ПОГОДА -1 oC
Пробки 1 балл, На дорогах свободно
Все новости Татарстан Россия
Актуально
Появились фото ДТП с вылетевшей в кювет иномаркой в Кукморском районе
Видео: в Зеленодольске сгорел частный дом
«Ак Барс» в Москве с крупным счетом проиграл ЦСКА
Казанский «Зенит» узнал соперников по групповому этапу Лиги чемпионов
«Динамо-Казань» в Лиге чемпионов сыграет с «Визурой», «Марицей» и «Чемик Полис»

Культура

«Центральный» концерт «Джазовой Казани»: пьянящие арии Аккуратова и чувство юмора Бутмана

22 октября 2017, 15:14 , Фото: Михаил Захаров

«Центральный» концерт «Джазовой Казани»: пьянящие арии Аккуратова и чувство юмора Бутмана Легенда российского джаза Игорь Бутман и его оркестр стали гостями второго фестивального вечера «Джазовой Казани».

(Казань, 22 октября, «Татар-информ», Ольга Голыжбина). Вчера вечером, 21 октября, в Татарской Государственной филармонии им. Габдуллы Тукая состоялся второй концерт фестиваля «Джазовая Казань». На этот раз гостем казанской сцены стал руководитель Московского джаз-оркестра, виртуозный саксофонист и импровизатор Игорь Бутман. В течение нескольких часов именитый джазмен «строил» оркестрантов и собственного звукооператора, подшучивая над музыкантами и рассказывая зрителям «задорные» истории.

Выйдя на сцену, неизменный ведущий фестиваля, доктор искусствоведения, профессор Казанской консерватории Александр Маклыгин с иронией в голосе признался, что «ему сегодня выпала сложная миссия – представлять Игоря Бутмана», вызвав легкую волну смеха в зале. Наверняка его биографический маршрут был хорошо известен многим, ведь «личность действительно притягательная, гравитационно-сильная». И говорить о Бутмане – это говорить о российском джазе, поскольку он был одним из первых, кто в 90-е годы возродил отечественный джаз, который к тому моменту потихоньку начал стухать. Он помог возродить и казанский джаз в 90-е годы: его концерты с трио Евгения Борца были мощным толчком для этого направления.

«Сегодняшний концерт не только центральный, он в чем-то, может быть, и исторический. Много существует джазовых оркестров, но в истории джаза навсегда остаются наиболее крупные, наиболее джазовые. Скажем, в 30-е, 40-е годы вошли в историю оркестры Леонида Утесова и Александра Варламова, 60-е, 70-е и 80-е годы запомнились оркестрами сначала Иосифа Ванштейна, а затем – Олега Лундстрема. Я думаю, что современность войдет в историю отечественного джаза именно благодаря Игорю Бутману и его оркестру», – заключил Маклыгин, призвав зрителей встречать джазмена.

Сам Бутман, едва появившись из-за кулис, быстро перехватил у ведущего «бразды правления» концертным вечером, усадив его в зрительский сектор. При виде руководителя оркестранты резко встали, Бутман прошелся грозным взглядом буквально по каждому музыканту, а дальше – коллективный выдох, и джазмен, надев улыбку радушия, развернулся, приветствуя зал.

«Очень рад снова приехать в Казань, совсем недавно, летом, играл здесь на фестивале с замечательным оркестром Анатолия Василевского. Рад быть на сцене Татарской филармонии, она уже как родная, шлагбаум, гримерки, сцена – все как родное. Сегодня наша музыкальная программа будет состоять сразу из нескольких программ: часть – посвящение 100-летию великого пианиста Телониуса Монка, которое отмечал весь джазовый мир, да и вообще, весь мир потому, что весь мир – джазовый. Сыграем немного из программы, посвященной Фрэнку Синатре, Николаю Левиновскому, Денни Гудмену, некоторые собственные произведения, мы выбрали лучшее, даже прелюдию Рахманинова сыграем», – заинтриговал Игорь Бутман.

Вечер был открыт стандартом In Walked Bud Телониуса Монка. Мощное и проникновенное соло первой трубы и концертмейстера оркестра Александра Журина в сочетании с привычным для «бутмановцев» драйвом и артистизмом сразу же привело зрителей в восторг. «Уйдем в интим», – скомандовал джазмен, объявив Intimacy Of The Blues Дюка Эллингтона. Блюз – это дна из форм джаза. Всего 12 тактов, а сколько в нем сторон, подчеркнул Бутман.

Менялись темпы, ритмы и стили – блюз сменялся джазом, а джаз переходил в аранжированную классику – солисты сменяли друг друга один за другим, выдавая в зал «сочные» арии. Неизменными на этом концерте оставалось восхищение и признание зала, мурашки по коже от фортепианных партий и пьянящего вокала Олега Аккуратова, ироничные улыбки, вызванные острым, но всегда добрым юмором Бутмана и сбившееся дыхание от непередаваемого настроения субботнего концерта.

Бутман тем временем продолжил «подначивать» своих воспитанников, давая всем понять – в этот вечер спуска не будет никому. «А сейчас мы вам сыграем композицию, которую написал Куинси Джонс специально для нашего молодого замечательного саксофониста Ильи Морозова, написал он ее для него в 1959 году и до сих пор он меня спрашивает: «Ну как там Илюша?», когда мы видимся на ежегодных Днях джаза. Я говорю: «Куинси, все нормально, играет Илюша твою песню, она получает потрясающие отзывы», – хлопая по плечу солиста, произнес джазмен.

Получив сочувствующие и смешливые взгляды коллег-оркестрантов, саксофонист, которому, по всей видимости, не просто давалось изучение Джонса, встал за инструмент. Прозвучала композиция «Солнце никогда не садится». Досталось и звукооператору оркестра: во время соло Олега Аккуратова он никак не мог правильно «вывести» звук, чтобы оркестр не заглушал пианиста.

Неспокойный нрав и резкость в Бутмане отмечают и его подопечные, хотя и признаются, что работать с ним – большая честь и одно лишь удовольствие. «Да, Игорь Бутман действительно жесткий руководитель, который держит весь коллектив. Бывает такое, что он может и накричать, но работать с ним – большое удовольствие. Руководитель и должен быть таким, потому что в коллективе должны быть жесткие условия, должна быть дисциплина. Иначе никак. Я рад, что когда-то познакомился с ним, с его оркестром. Игорь Бутман – это, безусловно, величина мирового джаза, это знает каждый, а его оркестр – высший класс», – подчеркнул солист вечера Олег Аккуратов.

В отличие от многих исполнителей Игорь Бутман на своих концертах не стесняется передвинуть микрофоны или пюпитры, поменять рассадку или даже перенастроить звук, который должен быть идеален. Джазмен много раз покидал свое центральное место, чтобы прислушаться к звучанию и внести коррективы. Но когда маэстро всем доволен, он берет в руки саксофон, показывая каждому в зале, на сцене или за кулисами, почему его называют «товарным знаком российского джаза». На сцене Бутман не выступает, на сцене Бутман живет.


Фотогалерея

Подписывайтесь на нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter