ПОГОДА +7 oC
Пробки 1 балл, На дорогах свободно
Все новости Татарстан Россия
Актуально
В Сармановском районе два подростка получили серьезные травмы во влетевшей в столб легковушке
Эмиль Губайдуллин: Цель у РТ одна — провести лучший чемпионат WorldSkills в истории
Делегатам Всемирного фестиваля молодежи и студентов показали обычаи 173 народностей Татарстана
Участники XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов сыграли в футбол с татарстанцами
Челнинский депутат Сергей Яковлев потребовал, чтобы прокуратура проверила организацию сельхозярмарок

Интервью и комментарии

Минтимер ШАЙМИЕВ:

23 декабря 2011, 18:03

Минтимер ШАЙМИЕВ: "Совершенствуя политическую систему, мы не должны покушаться на исключительные полномочия субъектов"

В ходе недавней "прямой линии" с гражданами Премьер-министр РФ Владимир Путин выступил с инициативой, поддержанной Президентом страны Дмитрием Медведевым, о необходимости вернуться к выборности губернаторов и о новом порядке формирования Совета Федерации. Кроме того, премьер обещал подумать о создании министерства по делам национальностей РФ. Государственный Советник Татарстана Минтимер Шаймиев в интервью  "Интерфаксу" поделился своим видением этих вопросов.

Минтимер Шарипович, как вы оцениваете инициативу Путина по выборности губернаторов через представление парламентскими партиями и прохождение через "президентский фильтр"?
М.Ш.: В последнее время и президент, и премьер-министр России в ходе последней избирательной кампании, да и во время встреч с населением неоднократно поднимали вопрос о необходимости совершенствования политической системы страны. В нынешнем меняющемся мире совершенствование политической системы, особенно для нашей страны, которая еще находится на марше как политических, так и экономических реформ, является весьма актуальным. И то, что сейчас высказана мысль о необходимости возвращения к всенародному избранию губернаторов, является важной составляющей изменения политической системы, тем более в федеративном государстве. Если уж в унитарных государствах в большинстве случаев руководители регионов избираются, то в случае федерации это исходит из самой сути федеративного устройства. В то же время, я бы не стал связывать ранее принятые временные отступления, прежде всего, отход от всеобщего избрания губернаторов с чьим-то желанием или нежеланием. Начиная с 90-х годов, политическая реформа в нашей стране происходит очень сложно: возникали острые конфликты, угрожающие целостности страны, не говоря уже о неурядицах в самой экономике и социальной сфере. Но сейчас страна в целом обрела опыт взаимодействия разных уровней власти и это делает возможным прямые выборы губернаторов, руководителей республик неизменной нормой формирования власти на уровне субъектов федерации. В то же время, необходимо при этом четко продумать все моменты, создав действенный механизм обеспечения волеизъявления населения.

Вы имеете в виду ситуацию с разграничением полномочий между федеральным центром и регионами?
М.Ш.: Мы в свое время очень серьезно занимались разграничением полномочий. В 2002 году Комиссия по разграничению полномочий между федеральным центром и субъектами федераций под руководством Дмитрия Козака подготовила ряд законодательных предложений. Но, к сожалению, по истечении около десятка лет после этого, эти разграничения оказались во многом размыты. Потому что федеральные министерства не захотели отдать свои полномочия, обговоренные в ходе работы этой комиссии. Вместо реальной передачи ряда федеральных полномочий появились многочисленные федеральные структуры на местах, которые сейчас стали и для центра настоящей головной болью.

Как вы считаете, зачем нужен "президентский фильтр"?
М.Ш.: Новый порядок выборности губернаторов, предлагаемый президентом и премьером РФ, скорее, не будет являться самостоятельной функцией самих субъектов Российской Федерации, поскольку предполагается "президентский фильтр". С моей точки зрения, учет мнения федерального центра должен быть направлен не на вмешательство в волеизъявление избирателей, а на заботу о состоятельности предлагаемого кандидата в связи с дальнейшим расширением передаваемых на места федеральных полномочий. В данном случае, и с политической, и с правовой точки зрения отработка механизма рассмотрения потенциальных претендентов на должность глав субъектов со стороны президента и партийных фракций региональных парламентов становится объяснимой.

Какие "подводные камни" может таить под собой новая схема?
М.Ш.: Нужно хорошо продумать случай, если предложенная какой-либо партией и поддержанная президентом кандидатура не пройдет всенародное голосование. Ведь тогда это будет фактом недоверия, одновременно, и этой партии, и руководителю государства. А если это случится в нескольких регионах? Поэтому "президентский фильтр" должен быть в возможно мягкой форме. Скорее, президент должен будет поддерживать одновременно нескольких кандидатов на должность руководителя региона.

А как, на ваш взгляд, должна выглядеть процедура отзыва губернатора?
М.Ш.: Я считаю, это – прерогатива народа, то есть, самих избирателей. Ни о каком праве отзыва административным путем всенародно избранного главы субъекта федерации не должно быть и речи. Народ избрал, народ должен и отзывать, поскольку изначально власть принадлежит народу. Если губернатор "проштрафился", есть судебные органы. Можно инициировать референдум о доверии. Вопросов по этой новой процедуре немало, но в любом случае, это – прогресс, это показатель дальнейшей демократизации нашего общества.

