news_header_top_970_100
16+
news_header_bot_970_100

Актуальная тема//РУССКОЯЗЫЧНЫЙ СОПЛЕМЕННИК - НЕ ТАТАРИН?//16 марта, №10

В последнее время участились высказывания о национальной неполноценности русскоязычных татар. Русскоязычный соплеменник кое-кем уже не воспринимается как татарин.

Более того, человек может быть одарённым, полезным своему народу, но его не будут считать своим только потому, что он не знает родного языка. При этом не принимается во внимание тот факт, что языку его не учили в детстве, что всю сознательную жизнь он прожил в русскоязычном окружении, что рядом не было, да и не могло быть татарской школы. Как хочешь, так и учи – иначе ты не татарин.

Но ведь не общаясь с носителями языка, очень трудно его освоить, кроме того, у людей существуют разные способности к изучению языков. Люди очень не похожи друг на друга: один может выучить язык за год, другой, как бы ни старался, его и за 10 лет не освоит. Большинство же русскоязычных татар в условиях оторванности от носителей родного языка выучить его вряд ли смогут. Вспомните, в общеобразовательных школах иностранные языки учат годами, но в итоге большинство выпускников выходит оттуда лишь со стандартным набором слов и фраз - похвастаться глубоким знанием языка могут немногие. Так что вряд ли имеет смысл причёсывать весь татарский народ под одну гребёнку. Необходимо учитывать, как специфику отдельных групп татар, так и особенности каждого человека.

Я приведу определение этноса, данное в книге академика Л.Гумилева «Этногенез и биосфера земли»: этнос – естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения (системы поведенческих навыков) коллектив людей…... противопоставляющий себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплементарности (подсознательной взаимной симпатии, определяющей деление на «своих» и «чужих»). Как видно из вышеприведённого определения двуязычные и русскоязычные татары являются одним народом: стереотип поведения у них один (может быть кто-то поспорит и станет утверждать, что человек изучив язык, начинает вести себя по другому?!), подсознательной взаимной симпатии хоть отбавляй. Добавлю, у всех татар общая религия, история, этническая психология, короче, точек соприкосновения предостаточно. Язык же является важным элементом этнической принадлежности, но не определяющим. Например, на разных языках разговаривают евреи. Конечно, еврей, переехав на постоянное жительство в Израиль, начав регулярно общаться с носителями родного языка, выучит иврит. Но пока он туда не переехал его никто не станет обвинять в том, что, живя в Москве, он разговаривал только по-русски, не знал иврита, и, следовательно, был представителем иной национальности.

Несколько слов о стереотипе поведения. У каждого народа есть свои особенности. Они формируются в ходе этнического развития и определяются многими факторами, в том числе этническим возрастом, степенью пассионарного напряжения и т. д. Конечно, речь идёт не обо всех поголовно представителях этих народов, а о некотором эмпирически определённом большинстве, которое своим поведением вырисовывает лицо нации. Например, проезжая через поселения немцев Поволжья, вы обнаруживаете там ухоженные дома, чистые ровные улицы и опрятных культурных жителей. Многие представители этого субэтноса не говорят на родном языке, однако сохраняют стереотип поведения (набор поведенческих признаков) своих далёких западноевропейских предков. То же самое можно сказать и о русскоязычных татарах. Татарин, на каком бы языке он ни говорил, пойдёт молиться в мечеть, а не в церковь (разумеется, за исключением кряшен), будет живо интересоваться историей своего народа и гордиться успехами своих соплеменников. Кроме того, большинство татар, независимо от владения родным языком, обладает целым рядом устойчивых психологических признаков, которые не дают их спутать с представителями других национальностей. Казалось бы, в чужом окружении, под влиянием чужой культуры данные признаки должны теряться. Однако это не совсем так. Дабы не быть голословным я приведу несколько цитат из работ серьёзных учёных. «Психология нации является результатом исторического развития, в ходе которого экономические и социально-политические условия жизни и деятельности людей определяли формирование черт их общественной психики…. Проявление психологии нации… лежит на грани бессознательного и сознательного,… то есть не зависит от воли человека…. Представитель той или иной этнической общности «предрасположен» мыслить, чувствовать, действовать так, как ему диктуют национальные традиции, принятые нормы и правила поведения...… Национальные установки как бы заложены в «память» психического склада представителей конкретной этнической общности и «извлекаются» из неё автоматически…... Самым устойчивым и своеобразным видом социальной установки является установка национальная. Она чрезвычайно консервативна… передаётся из поколения в поколение…» (В.Г. Крысько «Этнопсихология и межнациональные отношения» // Курс лекций (Москва, 2002 г.)).

Ещё один отрывок – теперь уже из книги Густава Ле Бона «Психология народов и масс». Мнение этого замечательного учёного разделял гениальный психоаналитик Зигмунд Фрейд. Определение Ле Бона он приводит в своей работе «Массовая психология и анализ человеческого «Я»: «Наши сознательные действия исходят из созданного в особенности влиянием наследственности бессознательного субстрата. Субстрат этот содержит бесчисленные следы прародителей…... За мотивами наших поступков, в которых мы признаёмся, несомненно, существуют тайные причины, в которых мы не признаёмся, а за ними есть ещё более тайные, которых мы даже и не знаем. Большинство наших повседневных поступков есть лишь воздействие скрытых, не замечаемых нами мотивов» (Зигмунд Фрейд «Я» и «Оно», Тбилиси, 1991г.).

Наиль Мусин

(Окончание следует)

autoscroll_news_right_240_400_1
autoscroll_news_right_240_400_2
news_bot_970_100