Айрат Хайруллин: Налицо бездействие контролирующих органов, отвечающих за численность кабанов

Из-за нападений диких кабанов агрохозяйства спешно, раньше сроков, убирают кукурузу на зерно.

(Казань, 23 сентября, «Татар-информ»). Работа в поле полна сюрпризов и неожиданностей. Вот уже на протяжении нескольких недель аграрии Верхнеуслонского и Камско-Устьинского районов Татарстана страдают от нападений стад диких кабанов на кукурузные поля. Животных стало настолько много, что они ищут себе пропитание днем, разгуливают по селам и совсем не боятся людей.

Кукурузные поля являются любимыми кормовыми угодьями кабанов и посещаются ими от августа и до глубокой осени, до завершения уборки зерновой кукурузы, уничтожая большую часть урожая. Кукурузные посевы страдают в первую очередь от вытаптывания, и действия животных непоправимый урон агрохозяйствам.

Самое большое количество ежедневных нападений в этом году зафиксировано в Верхнеуслонском, Камско-Устьинском, Алькеевском и Алексеевском районах, специализирующихся на выращивании кукурузы на зерно. Из-за нашествия диких свиней приходится начинать уборочные работы до полного вызревания кукурузных зерен, тратя гораздо больше средств на сушку.

Чтобы свести потери урожая к минимуму, агрохозяйства «Красный Восток Агро» начали обмолот кукурузы раньше сроков. Так, в Камско-Устьинском районе начали закладывать кукурузное зерно на карнаж уже в прошедшую пятницу, хотя плановая уборка силосной и зерновой кукурузы должна была начаться лишь в октябре – по мере полного созревания культуры.

Как рассказал первый заместитель генерального директора «Востокзернопродукта» Тафкиль Исмагилов, зерно еще не полностью просохло, его влажность составляет 41–43 % вместо положенных 33–35%. Поэтому обмолот кукурузы начали и зерноуборочными комбайнами, и классовскими «Ягуарами», оснастив их специальными жатками для отделения початков и дальнейшего плющения для кормления КРС.

«При этом урожайность полей там, где кабаны еще не повредили поля, превышает 80 ц/га, а там, где уже похозяйничали звери, не превышает 30 ц/га. Ущерб, наносимый кабанами, доходит до 50 центнеров уничтоженного зерна с гектара, что составляет до 50 тыс. рублей убытка на каждый гектар. Сегодня под риском уничтожения находятся более 20 тыс. га кукурузы. Как спастись от этой напасти, непонятно. Мы писали письма в Охотнадзор, в Правительство республики, жители деревень тоже жаловались, тоже писали. Даже Президент РТ Рустам Минниханов в мае дал задание на отстрел кабанов и на необходимость регулирования их численности, но в ответном письме чиновники нас извещают, что общее количество кабанов в республике соответствует нормам», – сказал Исмагилов.

Ситуацию прокомментировал заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам, координатор проекта «Российское село» Айрат Хайруллин: «Проблема крайне неприятная, ведущая к бедственному положению сельхозпроизводителей. Руководители хозяйств обращались с ней ко мне на депутатских приемах, но пока вопрос решить должным образом не удается. Самое возмутительное то, что налицо бездействие контролирующих органов, отвечающих за численность популяции животных».

Он предположил, что охотхозяйства сами могут быть заинтересованы в неконтролируемом размножении кабанов. Только так можно объяснить, что игнорируются не только интересы сельских жителей, но и поручение отрегулировать численность кабанов, данное Президентом РТ во время посещения Камско-Устьинского района в августе 2019 года.

«Колоссальные потери урожая и незапланированные трудозатраты во время уборки приведут к снижению доходности агрохозяйств. В итоге это скажется на снижении заработной платы, то есть пострадают сельские труженики, чей труд был в прямом смысле растоптан животными», – отметил Айрат Хайруллин.

Не секрет, что охота на кабана является одним из любимых мужских развлечений, добыть трофей в виде туши кабана мечтает каждый охотник. Если в местности, где находятся охотничьи угодья, посадили много кукурузы, то по следам можно увидеть, что на кукурузу выходят кабаны, и тогда встает вопрос, как провести охоту на животных. В этом нет ничего плохого, но непонятно, почему за это удовольствие должны расплачиваться сельхозпроизводители. Парламентарий задался вопросом, кто ответит за беспредел, который ведет к ухудшению положения сельского труженика.