Все новости Татарстан Россия

Интервью и комментарии

Курбан БЕРДЫЕВ:

5 января 2012, 13:07

Курбан БЕРДЫЕВ: «Снимать фильм разрешал не везде, на теоретические занятия не пустил»

Заключительная часть эксклюзивного интервью ИА «Татар-информ» главного тренера ФК «Рубин» Курбана Бердыева.

О Гинере, Думбия и разнице между Казанью и Москвой

Давайте еще о деньгах поговорим. Например, о том, почему никто не вспоминает трансфер Натхо, которого купили дешево, за 600 тысяч евро, и который с лихвой уже отработал эти деньги?

К.Б.: В этом плане многое можно вспомнить. В тех 60 процентах востребованных игроков, о чем я вам говорил, и Нобоа есть, которого мы взяли бесплатно. И Ансалди, за которого мы хоть отдали чуть больше 4 миллионов евро, а сейчас можем выручить в два раза больше.

То есть вернуть потраченное можно?

К.Б.: С лихвой! И при этом даже приобрести молодых и перспективных. Но в этом случае нужно будет ждать, и результат не гарантирован. Вот этот момент очень сложный. А продать 60 процентов игроков сейчас можно запросто – за две недели управимся.

Как найти золотую середину между интересами бизнеса и результатом?

К.Б.: Прежде всего, нужен опыт, такой опыт, какой есть у Евгения Гинера (президента и владельца ПФК ЦСКА – прим.А.Е.). При всех наших с ним отношениях, я, как профессионал, скажу: он умеет работать и у него многому можно научиться. Мы тоже стараемся идти этим путем – исключение составил Карадениз, с которым мы в его 32 года подписали 4-летний контракт, поскольку он наш, давно в Казани. Если же продолжать говорить о ЦСКА, то у них очень мощный состав россиян, которые ничуть не хуже легионеров. Поэтому Гинеру легче эти перестановки делать, кого-то продавать. А если посмотреть трансферы ЦСКА, там тоже не 100-процентное попадание. Но с Сейду Думбия они попали в «яблочко». Мы с этим мальчиком работали еще до ЦСКА. Я сам ездил смотреть Сейду, потом Мухамадиев ездил, но мы не смогли найти тех денег, которые ЦСКА заплатил. Были бы деньги – был бы и Думбия.

Гинеру проще еще и потому, что он и принимает решение о трансфере, и платит деньги.

К.Б.: И в этом плане, и в том, что ЦСКА – это Москва. Когда легионеру говоришь: «Москва», он это слышит, когда говоришь: «Казань» - очень много вопросов и, соответственно, меняется годовая зарплата.

И какова разница?

К.Б.: 40 процентов, иногда и до 50. Мы даже эксперимент проводили: предлагали игроку московский клуб, он называл одну сумму, потом называли вместо Москвы Казань, и сумма зарплаты в среднем на 30-40 процентов выше становилась.

Быть может, не столько Казань отпугивает, сколько отсутствие прямых авиарейсов в Европу?

К.Б.: Игроки вообще не знают, где Казань и что это такое! Только в последнее время мы стали узнаваемыми, футболисты видят, что «Рубин» регулярно участвует в еврокубках, и они могут себя «засветить». Какой-то интерес появляется, работать немного проще. Но все равно Москва и Санкт-Петербург для иностранцев приоритетней.

Ну а предстоящая Универсиада, та же победа над «Барселоной» в пользу «Рубина» как-то работают? Или нам надо еще очень долго так побеждать?

К.Б.: Думаю, нам надо быть стабильно узнаваемыми. Пока говорить об этом рано.

О фильме и теоретических занятиях

27 декабря 2011 года прошла премьера документального фильма «Команда», рассказывающего о «Рубине». Вам он понравился?

К.Б.: В целом да. Но в нем есть моменты, которые можно было заменить другим материалом. Многие высказывания Александра Петровича остались за кадром. Можно было старую базу показать, они ее снимали, то есть то, от чего отталкивался нынешний «Рубин». Есть такие замечания. Впрочем, я не режиссер.

Почему авторы фильма не дали слово Роману Шаронову, главному старожилу «Рубина» и, не побоюсь этого эпитета, символу команды?

К.Б.: Я об этом же режиссера Мурада Алиева сразу спросил, как только черновик посмотрел, который был раза в два длиннее окончательного варианта. Дело в том, что Роман в 2010 году травму залечивал, с командой был нечасто. А во время приездов съемочной группы в Казань Шаронов был в Германии, в клинике.

С вашим земляком Мурадом Алиевым вы с детства знакомы?

К.Б.: Нет, познакомились буквально за год до начала съемок фильма. Как и с оператором фильма, с которым, как выяснилось, мы учились в железнодорожном техникуме. Но об Алиеве я много слышал, он известный режиссер.

Насколько вам было непросто внедрить съемочную группу в сложившийся коллектив «Рубина»? Ведь они ездили с вами и на сборы, и на матчи.

К.Б.: Сначала расскажу предысторию создания фильма. Идея принадлежит Мураду Алиеву. Он побывал в Казани, затем приехал через некоторое время и, увидев, что здесь происходит, как быстро все меняется, обмолвился: «Можно, - говорит, - и документальный фильм снимать». Этот случай как-то забылся, но когда Мурад второй раз эту тему поднял, мы серьезно с Александром Петровичем поговорили, и Александр Петрович говорит: «Для истории «Рубина» такой фильм был бы нужен». А съемочная группа действительно ездила с нами на сборы и матчи: Израиль, Турция, Испания – где бы мы ни были, они прилетали на 4-5 дней. Но все равно я им не везде разрешал снимать, на теоретические занятия не пустил. Работа есть работа – у них своя, у нас – своя.