Вы согласны, что аналогичная схема может быть применима и к формированию Совета Федерации?
М.Ш.: Считаю, что нет, так как действующая Конституция РФ не предусматривает выборность членов Совета Федерации. Если говорить о прямом тайном голосовании по кандидатурам сенаторов, то тогда надо изменить Основной закон, а есть ли в этом необходимость? Почему в России появилась верхняя палата? Из жизненной необходимости представления субъектов федерации в парламенте страны. Словом, это - палата представителей субъектов федерации, палата федеративного государства, то есть, как раз та форма, которая отражает федеративность нашего государства. Потому в Конституции и написано, что Совет Федерации должен формироваться именно из представителей органов власти субъектов РФ. Другое дело - необходимость ужесточения регламента Совета Федерации в целях исключения попыток нарушения Конституции страны, не оставляя лазеек для соблазна. Не секрет, были случаи навязывания регионам кандидатов в сенаторы. Есть и более грубые подходы, к примеру, кандидатуры отдельных бывших сенаторов одного региона дальше навязываются уже другому региону. Уже одно это, по меньшей мере, подрывает авторитет верхней палаты. Безусловно, сенаторами должны быть заслуженные люди, которые работали и работают на ответственных должностях в том или ином субъекте, и могут полноценно представлять как законодателей, так и руководителей своего региона.

Важна ли партийная принадлежность сенатора?
М.Ш.: С моей точки зрения, верхняя палата должна быть сформирована исходя не из партийной принадлежности. Она должна быть надпартийной палатой по одной простой причине: у верхней палаты есть функции, связанные с формированием правовой системы и ее высших органов, например, избрание Генерального прокурора. Так что я считаю, что нет никакой необходимости менять порядок ее формирования. Совершенствуя политическую систему, мы не должны покушаться и на исключительные полномочия субъектов Федерации, предусмотренные действующей Конституцией РФ.

В этой связи хотелось бы вновь спросить про такую конституционную норму как наименование главы субъекта Федерации.
М.Ш.: Наименования глав субъектов, по Конституции РФ, это тоже исключительные полномочия самого субъекта, это – не предмет совместного ведения между федеральными органами и органами власти регионов. Какое решение по данному вопросу примет законодательный орган субъекта, так тому и быть. Я недавно был в Италии на Средиземноморской бирже археологического туризма в городе Пестум провинции Салерно. Так вот эту провинцию возглавляет президент, и никого это не смущает, скорее, вызывает чувство гордости у населения региона. В последнее время, что очень важно, руководство страны уделяет большое внимание проблемам независимости судов, укрепления правового поля. Эти процессы обнадеживают, думаю, что иных подходов не должно быть и в части соблюдения конституционных прав субъектов Федерации.

Почему, на ваш взгляд, необходим Миннац и как должна выстраиваться его работа?
М.Ш.:Прежде всего, я считаю, что национальная политика в стране должна быть одним из важнейших приоритетов в деятельности Президента Российской Федерации. Министерство по делам национальностей должно появиться, но это – рабочий орган, который должен проводить в жизнь политику, исходящую непосредственно от президента страны, направленную на объединение, на укрепление единства Российской Федерации, соблюдения прав ее народов. Хочу подчеркнуть: президент избирается всеми народами Российской Федерации и обязан исходить из их интересов. Следовательно, у национального меньшинства не должно появляться чувство неприятия того, что делается в этой сфере федеральным центром. Безусловно, демократизация Российской Федерации – процесс очень сложный, и его нельзя упрощать. В то же время, общество должно быть уверено, что президент страны держит данный вопрос в центре внимания внутренней политики. Мы зачастую как бы боимся признать наличие национальной проблемы, требующей терпеливого, вдумчивого подхода в поисках путей ее решения. На наших глазах провозглашаются отраженные в уставах некоторых партий идеи национализма большинства, появляются и другие разрушительные движения. Особенно насторожили лозунги, прозвучавшие в ходе недавней предвыборной кампании от лидеров отдельных партий – ЛДПР, отчасти КПРФ, да и от других политиков, точнее, политиканов. В частности, лозунг "Россия – для русских", который вызывает, мягко говоря, недоумение среди людей не русской национальности. Если мы терпеливо относимся к таким лозунгам, значит, мы вступаем на путь разрушения страны. Эксплуатировать такие призывы взрывоопасно. Они должны получать незамедлительный и сильный отпор со стороны и власти, и общества. Мы все должны понимать, что провозглашение национализма большинства укрепляет национализм меньшинства. Оба явления архиопасны, но первый – более всего. Вот уже некоторые начинают твердить, что в России должна быть единая русская нация – имея в виду воплощение в нее всех и вся. Во-первых, это обижает самих русских. Русская нация изначально самодостаточная и объединяющая, но это не говорит о том, что сами русские хотят идентифицироваться еще с какими-то другими нациями, например, татарами, чувашами, башкирами, любыми другими. Нельзя забывать и о конфессиональной принадлежности. И что же, в России могут появиться десятки миллионов "русских мусульман", "иудеев", " буддистов"? Кто-нибудь задумался об этом? Полагаю, это не понравится и самим русским, исконно православным.

А как вы относитесь к слову "россияне"?
М.Ш.: Россияне – это абсолютно приемлемое определение, оно всем нравится. Эта форма давно найдена: еще классик башкирской литературы Мустай Карим (1919-2005) писал: "Не русский я, но россиянин!". Россиянин – всем нравится, это наша данность.

Спасибо, Минтимер Шарипович!


Подписывайтесь на нас в Telegram

Если вы нашли ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl + Enter