news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Алмаз АХМЕТЗЯНОВ: «Классическая музыка для меня на первом месте»

Участником очередной видеоконференции в агентстве «Татар-информ» стал аккордеонист Алмаз Ахметзянов, занявший сразу два призовых места в VII международном конкурсе баянистов-аккордеонистов "Citta di Lanciano», состоявшемся в октябре в Италии. В конкурсе приняли участие музыканты России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Италии, Польши, Югославии, Румынии, Германии, Франции и Чехии. Молодой музыкант стал первым, кто одновременно завоевал награды в эстрадном выступлении (в этой номинации он получил Гран-при) и в классическом исполнении. “Citta di Lanciano” стал для Алмаза Ахметзянова первым международным конкурсом в его карьере.

Алмаз, как рано ты начал играть на аккордеоне?
А.А.: Еще с раннего детства. Можно сказать, что пойти в музыкальную школу меня заставили родители. Первый инструмент, который мне показали, был баян, но я сразу сказал, что он мне не нравится. Затем появился аккордеон и я сказал, что на нем я буду играть. Позже начал участвовать в конкурсах аккордеонистов, увлекся до такой степени, что все свободное время проводил в музыкальной школе. Затем я поступил в музыкальное училище, путь мой был предопределен. Тогда это был азарт, победить, показать, что ты лучший, а сейчас я осознаю, что конкурсы – это возможность почувствовать себя на сцене, то есть для меня это школа.

Как складывались твои отношения с педагогами в музыкальных учебных заведениях, ведь бывают случаи, когда они прямо говорят, что лучше выбрать другую профессию?
А.А.: Бывало по-разному. Сразу оговорюсь, что педагоги бывают очень рады, когда дети начинают играть на баяне или аккордеоне. Это редко, хотя сейчас наблюдается повышение интереса к аккордеону. Петр Дранг, Валерий Ковтун – это музыканты, которые своим мастерством исполнения обращают все большее внимание на данный инструмент. Обидно только, что часто игра на аккордеоне звучит при помощи синтезатора, например. Я всегда играю вживую. Я не могу играть под фонограмму и работаю, выступаю только тогда, когда сам играю, так как сам испытываю в этот момент радость от игры.

Ты долго готовился к конкурсу в Италии?
А.А.: Да, так как я никогда еще не ездил на конкурсы в другие страны, в основном это было на российском уровне. Готовился основательно. Я давно об этом мечтал. Рад, что мне удалось туда съездить. Мне было очень сложно, все-таки уровень конкурса и требования членов жюри очень высоки. Были сильные конкуренты даже в плане возраста, пришлось соревноваться даже с педагогами. Возрастных ограничений не было, от 18 лет и вплоть до 100 лет, в конкурсе принимали участие 60-летние музыканты.

Ты был уверен в победе в международном конкурсе баянистов-аккордеонистов?
А.А.: Я был больше настроен на победу в номинации «Эстрадное исполнение», хотя к номинации «Классическое исполнение» готовился намного больше. Думаю, что все просто, мне помогла победить моя любовь к музыке. Я играл хорошую музыку, которая нравилась мне, и которую я хотел донести до членов жюри и слушателей, чтобы они почувствовали ее так же, как и я. Я играл классические произведения немецких, итальянских композиторов и французский вальс, а также танго, благодаря которому я и запомнился, так как это была моя собственная импровизация.

Помимо подарков и кубков, которые ты привез из Италии в Казань, насколько мне известно, был презент и от мэрии нашего города. Можно об этом подробнее?
А.А.:
Мэрия Казани меня очень поддержала и спасибо за это огромное. Дело в том, что на конкурсе я играл на чужом инструменте. Я поехал со своим аккордеоном, но так случилось, что он был поврежден во время перелета. Это недорогой инструмент, но я был очень расстроен, так как мне не на чем было играть на конкурсе. В итоге я попросил у своих коллег из Свердловска аккордеон, буквально несколько часов я репетировал на нем и, к счастью, занял призовые места. Когда я приехал в Казань, то меня ждал сюрприз, мэр Казани выделил деньги для нового инструмента.

Поступали ли какие-то тебе предложения уже после конкурса в Италии?
А.А.: Да поступало, но пока мне есть чем заняться и в Казани. Есть татарская музыка, которую тоже надо поднимать. Правда, пока немного современных композиторов, которые могли бы написать для аккордеона оригинальные вещи. Я бы хотел, чтобы как можно больше людей узнали татарскую музыку, пропагандировать ее по всему миру. Мне предложили поехать учиться в Санкт-Петербург, я сказал, что подумаю, хотя думаю, что останусь пока в Казани. Также меня пригласили выступить в Молдавии.

Что тебе ближе - старая или новая школа аккордеонистов?
А.А.: Я стараюсь совмещать эти школы. Часто я делаю импровизации, мне это очень нравится. Я считаю, что на классике нужно учиться – это необходимая база для дальнейшего творчества. Если я буду заниматься только эстрадой, то это будет ошибкой, для меня классика стоит на первом месте.

А что для тебя важнее во время игры на аккордеоне – техника исполнения или выразительность?
А.А.: Выразительность. В этом я убежден. Ты можешь играть совершенно в плане техники, но если ты ее не прочувствовал, не пронес ее через свою душу, то ничего не получится. Игра должна быть изысканной, вкусной, если хотите, чтобы слушатель получил удовольствие во время твоей игры, что-то почувствовал, пережил. Это очень важно.

Чем ты занят сегодня, где можно увидеть твои выступления?
А.А.: Я готовлю сольную программу, где будет и татарская музыка. Я сейчас в поиске, хочу, чтобы игра на аккордеоне дополнялась театральным выступлением. Хочу аккордеон найти во всем, показать его во всей красе. Помимо учебы в Казанской государственной консерватории им.Н.Жиганова я еще беру уроки танца, стараюсь совместить музыку с танцем, посмотрим, что из этого получится.

Материал подготовила Люция Камалова

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2