Был ли разговор о том, чтобы на основе отснятого, но не вошедшего в фильм материала сделать вторую ленту?

К.Б.: Да, такой разговор был, планируем, поскольку у нашей съемочной группы тоже много материала по сегодняшнему и вчерашнему дню «Рубина», клубов Татарстана. Все это объединить, еще поездить поснимать, чтобы показать, что в республике сегодня с футболом. Безусловно, надо понимать – я надеюсь на это, что «Рубин» будет топ-клубом, и эти кадры через 25 лет, 50 лет будут историческими. Когда через 50 лет люди увидят, что на месте стадиона, где играет их городская команда, был какой-нибудь огород, придет понимание, с чего все начиналось.

О гарантиях Непомнящего и тренировках Лобановского

Что делать для того, чтобы футбол в районах Татарстана стал так же популярен, как хоккей с шайбой?

К.Б.: Сколько у нас крытых катков в районах республики?

Думаю, десятка три.

К.Б.: А искусственных футбольных полей там же – единицы. Именно с полей надо начинать. Не случайно Минтимер Шарипович (первый Президент Татарстана Минтимер Шаймиев – прим.А.Е.) когда-то сказал, что Татарстан станет кузницей хоккейных кадров для России. Так же надо и футбол поднимать, в программе развития республики есть такие проекты, и Александр Петрович (Гусев – прим.А.Е.) говорил об этом на заседании Федерации футбола Татарстана. Конечно, хотелось бы, чтобы полей было больше, но параллельно надо готовить и детских тренеров. У нас есть контакт с Поволжской академией физической культуры и спорта, но хотелось бы, чтобы все это двигалось побыстрее.

На премьере фильма «Команда» был Валерий Непомнящий, о котором вы очень тепло высказались перед началом показа, заявив, что он сыграл большую роль в вашем становлении как тренера. Можно об этом чуть подробнее?

К.Б.: Кузьмичу я благодарен за свою тренерскую карьеру. Я уже рассказывал на премьере фильма, как он, имея огромный авторитет в Турции, приглашает никому не известного пацана, и гарантирует руководству «Генчлербирлиги» – а турки только под гарантию соглашались, что будет результат. Вдумайтесь: гарантирует! Когда президент «Генчлербирлиги» Ильхан Джавджав спросил: «Валерий ходжа, ты гарантируешь, что будет результат?», Валерий Кузьмич ответил: «Я гарантирую, что будет лучше, чем было». Никогда не забуду: когда первый сбор с «Генчлербирлиги» проводил, с объемными неинтенсивными тренировками, они вообще ничего понять не могли. Только когда мы на второй сбор уехали, и пошла интенсивная работа, президент клуба вздохнул. А до этого все время звонил Валерию Кузьмичу: «Слушай, что он делает?!» Непомнящий его успокаивал, уверяя, что я нормальный тренер и все правильно делаю. Потом когда у нас пошли удачные игры, президент окончательно успокоился. Вот поэтому я к Кузьмичу с такой симпатией отношусь, у него многому можно научиться: умению разговаривать, слушать, преподнести тот или иной вопрос…

По поводу того, что турки не понимали ваших тренировок. Я вспомнил 2003 год, когда на предыгровые занятия «Рубина» еще можно было попасть – на одном из них вы довольно резко выговаривали игрокам за то, что они все делают медленно, и требовали работать на максимальных скоростях. Это требование – из школы Валерия Лобановского?

К.Б.: Я сейчас не вспомню ту тренировку, но у Лобановского многому можно было научиться. Я, еще будучи игроком, смотрел тренировки киевского «Динамо» - было это в Леселидзе (поселок в Абхазии, где проводили предсезонные сборы советские футбольные клубы – прим.А.Е.), динамовцы тренировались на соседнем поле в разное с нами время, и я до или после своей тренировки наблюдал за ними. Та интенсивность, с которой они работали, меня просто поражала. Я тогда мальчишкой только приехал в алма-атинский «Кайрат» и на своих тренировках уставал так, что еле до номера доходил. И когда смотрел занятия киевлян, думал, что я бы с них просто не выполз – настолько мощные, интенсивные тренировки были. Но Лобановский подбирал игроков под это, его знаменитые работы по квалификации нагрузок подтолкнули к размышлению многих тренеров.

Но вы ведь не все берете от Лобановского?

К.Б.: Нет, от каждого тренера по чуть-чуть, а что-то и свое есть. Но работы Лобановского я прочитал и через себя пропустил – многое применял, работая еще в Казахстане.

В итоге-то что-то свое получается на выходе? Чувствуете это?

К.Б.: Безусловно. И потом, то ощущение футбола, его понимание еще с тех времен, когда сам был игроком – все это осталось. И многие близкие мне люди, которые знают меня как игрока и могут в любое время сказать мне все, что думают – это ребята, с кем играл или мои друзья – удивляются: тебе-то самому, говорят, не противно смотреть, как твоя команда «десять сзади» играет? Ты же совсем в другой футбол играл! Эти люди знают мое мировоззрение как игрока, но когда я им объясняю, что для развития инфраструктуры нужен результат, начинают понимать. А вот теперь, когда у команды что-то стало получаться, звонят и говорят: «Наконец-то ты стал хоть немного на себя похож».

Александр ЕГОРОВ, «Советский спорт», специально для ИА «Татар-информ»
 


Подписывайтесь на нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter