ущерб воде наносится в этом случае?
А.К.: Эта вода грязная, но наименее вредная. Однако в Казани к ливневой канализации подключена и часть хозфекальной канализации. Процентов пять фекалий поступает здесь в ливневую канализацию.

А очистка такой «ливневки» достаточна?
А.К.: Там очистки вообще нет. Ливневая канализация подвергается только механическому отстою.

«46 процентов всех веществ, загрязняющих атмосферный воздух, поступает от автотранспорта»

Теперь можно поговорить и о состоянии воздуха.
А.К.: Контроль атмосферного воздуха в полном объеме осуществляет Министерство экологии РТ. На сегодняшний день у нас на учете состоит 700 предприятий, на которых действует 36 тысяч стационарных источников выброса.

В 2004 году всего по республике поступило в атмосферу 275 тысяч тонн загрязняющих веществ, что на 23 тысячи тонн меньше показателей 2003 года. Это произошло благодаря введению технологического оборудования, снижающего выброс загрязняющих веществ. Так, например, ОАО «Татэнерго», заменив мазут на газ, сократило выброс загрязняющих веществ на 25 тысяч тонн.

Все ли городские котельные переведут на газовое топливо?
А.К.: Этот процесс идет. «Татэнерго» активно занимается этой проблемой, тем более, в настоящее время котельные от ЖКХ передаются в его ведение.

Несколько лет назад, когда часть заводов не работала, экологи отмечали улучшение состояния атмосферного воздуха. У промышленных предприятий сегодня хватает средств на установку и модернизацию воздухоочистительного оборудования?
А.К.: В настоящее время эти работы производятся за счет отчислений предприятий в Экологический фонд. Бюджет Экофонда состоит из двух частей – из денежной составляющей и взаимозачетов с предприятиями. Те платежи, которые предприятие должно платить в Экофонд, оно направляет на установку оборудования воздухоочистки.

Ежегодно каждое предприятие защищает план природоохранных мероприятий, представляет отчеты об их выполнении. В рамках этих планов-отчетов идет мониторинг природоохранной деятельности предприятий. Плюс к этому - государственный экологический контроль.

В настоящее время более 5,5 тысячи источников выброса оборудованы газопылеулавливающими установками. Процент улавливания загрязняющих веществ в целом по республике составляет 56,6 процента.

Какие предприятия республики являются самыми грязными с точки зрения влияния на атмосферный воздух?
А.К.: По-прежнему наибольший «вклад» в общий выброс загрязняющих веществ в атмосферу вносят предприятия топливной промышленности – 41,8 процента, теплоэнергетического комплекса – 15,5 процента, химии и нефтехимии – 28,2 процента.

За последнее десятилетие «Татнефть» «обвязала» всю сеть своего товарного парка системой улавливания легких фракций, что позволило сократить выброс загрязняющих веществ на одну третью часть. И, тем не менее, эти предприятия остаются самыми экологически вредными.

Насколько пагубным для экологии остается автомобильный транспорт?
А.К.: 46 процентов всех веществ, загрязняющих атмосферный воздух, поступает от автотранспорта. Ведется определенная работа по сокращению вредного воздействия автотранспорта на атмосферу, в основном, за счет введения альтернативного топлива – газа.

Вам не кажется, что перевод автотранспорта на газ идет слишком медленно?
А.К.: До сих пор нет закона, обязывающего автотранспортные предприятия переводить свой автопарк на газ. Этот закон уже год находится в Госсовете РТ, в него внесено большое количество поправок. По-видимому, идет противодействие этому закону со стороны тех предприятий, которые имеют большой автопарк. Переход на газовое топливо им экономически не выгодно, так как газ дешевле бензина, и переход на него приведет к снижению оборота средств предприятий.

В республике, в основном, применяются «КАМАЗы», которые работают на дизельном топливе. Дизтопливо менее опасно для экологии?
А.К.: У нас ежегодно проводится операция «Чистый воздух», в рамках которой идет масштабное обследование предприятий на соответствие «дымности» двигателей автотранспорта установленным нормативам. Анализ показывает, что при хорошо отлаженной топливной системе вредный выброс в атмосферный воздух от дизельного двигателя меньше, чем от бензинового.

Если бы еще все двигатели были хорошо отлажены!..

«Только в Бавлах показатель озелененности превышает установленный норматив»

Татарстан может гордиться своим растительным и животным миром?
А.К.: На территории республики обитает 2000 видов цветковых растений. В последние годы тенденция очень положительная – идет увеличение площадей, покрытых растительностью. За последние 10 лет таких площадей стало на 200 тысяч га больше за счет выведения из севооборота деградированных сельхозугодий, а также за счет большой работы по лесовосстановлению, формированию лесозащитных полос. За последние 3 года лесистость нашей территории увеличилась на два процента.

Есть тревожащий момент в сфере растительного мира – это недостаточный зеленый фонд поселений. К сожалению, на территории республики только Бавлы имеют показатель озелененности, превышающий установленный норматив, - 59,5 процента его территории покрыто зелеными насаждениями. В остальных городах процент озелененности не превышает 35, при установленной норме в 50 процентов.

В Казани зелеными насаждениями занято всего 25 процентов площади. Масштабные работы по строительству и реконструкции зданий города ведут к еще большему уменьшению фонда зеленых насаждений – в прошлом году было вырублено 15 тысяч деревьев и только 7 тысяч посажено.

Экологи контролируют вырубку деревьев?
А.К.: Разрешение на снос зеленых насаждений дает Министерство экологии РТ.

Значит, это Минэкологии разрешило снести в Казани 15 тысяч деревьев?
А.К.: Изначально проект строительства зданий проходит государственную экологическую экспертизу, в рамках которой рассматривается вопрос допустимости или недопустимости сноса зеленых насаждений. По сегодняшнему законодательству экологическую экспертизу осуществляет не исполнительный орган субъекта федерации в лице, например, Минэкологии Татарстана, а территориальный орган федерального ведомства – Управление «Росприроднадзора» по Республике Татарстан. Если этим органом установлена допустимость сноса деревьев, то Министерство экологии РТ повлиять на ситуацию уже не может. Многие вопросы решаются даже не в территориальном органе экологической экспертизы, а в федеральном. Например, снос зеленых насаждений в парке Горького при строительстве нового моста через Казанку санкционировано в Москве. Есть такое понятие – «государственная необходимость».

А при разрешении сноса ряда деревьев Минэкологии РТ исходило из экологической необходимости. Дело в том, что в городе было много тополя и так называемого татарского клена, который в народе еще называют американским. Эти виды деревьев с точки зрения экологии не ценны, поэтому и было принято решение на их постепенную замену. И мы отдаем себе отчет в том, что масштабная реконструкция зеленого фонда требует времени, поэтому и пошли на некоторый дисбаланс в размерах вырубки и посадки. Я призываю жителей Казани немного потерпеть – скоро поднимутся и зазеленеют новые виды деревьев. Работа в этом плане проводится большая.

Практикуется ли пересадка здоровых деревьев, когда освобождается площадка под строительство? Конечно, спилить, наверное, дешевле…
А.К.: У нас есть две организации, в том числе, «Горводзеленхоз» Казани, которые имеют специальную технику и занимаются пересадкой крупномерных ценных деревьев в возрасте 20-25 лет.

По чьей инициативе и за чей счет происходит пересадка?
А.К.: Закон обязывает позаботиться об этом застройщика.

Какая чаша весов обычно перевешивает – экономическая выгода или экологическая безопасность?
А.К.: К сожалению, сегодня пока перевешивает чаша экономической выгоды. Когда встает вопрос, как сделать - полезнее для экологии или дешевле, то принимается решение сделать дешевле. Мы, экологи, все время сталкиваемся с такими весами…


25 января на сайте информационного агентства «Татар-информ» стартовал новый проект под названием «Открытый Татарстан». Не только подписчики, но и все посетители сайта www.tatar-inform. ru могут стать участниками интернет-конференции. Еженедельно «Татар-информ» организует встречи с первыми лицами республики, авторитетными руководителями республиканского и муниципального уровня, представителями бизнес-элиты и знаменитыми людьми. Площадка «Открытого Татарстана» - это самые «горячие» темы и обсуждение актуальных новостей.


Руководитель проекта - известный казанский журналист Татьяна ЗАВАЛИШИНА.

 

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2