ПОГОДА +9 oC
Пробки 1 балл, На дорогах свободно
Все новости Татарстан Россия
Актуально
44 млрд рублей потратят на модернизацию водоснабжения Татарстана в течение 10 лет
Минтимер Шаймиев: Центр «Эрмитаж-Казань» за годы существования посетило свыше млн человек
Иск Татнефти будет рассмотрен Высоким судом Лондона по существу
С 2018-го в Татарстане за вред окружающей среде будут платить регоператор или предприятия
Апелляционный суд Англии поддержал иск «Татнефти» к украинским олигархам

Интервью и комментарии

Александр СЛАДКОВСКИЙ:

21 января 2012, 12:42

Александр СЛАДКОВСКИЙ: «Моя мечта, чтобы оркестр Татарстана был мирового класса»

В ИА «Татар-информ» состоялась видеоконференция, посвященная планам Государственного симфонического оркестра РТ на 2012 год. На вопросы журналистов ответил художественный руководитель и главный дирижер ГСО РТ Александр Сладковский.

Александр Витальевич, позади первая часть концертного сезона, которая прошла успешно. Все ранее данные вами обещания были выполнены. Состоялись фестивали «Казанская осень», «CONCORDIA» с участием Софии Губайдуллиной. Были и гастроли по Татарстану и по России в целом. На последнем хотелось бы остановиться подробнее. Как вас приняли в Москве и Пермском крае и, я знаю, что планируются еще выступления по России?

А.С.: Приняли хорошо, думаю, что мы и не рассчитывали, что нас так примут. В Москве первый концерт был в актовом зале МГУ. Я такого аншлага не видел давно. Было много профессоров, академиков, взыскательных, воспитанных слушателей. Актовый зал много лет используется по прямому назначению, там выступают лучшие российские коллективы, как например, Мариинский театр с Валерием Гергиевым. Когда я работал в Москве, то у меня была идея фикс играть в этом зале. Этот вечер был приурочен тому, что Денису Мацуеву присудили звание почетного профессора МГУ, в котором нам посчастливилось принимать участие. Мне важно, что нас приглашают с музыкантами такого уровня. Мы вместе музицировали. Он был ошеломлен уровнем, которого мы с оркестром добились, и сказал, что за короткий срок, а мы с ним встречались до того на Рахманиновском фестивале, почти за полгода набрали невероятно. На следующий день концерт был в концертном зале имени Чайковского в абонементе Московской филармонии. Зал был полон. Было много представителей татарской диаспоры в Москве. Они гордились нашим выступлением и это вдвойне приятно. После последнего произведения мы достигли того градуса кипения, когда зал просто взорвался.

Задача, которую я декларировал в начале этого сезона, была выйти на Москву. Мы должны не просто сыграть концерт, а сделать невозможное, обозначить наши сегодняшние творческие силы, чтобы наш оркестр вписывался в эту систему координат и нам это удалось. После концерта, спустя 2 недели после новогоднего отпуска, мне позвонили из Московской филармонии. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы в рамках филармонического московского абонемента мы были приглашены уже в сезон 2012/2013 в большой зал Московской консерватории.

Расскажите о ваших зарубежных гастролях, например, известно, что летом 2013-го года вы приглашены в Чикаго. В этом же году вас ожидает поездка в Австрию. Какое значение имеют для вас эти поездки?

А.С.: Сами по себе поездки - это не цель. Этот тот критерий, по которому определяют качество оркестра. Раньше у оркестра тоже были поездки, когда люди возвращались из-за рубежа за свой счет и на перекладных добирались из Казани и так далее. Или последний случай, когда при мне оркестр ездил в Корею, где музыкант наш, скрипач сломал руку и ему не оказали там медицинскую помощь просто потому, что оркестр не был застрахован. Это чудовищные факты. Человек практически чуть не лишился руки. Там ему сказали, что ничего страшного, а оказалось, что у него жуткий перелом. Понимаете, есть разные поездки. Я целью ставлю в ближайший год не просто поехать в Чикаго, а вывести оркестр на такой уровень менеджмента, когда вопросы куда ехать и с кем играть, в каких залах по миру уже не стоит.

Это очень сложно оркестру, который не имеет в международном табеле о рангах вообще никакой репутации и даже легенды, просто его не было. Дело в том, что раньше оркестр выезжал под именем, например, фестивальный оркестр, никто не говорил, что коллектив из Татарстана. У меня другая цель. Я хочу довести оркестр до такой стадии в профессиональном смысле, когда мы могли бы работать на уровне крупнейших агентств, которые работают с первыми музыкантами мира и России. Для этого надо сделать оркестр, он уже почти сделан. У нас еще много проблем, но мы работаем, это изнурительная, ежедневная работа. Для того, чтобы мы попали в эту систему координат нам надо соответствовать стандартам качества.

Мы за этот сезон очень к этому приблизились. Благодаря связям с фондом Рахманинова, представители которого были абсолютно очарованы приемом в Казани, вниманием первого лица республики, не говоря о важных творческих составляющих. По рекомендации от фонда в Казань приехал человек, который 20 лет руководит фестивалем в городе Равинья под Чикаго, работает с лучшими оркестрами мира. У нас было мало времени, но этот человек видел оркестр в концертном режиме и на репетициях, и остался под большим впечатлением. Далее состоялось обсуждение участия оркестра в фестивале в Чикаго в 2013 году. Это сразу 3 концерта в Америке на очень престижном фестивале. Это очень серьезный уровень, на который, попадая, мы уже не можем спуститься ниже. Это гигантский прорыв для нас всех. Все реже задают вопрос, а что такое Татарстан, а где это – Казань. Задача наша – славить республику. Но уровень менеджмента - это для меня самый важный приоритет. Что касается поездки в Америку, то, дай бог, чтобы у нас все получилось. У нас есть протокол о намерениях, практически осталось договорить формальности, даже даты есть – август 2013 года, сразу после Универсиады. Если все будет хорошо, то это ближайшая перспектива.

В июне мы едем в Австрию на серьезный фестиваль. Будет 4 концерта. Будем дирижировать я и еще 3 иностранных дирижера. Это важно, что оркестр играет 4 программы с разными людьми, мне кажется, что это тоже будет показательно и непросто для оркестра. Это будет серьезный прорыв на международный уровень.

Если не секрет, скажите, какая у вас мечта, как у человека и какая мечта, как у дирижера оркестра? Какие из них реальные, а какие останутся, на ваш взгляд мечтами?

А.С.: Непростой вопрос. Знаете, все, о чем я мечтал до сегодняшнего дня, воплотилось в жизнь. Я мечтал работать с прекрасным оркестром и общаться с первыми номерами, ну так говорят - первые номера в табелях о ранге, с солистами безукоризненными. Это была мечта в начале моего творческого пути, и сегодня все реализовалось, причем в большей части в последний год. Так как для дирижера мечта – это сыграть с первоклассным исполнителем. Я мечтал, чтобы Вадим Репин приехал. Сегодня он подтвердил и 22 сентября 2012 года мы открываем сезон вместе с Вадимом Репиным. Еще осталось несколько музыкантов, с которыми мы не успели договориться или пересечься. Главное при этом иметь свой инструмент, с которым не стыдно таким мастерам аккомпанировать.

30 августа в Казань приезжает Роберто Аланья. Контракт с ним уже подписан. Это уникальный совершенно тенор. Я мечтал работать с Ростроповичем. Не повезло. Я готовил ему оркестр в одном гигантском проекте «Неизвестная музыка Мусоргского». Мечта не воплотилась, так как он ушел из жизни в тот момент, когда я дирижировал это. Мечта моя – сделать оркестр. Эта мечта реализуема при той поддержке, которую мы имеем, при таком отношении, которое уже сложилось в коллективе, при такой отдаче музыкантов. Мы еще продолжим закупку инструментов. Привезем из Кремоны инструменты ручной работы. У меня была мечта, чтобы оркестр выступал во фраках. Сейчас приедут итальянские фраки. Весь оркестр будет играть в настоящих фраках и лакированных туфлях. Это важно, ведь это оркестр, это не только звук, но и визуальный ряд. Все, что мы делаем – это та самая мечта, которую мы реализуем. Наверное, в этом есть смысл жизни, что есть мечта, и мы ее воплощаем. Мечта – сделать оркестр мирового класса. У нас есть все шансы для этого. Мы к этому идем.

В данный момент вы готовитесь к вечеру современной афроамериканской музыки, где состоится российская премьера симфонии Стилла. Почему было принято решение обратиться к афроамериканской музыке?

А.С.: У меня не было цели обратиться к афроамериканской музыке. Была цель – сделать что-то такое, чего еще не было. Представьте себе, приезжает негритянский дирижер. Это вообще в мире экзотика. Я лично видел одного на видеозаписи годов 70-х. Это очень необычно, такого в Казани, по-моему, еще не было. Плюс к этому приезжают певица и певец, которые тоже афроамериканцы. Дело в том, что я очень хотел продирижировать «Порги и Бесс» Гершвина, я очень люблю это произведение. Возник вопрос, если это Гершвин, то должен быть афроамериканский дирижер, который, в свою очередь, предложил исполнить симфонию Стилла. Этот композитор является родоначальником профессиональной афроамериканской музыки. Он написал симфонию, которая пользуется бешеной популярностью в Америке и нам предложили ее исполнить во время концерта. Отсюда уже придумай что-нибудь и это разрастется до невероятных масштабов. Шаг за шагом мы пришли к международной русско-американской программе культурного обмена на уровне посольств и это очень позитивно, я считаю.

Как продвигается работа по созданию «Антологии симфонической музыки»?

А.С.: На концерт Хворостовского приезжал представитель «Дойче Граммофон», один из ведущих продюсеров этой компании. Он работал с Плетневым, Гергиевым, Мацуевым. Нам посчастливилось с ним подружиться. Он тоже слушал нас очень внимательно, придирчиво. Идея музыки композиторов Татарстана очень важна для меня. Это грустно, но если мы говорим о каких-то серьезных мировых пространствах, то также как раньше не было оркестра Татарстана в этой системе координат, к сожалению, это факт, мы на сегодня не можем позиционировать музыку композиторов Татарстана. В лучшем случае ее не слышал никто никогда, в худшем – вообще не знают, что такие люди были. Моя задача – максимально расширить аудиторию слушательскую и в «Sony Classics» есть очень много направлений, которые идут по каталогам, например, страница – классика или только опера. Нам удалось немного схитрить. Это очень сложный аналитический срез, который я вам сейчас рассказываю, надеюсь, что вы меня правильно поймете. Для того, чтобы попасть в эту структуру мы не можем предлагать играть музыку Малера, так как есть венский оркестр, который позиционирует себя как эксклюзивный исполнитель его музыки. Каждое направление имеет своих лидеров. Нам удалось так договориться, что в этом направлении ориентальной музыки мы будем позиционировать Татарстан. Это правильно. Это очень заинтересовало наших коллег. Тем более, это важно в преддверии Универсиады.

После этого, мы начинаем думать, что же мы будем писать. Для того, чтобы привлечь внимание серьезных людей мы договорились о том, что начинаем с композиторов, которые всемирно известны и имеют отношение к Татарстану. Это своего рода такой ход, благодаря которому, послушав классиков, люди заинтересуются нашей работой. Мы договорились, что на первом диске будет музыка Рахманинова и Губайдулиной. Второй диск мы целиком посвящаем уже ушедшим классикам. Это будет 4 сочинения разных композиторов – Сайдашев, Жиганов и так далее. Каждый диск будет длиться 1 час 20 минут. Третий диск – это будет опера «Белый волк», который сейчас уже пишется. Мы представим и классиков и современную оперу. Таким образом, я даю сигнал нашим композиторам – пишите. Уже в августе, когда оркестр выходит из отпуска, мы начинаем работать над этим.

Материал подготовила Люция КАМАЛОВА.


Подписывайтесь на нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter